Смена караула

Смена караула

В театрах Челябинской области период исхода, прихода и поиска лидеров. Все чаще ими становятся не режиссеры, а менеджеры, умеющие соблюдать баланс творческих и финансовых интересов.

...Позвонила давняя знакомая, столичная околотеатральная дама: «А правда, что в челябинском театре сняли Гурфинкеля и назначили Оренова?». Правда, правда. Только в разных театрах. В минувшем январе в Челябинском академическом театре драмы имени Н.Ю. Орлова уволен (по собственному желанию) художественный руководитель этого театра Владимир Гурфинкель. А в Челябинском ТЮЗе в это же время приступил к выполнению обязанностей главного режиссера (не покидая, впрочем, Москвы) известный критик, телевизионный деятель (наиболее популярна его авторская программа «Фрак народа»), а с недавних пор и театральный режиссер Владимир Оренов.

А был ли худрук?

 Владимир  Гурфинкель
 Владимир  Гурфинкель

Исход Владимира Гурфинкеля был стремительным, но бурным. Ему предшествовало собрание труппы, на котором министр культуры области Владимир Макаров (в свое время, кстати, много лет проработавший директором Челябинской драмы) огласил претензии к худруку: выявленные министерской ревизией 4,5 млн рублей кредиторской задолженности, потеря зрительского интереса к театру (в ноябре-декабре прошлого года было обычным делом, когда на спектакли, в том числе премьерные, в зал на 850 мест продавалось не больше сотни билетов), неоправданно большие расходы на приглашенных специалистов (особенно на супругу и постоянного соавтора Гурфинкеля сценографа Ирэну Ярутис).

Министр оперировал цифрами, худрук — эмоциями: «У вас же есть мое заявление об увольнении, вот и подпишите его!». «Заявления у меня нет, есть несколько записок, оставленных вами в моей приемной. В одной написано “Вы меня не любите, Владимир Николаевич”, в другой — “Гурфинкели на дороге не валяются”. Это все-таки не заявление об увольнении. Хотя, если оно появится, подпишу без раздумий».

Заявление было подано сразу после собрания. Все, кому положено было его подписать (а положено было многим: худрук академической драмы — должность не последняя), включая губернатора Петра Сумина, сделали это фактически в течение суток. Уговоров передумать и остаться не последовало. Явно ожидавший их Владимир Львович сначала растерялся, а потом решил помахать кулаками после драки.

Последовали пресс-конференции на кухне съемной квартиры (служебный кабинет был уже недоступен), походы на телевидение с преданными и легко возбудимыми актерами, контробвинения в адрес министра. Они сводились в основном к тому, что ревизия не выявила ничего сверхъестественного: подумаешь, четыре с половиной миллиона долгов, у академической оперы не меньше, а у областной филармонии на два миллиона больше. Я ничего не понимаю в кредиторских задолженностях, но, слегка перефразируя Жванецкого, хочется спросить: «Может, в филармонии что-то не так?».

Если задолженности и невыполненные финансовые планы для худрука несущественны, что же (помимо любви к театральным жестам) все-таки заставило уйти столь поспешно? Гурфинкель проработал на своем посту три года, а контракт был подписан на пять лет, и по его условиям уволить художественного руководителя досрочно иначе как по собственному его желанию было чрезвычайно сложно. Мне кажется (хотя, наверное, Владимир Львович не признается в этом даже себе самому), главной причиной стало ощущение исчерпанности кредита доверия — театра, труппы, города, публики.

Гурфинкель поставил на сцене Челябинской академической драмы шесть спектаклей. Лучшим стал первый (тогда режиссер еще не был худруком) — игра в советское ретро (в духе михалковских «Утомленных солнцем») по комедии Василия Шкваркина «Чужой ребенок». Такой милый пустячок (длиной, правда, почти в четыре часа), игра, стилизация. Потом была «Поминальная молитва», где декоративные костюмные радости, пение и танцы несколько мешали внятной драматической истории, но она тоже имела зрительский успех. Дальше, со спектакля «Оскар и Розовая дама» на малой сцене, начались проблемы.

Они нарастали с каждой новой премьерой. Стали ясны границы и характер дарования худрука, творческий потолок. Он брался за самое сложное на сцене — разговор о смерти. Получалось либо вымученно и манерно («Самоубийство влюбленных на острове Небесных сетей»), либо просто пошло («Оскар и Розовая дама» и особенно последняя премьера «Настасья Филипповна» по мотивам «Идиота» Достоевского: на ней просто стыдно становилось за театр). Ставить изящные пустячки, как видно, не позволяли амбиции и статус (от худрука ждут значительных работ), а на иное не хватало дара. Мучительно было наблюдать за актерами, особенно молодыми, которым режиссер не мог даже внятно поставить задачу, а уж тем более помочь решить ее. К тому же за последние три года ни один из приглашенных со стороны режиссеров (а среди них были Олег Рыбкин, Георгий Цхвирава, Сергей Пускепалис — имена, известные театральной России) не смог поставить в Челябинской академической драме спектакль, имевший бы зрительский или профессиональный (фестивальный) успех. Прошлый сезон в этом смысле оказался особенно провальным. В нынешнем француженка Кристин Жоли сделала очень симпатичную постановку на малой сцене по пьесе Лагарса «Я была в доме и ждала, чтоб дождь пришел», но она уже не могла спасти общей ситуации кризиса. Ни приличных гастролей (что туда везти?), ни поездок на фестивали, бегство молодых актеров, пустой зрительный зал, сочинение писем губернатору с жалобами на злодея-министра... В общем, агония.

Гурфинкель ушел, потому что не мог не уйти, потому что, велеречиво и многословно изображая художественного руководителя, на деле (и на сцене, и за кулисами) им не был. Только картинка, а не содержание.

Свято место пусто

Освободившаяся вакансия в академической драме не единственная в театрах области, просто самая зияющая.
С начала сезона живет без главного режиссера Челябинский театр кукол имени В.А. Вольховского. С Владимиром Гусаровым, отработавшим на этой должности три года, и достаточно успешно (его последняя постановка «Черная курица, или Подземные жители» на областном фестивале «Сцена-2007» получила детский Гран-при — приз за лучший спектакль для детей), не сочли нужным продлить контракт. С сентября в министерстве культуры области ведутся переговоры с новым кандидатом на этот пост — Александром Бороком. Это человек в мире кукольников очень известный. А челябинский театр для него — просто дом родной: сюда почти четверть века назад его, юного выпускника ЛГИТМИКа, пригласил как актера Валерий Вольховский (с именем этого режиссера связан самый звездный период Челябинского кукольного, 70 —80-е годы прошлого века), здесь рождались первые режиссерские работы Борока (в том числе в созданном им совместно с Сергеем Плотовым «Черном театре»), здесь он уже был главным режиссером. Последние годы живет в Екатеринбурге, ставит по всей России. В Челябинск согласен вернуться на определенных условиях (зарплата, квартира, достойные условия для тех актеров, что приедут за ним из Екатеринбурга). Переговоры идут почти полгода, увенчаются ли успехом, Бог весть. А театр кукол без творческого лидера в этом сезоне пребывает в сумеречном состоянии.

Замерла в ожидании и Магнитогорская драма имени А.С. Пушкина. Ее главный режиссер, ученик Петра Фоменко Сергей Пускепалис, сыграв главного героя в ленте Алексея Попогребского «Простые вещи», что называется, проснулся знаменитым: призы за лучшую мужскую роль на «Кинотавре», в Карловых Варах и еще на нескольких фестивалях. Сейчас у Пускепалиса немало новых кинопроектов, в том числе дебют в качестве режиссера игрового кино. Он пока взял в театре творческий отпуск, но честно предупреждает, что в Магнитку вряд ли вернется.

Кризис формы

Режиссер-постановщик, приглашенный на один спектакль, и художественный руководитель театра, отвечающий за все (финансы и репертуар, актерскую занятость и смену театральных поколений, отношения с публикой и критикой, успех и неуспех, гастроли и проекты), — это две разные профессии. Иногда они совмещаются в одном человеке (пример тому Наум Орлов, руководивший Челябинской драмой три десятилетия до Гурфинкеля), но все чаще — нет. Совмещать получалось и до сих пор получается у режиссеров совсем другого поколения, «священных чудовищ», которые до сих пор возглавляют ведущие столичные театры: 90-летний Любимов в Театре на Таганке, Захаров в Ленкоме, Галина Волчек в «Современнике», Петр Фоменко в своей Мастерской... В провинции таких почти не осталось.

Огромные репертуарные театры для режиссеров поколения Гурфинкеля (ему сорок пять) — как костюм не по размеру. У них хорошо получается руководить маленькими, авторскими, студийными. Судьба нескольких творчески очень успешных челябинских коллективов — тому пример. Камерный театр (художественный руководитель Виктория Мещанинова), сочетающий пристрастия к острому театральному эксперименту с очень точным знанием того, что нужно именно его зрительному залу. Любимцы европейских (и не только) фестивалей: мастерская новой пьесы «Бабы» Елены Калужских и Театр современного танца Ольги Пона. Новый художественный театр с приходом режиссера Евгения Гельфонда и его актерского курса из Челябинской академии культуры обрел новое дыхание, почувствовал интерес к остросоциальным темам (большой общественный резонанс вызвал его спектакль о современной армии «Чморик»). Молодежная студия театра «Манекен», где под руководством режиссера Владимира Филонова создаются, быть может, самые обаятельные и свежие премьеры челябинской сцены.

Но это театры молодые (относительно, конечно: Камерному на днях сравняется двадцать), работающие, как «Бабы» или коллектив Ольги Пона, не столько в репертуарном, сколько в фестивальном формате. А на кого может рассчитывать традиционный провинциальный театр-дом?

А корабль плывет

На хорошего менеджера прежде всего. Такого, кто и деньги считать умеет, и режиссеров приглашать, и баланс интересов соблюдать. Можно называть его продюсером или на западный манер интендантом, но в наших театрах этот человек, как правило, занимает должность директора. Хотя в Челябинской академической опере менеджер Денис Северинов как раз худрук. У театра этого не счесть проблем: то оркестр бастует, то балет разбегается по заграницам. Тем не менее именно здесь в последние годы сформирована сильнейшая оперная труппа (ею руководит Галина Зайцева), появился талантливый молодой дирижер Антон Гришанин, «Пиковая дама» в постановке Алексея Степанюка номинирована на «Золотую маску-2007», балет в прошлом сезоне станцевал вызвавшие сверхординарный интерес постановки Константина Уральского «Ромео и Джульетта» и «El mundo de Гойя» (первое сценическое воплощение сочинения на музыку молодого столичного композитора Валерии Бесединой).

Восемнадцать лет служит директором Магнитогорской драмы Владимир Досаев. Режиссеры (Валерий Ахадов, Борис Цейтлин, тот же Сергей Пускепалис) приходят и уходят, а он остается и держит театр в прекрасной творческой форме. В нынешнем году повезут «Грозу», поставленную приглашенным Досаевым петербургским режиссером Львом Эренбургом и магнитогорским художником Алексеем Вотяковым, сначала в Москву на «Золотую маску», а потом на фестивали в Чехию, Словакию и Францию. В Златоусте, в старейшем драматическом театре области «Омнибус», больше двадцати лет директорствует Александр Романов. Он много лет работал с режиссером Михаилом Поляковым, последнее десятилетие — с Борисом Горбачевским. У театра есть свое творческое лицо, особое достоинство нешумного сценического разговора о главном, своя очень преданная публика. Хочется надеяться, что хороший тандем сложится в Челябинском ТЮЗе у Владимира Оренова с опытнейшим директором Розой Орловой. Пока она поддерживает все начинания главного режиссера, в том числе замысел привезти в Челябинск из Новосибирска выпускников его актерского курса и открыть следующий сезон премьерой «Принцессы Турандот».

В самом молодом театре области, верхнеуфалейском «Вымысле», сложился очень интересный дуэт директора (она же ведущая актриса) Натальи Сахаровой и молодого режиссера Дмитрия Фоминых. Вместе они раз в два года проводят фестиваль муниципальных театров «Новый взгляд», который становится все популярнее. А появление в театре кукол «Золотой петушок» города Озерска молодого директора Владимира Кулика просто вернуло к жизни этот пребывавший в творческом оцепенении коллектив. Кулик пригласил режиссера Наталью Шимкевич, за ней потянулись актеры. Меньше чем за год сыграно несколько полноценных премьер, а в конце марта в Озерске, в стенах театра пройдет всероссийский фестиваль дипломных работ будущих актеров-кукольников «Дип-студия».

Именно в таком интенданте, а не в скоропалительно найденном режиссерском даровании, сейчас нуждается и Челябинская академическая драма. Кажется, это понимают в областном министерстве культуры и ведут поиск именно в этом направлении. Лучше хороший театральный менеджер, чем худрук-фантом

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus