Медным тазом

Медным тазом

Рецессия в цветной металлургии тянет в пучину экономических проблем не только предприятия, но и целые города. Четыре из них имеют повышенные риски стать очагами социальных взрывов.

В начале февраля 2009 года после более чем трехмесячного простоя запущен «Уфалейникель». Предприятие было остановлено еще 27 октября прошлого года из-за нецелесообразности производства никеля при сложившейся рыночной конъюнктуре: себестоимость тонны продукции - около 26 тыс. долларов, цена на мировых рынках - около 8 тыс. долларов. Комбинат стал одной из первых на Урале жертв экономического кризиса. Для Верхнего Уфалея с населением менее 34 тыс. человек остановка градообразующего предприятия со штатом в 3,5 тыс. работников грозила крахом муниципального масштаба. Так с конца октября на Урале заговорили о появлении социальной напряженности в монопрофильных городах.

Темой этого номера «Эксперт-Урал» открывает серию публикаций, посвященную проблемам промышленных городов Урало-Западносибирского региона. Нам видится логично проводить анализ в отраслевом разрезе, так как особенности экономической рецессии носят выраженный отраслевой характер. Начнем с одного из крупнейших секторов в экономике Урала, первым столкнувшимся с кризисными явлениями, - цветной металлургии.

Из числа вторых и малых городов региона для анализа мы отобрали 14, в структуре промышленности которых преобладает цветная металлургия. Основная часть - девять - находится в Свердловской области, Челябинская область представлена тремя, Оренбургская - двумя (подробнее см. карту). На территории выделенных городов действуют 17 предприятий, относящихся к цветмету и входящих в восемь промышленных холдингов, шире всего в рассматриваемых городах представлены УГМК, РУСАЛ и Русская медная компания. Более половины предприятий специализируются на производстве меди, четыре крупных производят алюминий, три - никель и одно (ВСМПО) - титан (таблица 1). Цель анализа - не мониторинг текущей социальной и экономической ситуации на предприятиях и в населенных пунктах, а выявление муниципалитетов, наиболее подверженных резкому ухудшению социально-экономической обстановки. Основа - открытая статистика 2007 - 2008 годов.

КАРТА: Уральские города с преобладанием цветной металлургии в экономике 

Положение в отрасли

Ценовая ситуация на международных рынках цветного металла сегодня более чем плачевна. 24 февраля на Лондонской бирже металлов (LME) тонна никеля стоила 9,45 тыс. долларов, меди - 3,19 тыс. долларов, алюминия - 1,25 тысячи. По разным оценкам (по состоянию на лето 2008 года), для безубыточности российских предприятий цена на никель не должна была опускаться ниже 15 тыс. долларов за тонну, медь - 3 тыс. долларов, алюминий - 2 тыс. долларов. Раньше всех, в начале октября, за критическую отметку зашел никель, алюминий пробил границу с наступлением ноября. Менее пессимистична ситуация с медью: по данным LME, за грань рентабельности она попала только во второй половине декабря 2008 года.В краткосрочной перспективе улучшения ситуации в отрасли не ждут.

- Проблема у цветников не только в падении цен (это следствие), но и в резком сокращении мирового спроса, например, со стороны мировой автомобильной промышленности, - поясняет заместитель генерального директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. - Выход из кризиса здесь напрямую зависит от состояния мировой экономики, а по этому поводу до сих пор ни у кого нет надежных прогнозов. На начало года положение в развитых экономиках (США и Европе) особых надежд не внушает. Поводов для оптимизма пока не просматривается. Предприятиям остается снижать всеми способами издержки и уменьшать объемы производства для повышения уровня цен. Прежде всего это характерно для производителей никеля, в меньшей степени - алюминия и меди.

Не тешатся оптимизмом и промышленники. Так, РУСАЛ, по словам представителя компании по информационной работе в Уральском регионе Романа Лукичева, придерживается такого прогноза: цены на алюминий к концу 2009 года стабилизируются на уровне не выше 1600 долларов, в 2010-м, возможно, вырастут до 1700 - 1800 долларов за тонну. Алюминщики в таком случае будут балансировать на грани выживания.

Производители никеля и меди некоторое облегчение видят в господдержке.

21 января 2009 года премьер Владимир Путин подписал постановление правительства об утверждении ставок вывозных таможенных пошлин на нелегированный никель и медные катоды. Экспортные пошлины на никель и катодную медь обнулены (ранее составляли 5 и 10% соответственно), на сплавы из меди - сохранены на уровне 10%. Как нам сообщили в пресс-службе УГМК, «это своевременные меры. Падение реализации внутри страны и на прежних мировых рынках мы вынуждены компенсировать поиском новых потребителей за рубежом. Однако действовавшая запретительная пошлина на экспорт катодной меди существенно сужала возможности для маневра в условиях, когда рыночная конъюнктура не сулит ничего хорошего.

С отменой пошлины этих возможностей станет больше, и чтобы воспользоваться ими, мы пойдем на определенные изменения в структуре наших сбытовых потоков».

Три источника проблем

Не секрет, что производительность труда в нашей промышленности существенно ниже, чем в экономически развитых странах. Одна из причин - оставшийся с советских времен груз социальной ответственности. Так, часто градообразующее предприятие вынуждено содержать персонал значительно больше оптимального для обеспечения занятости населения в «подшефном городе». Теперь этот груз может стать непосильным. Соблазн (а главное, возможность) собственников оптимизировать штаты рискует обернуться серьезными социальными последствиями для города.

Первое, что мы сочли нужным оценить, - зависимость занятости населения от предприятий цветной металлургии. В среднем по рассмотренным областям на крупных и средних предприятиях трудится около 30% всего населения. Мы предположили, что это будет верно и для наших городов. Собрав (и дооценив) данные по численности сотрудников рассматриваемых предприятий, мы рассчитали долю работников конкретного завода в числе всех работников города. Согласно федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (от 26.10.02 № 127-ФЗ), статус градообразующего получает предприятие, если на нем трудится не менее 25% всех занятых в экономике города. Тогда, если наши оценки верны, девять предприятий по закону могут считаться градообразующими (см. таблицу 1).

Таблица 1. Рассмотренные предприятия

Самым зависимым от работодателя городом, по нашим расчетам, стала Верхняя Салда с единственным промышленным предприятием - ОАО Корпорация «ВСМПО-Ависма» (см. график 1). Пример Салды давно уже считается каноническим при рассмотрении монопрофильных городов, однако в отраслевом смысле Салда для нас - не образец: на титановом поприще характерных для цветных металлургов проблем, к счастью, не наблюдается. Следующие за ней Североуральск, Гай и Красноуральск - поселения, где на градообразующем предприятии заняты более половины всех работников в городе. Именно здесь возможен самый высокий уровень безработицы и самое значительное падение платежеспособного спроса. Первые с конца в нашем случае - «Режникель» (Реж) и «Южуралникель» (Орск). На этих предприятиях работают менее 10% экономически активного населения городов, и в целом на социальную ситуацию в муниципалитете влияние они имеют незначительное.

Альтернативным работодателем в монопрофильных городах должны выступать малые и средние предприятия. Если в городе развит этот сектор бизнеса, пусть только и в сфере услуг, он будет способен за счет остаточного платежеспособного спроса в течение какого-то времени сглаживать промышленное падение в экономике, вызванное проблемами на градообразующем предприятии. Для оценки уровня развития малого бизнеса в городах мы рассматривали суммарную выручку малых предприятий в 2007 году в расчете на душу населения (см. график 2).

Очевидно, что основные факторы, определяющие уровень малого предпринимательства в промышленных городах, не являющихся региональными столицами, - численность населения и близость к областному центру. Так, развитие малого предпринимательства в сравнительно небольших Верхней Пышме (лидер по этому показателю) и Ревде обусловлено непосредственной близостью к Екатеринбургу. Фактически эти города можно отнести к екатеринбургской агломерации (см. карту). В Каменске-Уральском (182,5 тыс. жителей) малый бизнес может развиваться потому, что в городе есть достаточный собственный платежеспособный спрос и нормальная внутренняя инфраструктура. Кыштым в свете этих факторов - исключение. Скорее всего, развитие малого бизнеса здесь объясняется тем, что Кыштымский медеэлектролитный завод в городе - единственное промышленное предприятие (при этом сравнительно небольшое), а вся остальная экономика представлена малым и средним бизнесом. Аутсайдерами оказались небольшие и удаленные от областного центра Краснотурьинск, Красноуральск и самый малонаселенный город нашей выборки - Карабаш.

Факторы наличия рабочих мест в городе и развития малого предпринимательства давно у всех на слуху. Под лозунгами спасения экономики за счет развития малого бизнеса выстроились уже все региональные и местные администрации. Но что толку? Даже срочными административными мерами ситуацию не изменить. По следующему пункту нашего анализа - зависимости городских бюджетов от градообразующих предприятий - господдержка была бы весьма кстати (см. «Оставить на местах», с. 12). В структуре доходов городских бюджетов 2007 года мы выделили группу поступлений, напрямую зависящую от успешности функционирования предприятий в городе, и противопоставили ее величине дотационной части бюджета (см. график 3). Ситуация здесь отчасти обидная, но предсказуемая: более всего подвержены проблемам с бюджетными поступлениями самостоятельные города с меньшей господдержкой.

Ранжирование городов

Далее, имея результаты расчетов по трем факторам, для получения более детальных выводов мы провели два попарных сопоставления. Для этого по каждому из трех факторов провели простое ранжирование: городу с самой высокой уязвимостью присвоили ранг 1, с самой низкой - 14 (см. таблицу 2). 

Таблица 2. Ранжирование городов 

Город Ранг "Доля занятых в цветной металлургии" Ранг "Зависимость бюджета от предприятий" Ранг "Выручка малых предприятий" Суммарный ранг
Верхняя Салда 1 5 6 12
Красноуральск 4 8 1 13
Краснотурьинск 10 3 2 15
Североуральск 2 7 8 17
Гай 3 2 н.д. н.д.
Ревда 8 1 11 20
Верхний Уфалей 7 9 5 21
Верхняя Пышма 5 4 12 21
Кировград 6 12 4 22
Карабаш 9 14 3 26
Реж 13 10 7 30
Кыштым 11 11 10 32
Каменск-Уральский 12 13 9 34
Орск 14 6 н.д. н.д.
Источник: Оценки АЦ "Эксперт-Урал"    
  группа риска      

Сначала сопоставили долю занятых в городе в цветной металлургии и зависимость бюджета от работы предприятий (график 4). Таким образом, смогли оценить зависимость бюджета города не просто от успешности экономической деятельности его компаний, а непосредственно от функционирования рассматриваемых нами предприятий. Сравните: бюджет Орска сильно зависит от промышленников, однако доля занятых в цветмете там невелика.

А в Кировграде около 40% всех работников трудятся на градообразующем предприятии, однако бюджет города дотационный и сильно не просядет. Графически шесть городов, отнесенных нами в группу риска, сосредоточены в левом нижнем квадрате координатной плоскости, наименее подверженные бюджетным сложностям - в правом верхнем.

Второе сопоставление провели в плоскости «доля занятых в цветмете / развитие малого бизнеса» (график 5). Так мы можем ответить на вопрос, в каких сильно зависимых от градообразующего предприятия муниципалитетах сфера малого бизнеса не сможет послужить демпфером и сгладить промышленный негатив. Группа риска (пять городов) - левый нижний квадрат координатной плоскости. В нее попали почти все города с высокой долей занятости населения на основном промышленном предприятии за исключением Пышмы и Ревды: развитие малого предпринимательства в этих городах в условиях кризиса оказывается чрезвычайно важной опорой местной экономики.
Сопоставление этих нехитрых двухфакторных моделей дает нам метагруппу риска уральских городов. В нее вошли города Свердловской области Верхняя Салда, Североуральск и Красноуральск. Близок к этой группе Краснотурьинск: если просто просуммировать все расставленные нами ранги (см. таблицу 2), то он попадает в зону риска. Однако Богословский алюминиевый завод охватывает лишь четверть работников Краснотурьинска, что в сравнении с Салдой (почти все заняты на ВСМПО) и Североуральском (на ОАО «СУБР» работают три четверти всех занятых в городе) ставит город в менее зависимое от центрального предприятия положение. Также, по нашим ощущениям, в метагруппу должен войти город Гай в Оренбургской области (к сожалению, у нас нет данных о выручке малых предприятий в этом населенном пункте, и на второй координатной плоскости он не представлен). Отметим, что все пять названных городов расположены на почтительном расстоянии (более 200 км) от областного центра.

Группа риска в сегменте моногородов

И это еще не все

Рассмотренные нами базовые источники социально-экономических сложностей в моногородах вовсе не единственные. Велико число и косвенных проблем. Заместитель главы Карабаша Олег Федянин:

- Всего на Карабашмеди сократили очень немного, чуть больше 70 человек. Высвобождение проходило два этапа. Спасло то, что это произошло в начале года, когда в центре занятости еще были вакансии, и люди могли устроиться в сферу ЖКХ, на частные предприятия. Сейчас же проблема занятости обострилась за счет притока уезжавших из города на заработки. Многие работали вахтовым методом в Тюменской области, в Ямало-Ненецком автономном округе, теперь там тоже начались сокращения, и люди возвращаются. Предоставить им постоянные места работы практически невозможно - ситуация с вакансиями стала более напряженной. Так, на прошлом заседании еженедельной антикризисной комиссии нам сообщили, что не осталось ни одной.

Помимо простого трудоустройства градообразующие предприятия проводили множество социальных программ для работников и их семей. Более того, во избежание социальных трений из-за разного уровня соцобеспеченности, компании частенько были вынуждены поддерживать достойный уровень жизни и за пределами предприятий. ВСМПО несколько лет реализует программу санаторно-курортного лечения «Оздоровление и отдых», в Каменске-Уральском на деньги бизнеса построен перинатальный центр. УГМК в городах присутствия содержит около полутора десятков санаториев-профилакториев, детские лагеря, базы отдыха. На деньги «Уралэлектромеди» в Верхней Пышме построен дворец спорта, восстановлен храм.

Сейчас компании будут не в силах выполнять такие повышенные социальные обязательства. В Пышме на аутсорсинг уже выведены строительно-монтажное управление, гостиничный комплекс, спортклуб, Дворец культуры, служба безопасности. По словам представителей компании, вывод непрофильных активов будет продолжен. Начал сокращения в социальной сфере и РУСАЛ, рассказывает пресс-секретарь Уральского алюминиевого завода Светлана Титова: «С баланса УАЗа в Каменске снят ряд непрофильных активов, включая комбинат питания, медчасть, авторемонтные и ремонтно-строительное подразделения, а также некоторые другие организации».
Все эти сложности будут постепенно накапливаться, испытывая горожан на прочность. Ясно одно: производителям цветных металлов и зависящим от них городам придется туго. Города, наиболее чувствительные к проблемам металлургов, рискуют стать очагами социальных взрывов.

В подготовке публикации принимали участие Юлия Кабакова и Вера Степанова

Промышленность в моногородах

Дополнительные материалы:

Оставить на местах

Гибкая налоговая политика и увеличение количества местных налогов помогут муниципалитетам пережить кризис, считает депутат Свердловской областной думы, заместитель председателя комитета по вопросам законодательства, общественной безопасности и местного самоуправления Галина Артемьева

- Галина Николаевна, насколько кризис опасен для бюджетов городов?

- Самая большая часть доходов в бюджете муниципалитета - это межбюджетные трансферты. В Свердловской области 37 муниципалитетов, в которых доля трансфертов в бюджете превышает 70%, по рассматриваемым вами городам - это примерно половина доходов. Также у муниципалитетов есть налоги, которые считаются их собственными: земельный и на имущество физических лиц. Но в городском округе основная часть налоговых доходов бюджета, до 40% всех поступлений, - налог на доходы физических лиц. А раз крупнейшие предприятия сокращают производство, люди отправлены «гулять», соответственно, зарплата падает, налоговых отчислений становится меньше и бюджет недополучает денег.-

Какие статьи затрат будут сокращаться в первую очередь?

- Это дело самого муниципалитета, у каждого по-разному. Безусловно, региональные власти Свердловской области рекомендательным правом пользуются, но рекомендуется что оставить, а не что сократить. На сегодня в числе важнейших статей затрат - зарплата бюджетникам и все коммунальные расходы: здесь ни в коем случае нельзя копить задолженность. Кроме того, питание в школах, дошкольных учреждениях, больницах - население должно ощущать поддержку государства в этих сферах. Мы считаем, что на это должно быть обращено внимание.
- Какие есть способы сглаживания ситуации?

- При текущем законодательстве - продажа муниципальной собственности, закладывание муниципального имущества. Но нужно хорошо себе представлять, что потом это имущество придется выкупать. Стоит выстроить эффективную систему использования муниципального имущества, сдачи его в аренду.

Конечно, можно было бы увеличить доходы с земельного налога на физические лица, но об этом стоило думать чуть раньше. Далеко не все стремятся оформлять землю в собственность (а налог платится только в этом случае): процесс нужно было стимулировать. Чтобы оформить право собственности, требуется целая серия мероприятий: межевание земельного участка, постановка его на кадастровый учет и прочее. Проведенная Федерацией дачная амнистия, которая позволяла упростить процесс, большого эффекта не дала. Кроме того, у нас до сих пор много не введенного в эксплуатацию жилья, под которым земля тоже не оформлена в собственность.

В свое время мы муниципалитетам говорили: найдите способы стимулировать оформление земли в собственность, и будут вам налоговые доходы. Могли бы взять на себя плату за межевание для отдельных категорий населения, пенсионеров например. Но это нужно было делать раньше, когда было достаточно средств в бюджете.

Вообще хотелось бы дождаться законодательной помощи государства. Муниципалитеты давно просят - расширьте спектр местных налогов. Тот же земельный: у нас очень много федеральных объектов, которые от уплаты земельного налога освобождены. Но они же находятся на земле. А транспортный налог - ну не смешно ли - полностью взимается на территории, а целиком уходит в бюджет субъекта федерации. Налог на имущество юридических лиц - хоть какую-то часть оставьте на местах, он ведь тоже на территории собирается. Нужна более гибкая налоговая политика государства. В сложной экономической ситуации она очень актуальна.

Подготовил Глеб Жога

Комментарии

Материалы по теме

«Урал промышленный - Урал Полярный» готовится открыть вакансии

Люди за бортом

Неучтенные жители

Роструд выделит Свердловской области 1,6 млрд рублей

Волков не бояться

Будем как в Зимбабве

 

comments powered by Disqus