Любите Родину — мать вашу

Любите Родину — мать вашу
Любите Родину - мать вашу
Фото: Константин Зубов
Ф
евраль — один из двух наиболее «патриотических» месяцев в году. День защитника Отечества 23 февраля сделался своеобразным «филиалом» Дня Победы 9 мая: таково следствие смены общественного строя и пересмотра итогов последнего столетия нашей истории. Это естественно и неизбежно в стране, где самому слову, означающему любовь к родине, неизменно предшествует приставка «военно».

Убедиться в военном уклоне нашего патриотизма не трудно, обратившись хотя бы к сайту министерства культуры Свердловской области: здесь перечислены мероприятия, проведенные в месячник защитника Отечества. Вот только некоторые: передвижная выставка «Урал в годы Великой Отечественной войны», интерактивные занятия для детей «Фронтовой привал», дет-ская игровая программа «Русский солдат умом и силой богат», открытый фестиваль молодежных клубов гражданскопатриотической направленности «Лучшие парни нашей страны», игровая книжная выставка «Про шпионов и разведчиков» (к 100летию Зои Воскресенской) и просто книжная — «Военные лица», киномероприятия для учащихсякадетов «Уроки мужества». А кроме областных есть еще и события городского масштаба. В этом пышном военнопатриотическом перечне совершенно теряются упоминания, например, о семинарепрактикуме «Праздник “Масленица” в народной культуре» и семинарепрезентации «Лики Урала»: их скромно и без помпы провел в том же месяце Свердловский областной дом фольклора.

Изучение и сохранение народных традиций, «популяризацию опыта традиционной культуры, обеспечение конституционных прав граждан на пользование национальным достоянием» (так официально сформулированы уставные задачи Дома фольклора) государство у нас, конечно, поддерживает. Но в четвертую и пятую очередь. Очевидно: приоритеты в области культуры и идеологии у него другие. Какие фильмы получают финансирование по разряду «патриотических»? Разумеется, «про войну». (Иногда выходит неловко, как в случае со «Сволочами» и «Полумглой», когда на деньги Федерального агентства по культуре и кинематографии снимается кино совершенно антироссийское и сознательно фальсифицирующее историю.) А какой вопрос предлагает россиянам ВЦИОМ? Правильно: «Следует ли школам и вузам заниматься военнопатриотическим воспитанием молодежи?». «Да», безусловно или с оговорками, отвечают 93% россиян (данные на конец 2006 года). И хоть бы кто-нибудь задался вопросом: разве патриотическое воспитание без милитаристской приставки невозможно?

Пуля дырочку найдет

Андрей Бобрихин

Андрей Бобрихин: «Традиционная культура — это культура прежде всего естественная»

Уважение и даже преклонение перед людьми, ценою жизни защитившими отечество в час войны, — великое, святое чувство. Но противоестественно строить патриотическое воспитание общества в мирное время исключительно по законам времени военного. Советская пропаганда это учитывала: фильмы о победах на войне уравновешивались картинами о достижениях мирного строительства. Так выстраивалась пусть во многом ложная, но гармоничная картина мира. Однако в последние десятилетия мирную проповедь патриотизма сменила сначала самоуничижительная истерия («ненавижу эту страну»), а после бодрые звуки военных маршей.

В обществе, граждане которого не умеют любить родину в мирное время, неизбежно возникают любопытные социологические перекосы. По данным ВЦИОМ на конец 2006 года, патриотами считают себя 83% россиян. При этом 62% не видят ничего предосудительного в переезде в другую страну, 40% считают допустимым уклонение от службы в армии. Вциомовский «патриот» напоминает персонаж известного анекдота, проводящий дни на диване: «Если завтра война, а я устал?».

В отсутствие реального внешнего врага милитаризированный патриотизм неизбежно приводит к поискам врагов мнимых. А кто ищет, тот всегда найдет. Едва ли власть осмелится в этом признаться, но вспышки национализма и ксенофобии — во многом результат государственной патриотической политики. Вы учите тому, что патриот — это тот, кто с оружием в руках защищает родину от врага? Прекрасно, дайте-ка нам оружие, а уж врага мы отыщем сами…

Это все мое, родное

Между тем альтернатива этому одностороннему и не слишком эффективному подходу существует. И большинство россиян интуитивно понимают, в каком направлении двигаться. Тот же опрос ВЦИОМ показывает: 50% опрошенных видят патриотизм в укреплении семьи и воспитании детей, 47% считают патриотизмом уважение традиций. Оба эти стремления сливаются в том чувстве, которое поэт назвал «любовь к родному пепелищу», «любовь к отеческим гробам». Именно приобщение к родной традиции — источник естественного патриотизма, а уважительное и внимательное знакомство с традицией чужой — залог добрососедского сосуществования людей разных национальностей и культур, уверен директор Дома фольклора Андрей Бобрихин.

— Андрей Анатольевич, но горожанин сегодня так далек от культуры традиционной…

— Традиционная культура — это культура прежде всего естественная, и базируется она на естественных межвозрастных и межполовых человеческих отношениях. Просто появляются новые формы взаимодействия человека с традицией. Например, архетипы отношения к пространству у горожан те же, что и в традиционной культуре: только вместо икон в «красном углу» ставят телевизор. А посмотрите, как играют дети. Скоро начнется весна, и девочки будут выносить на улицу кукол, делать из грязи «кашку» — таковы архетипы древнейшей сельскохозяйственной магии. Мальчики сооружают штабы, строят что-то на деревьях, собираются в ватаги, чтобы осваивать пространство. Все это очень древние вещи.

Если традиционной культуре не препятствовать, она сама прорывается в нашу жизнь из генетической памяти, особенно когда происходит что-то значительное: трагическое — как болезнь и смерть, или радостное — как свадьба или рождение ребенка. В такие мгновения человек отчетливо ощущает связь с миром, с родом, с тем, что было и что будет на этой земле. Но часто не умеет ее выразить: естественные родники души «заасфальтированы». Ему надо подсказать, как быть в той или иной ситуации, как найти пространство для выхода эмоции. В этом мы видим свою задачу, если хотите, миссию: не механически собирать и сберегать никому не нужные мертвые вещи, а дать современному человеку то, в чем он нуждается, — глоток естественного миробытия.

— Каким образом?

— Смотрите, вот появляется ребенок: какую боль иногда испытываешь от немоты, когда не знаешь, как его убаюкать. Мы знакомим матерей с колыбельными песнями. Всем известно чувство неловкости на свадьбе или на похоронах: мы рассказываем об обрядах, объясняем, как себя вести. Важно, что народная культура обладает естественной компенсаторной функцией, складывавшейся тысячу лет. Например, плачи в свадебных обрядах — это компенсаторные механизмы: женщина, таким образом, заранее готовилась к сложностям, которые ждали ее в семейной жизни. Исплакавшись, невеста готова была нести тяготы брака. Разводов было меньше. И не только потому, что пары венчались в церкви, — настрой был соответствующий. 

— Но этого мало: связь городского человека с нормами традиционной культуры, проистекающими во многом из культуры крестьянской, слишком слаба.

— Народная художественная культура дает нам понимание того, как человек может сам творить эстетику этого мира — не покупать, а именно творить. Крестьянин не разделял — вот у меня ткацкий станок или грабли, а вот «произведение искусства», чтобы повесить его на стену. Все, что он делал, было так или иначе эстетически оформлено. Рожали, хоронили, выдавали замуж, шли на работу — с песней. Любое действие, таким образом, становилось произведением искусства.

А когда человек действует в мире как художник, он, вопервых, повторяет образ Бога, а вовторых — как творец берет на себя ответственность за то, что делает. Такой подход — гарантия того, что этот мир, эта земля, эта жизнь будут нам дороги, что мы не захотим покинуть их своевольно и будем заботиться, чтобы жизнь наших детей проходила в том же духе. Вот к чему нам в первую очередь надо приобщаться в традиционной культуре.

— Получается, главное, чему учит традиция — ответственность?

— Именно. Ответственность, возникающая оттого, что человек берет на себя обязанность отвечать за результаты своего труда, за своих предков и за своих детей. Оперевшись на нее, мы решим многие проблемы — внутренние и внешние, духовные и экономические. Люди, желающие войны, найдутся в любом народе. Я не делю их по национальностям: это могут быть и «русские патриоты», и мигранты. Все они прежде всего ведут себя безответственно…

— А как сделать, чтобы патриотизм не оборачивался национализмом, любовь к родной культуре — пренебрежением к остальным?

— Для себя я давно сформулировал: необходимо дружить «первыми этажами». Вопросы мирного сосуществования решаются не с высоких трибун, а в повседневности. Например, когда в любой момент ты можешь заглянуть в гости к соседу, а он к тебе. Когда на простом человеческом уровне идет общение, обмен дарами, в том числе и материальными — ну на поминки пирожок принести. Это сближает.

И конечно, нам необходимо лучше узнавать культуру и свою, и наших соседей. Нужна грамотная информационная политика. Мы давно предлагаем: давайте покажем фильмы про морщинистых татарских бабушек, про добрых марийских мужчин. Давайте посмотрим, как живет цыганская семья, как празднуют обряды азербайджанцы, как собираются вместе таджики. Узнавая друг друга, мы перестанем дичиться и бояться, поймем что-то и про себя. Это самые простые и самые необходимые вещи. Они не требуют больших финансовых затрат, и они должны быть сделаны.

Сын своей родины

Иностранное слово «патриот» (patria — земля отцов) самой этимологией диктует известную субординацию. Почтительность, преданность — несомненно, но без особой сердечности. Отцов в патриархальном обществе скорее чтят, нежели любят. Но в России родину всегда называли матерью. А матери бывают разные. Мы не первые и не последние, кому приходилось стыдиться за нее и негодовать, но связь на молоке и крови нерасторжима. Человека, укорененного в родной земле, в родной традиции и культуре, не нужно «учить патриотизму» как нет необходимости учить любви к родителям ребенка, приникшего к материнской груди.

Воинственный «мужской» патриотизм — патриотизм сыновнего послушания и сыновнего долга — сам по себе вовсе не плох. Но ему необходим противовес. Подобно тому, как мать и отец уравновешивают друг друга в семейной жизни, патриотизм традиции и любви должен уравновешивать воинственную преданность родине.

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus