Труба на оба ваших дома

Труба на оба ваших дома
Труба на оба ваших дома
Фото: Андрей Порубов

На этапе в Колыму встречаются двое знакомых. Один спрашивает у другого: «Ну, меня взяли, понятно! Как-никак журналист, а тебя за что? Ты же простой сантехник!». На что несчастный отвечает: «Чинил трубы в райкоме. Меня спрашивают: что делать. Ну, я и ответил, что надо всю систему менять!».

Старый анекдот

Cобрались как-то трое: строитель, чиновник от коммуналки и частник от коммуналки. Все — люди в своих отраслях не последние. Тут по телевизору новости начались. Народ по всей стране под красными флагами требовал снижения тарифов на услуги ЖКХ. Чиновник откомментировал: «Хотели капитализма, вот и получили. Нет денег у коммуналки, кроме как из тарифа. Все подорожало в сотни раз, и только коммуналка бедная отдувается. И если копейки платить — вообще все развалится.
А вы что думаете, коллеги?»…

Не видно реформы

Строитель: Что-то не вижу я пока в ЖКХ рынка. Люди платят немалые деньги, строители возводят за свой счет объекты инфраструктуры, делают отчисления. А коммуналка как была десять лет назад ржавым дырявым ведром, так и остается. Если ЖКХ и модернизируется, то только за счет строителей. Площадок, к которым подведены все сети, просто не существует. Хочешь строить дом — тяни водопровод, теплотрассу, ставь электроподстанцию.

Что характерно, это уже никого не удивляет. Хотя, если разобраться, ситуация абсолютно нелогична с рыночной точки зрения: частные строительные компании за свой счет создают основные фонды ЖКХ. Во всем цивилизованном мире эта отрасль — отдельный бизнес. Я уверен, поддержание коммуналки в работоспособном состоянии должно происходить за счет тех денег, что получают эксплуатирующие организации по тарифам. Никто же не требует, чтобы магазины продавали продукты по цене ниже себестоимости, потому что народ бедный. А сети? Коммунальщики реализуют свои услуги населению, как вы утверждаете, за такие деньги, что на модернизацию ничего не остается. Поэтому деньги тянут со строителей. Поймите, система, при которой ЖКХ модернизируется только и исключительно за счет строительства, — бомба замедленного действия. В городе полно районов, где вообще ничего не строится. И строиться не будет именно потому, что сети древние: приди туда — все придется менять. Этого ни один инвестпроект не выдержит. Сколько коммунальная система в этих районах протянет — год, два, пять?

Чиновник: Вы, дорогой строитель, не правы. Бизнес в коммуналку приходит быстрыми темпами, люди поняли, что это по-настоящему выгодно! Если на начало 2005 года количество компаний частной и смешанной форм собственности в ЖКХ по одной только нашей области равнялось 281, то в конце года их было уже 751. И вообще, у нас сейчас переходный этап от коммунистической системы хозяйствования к капиталистической. Нельзя выплеснуть с водой ребенка: привлекая частные предприятия, мы не должны терять контроль за жизненно важными, а следовательно, стратегическими объектами ЖКХ. Не стоит забывать, что тарифы на услуги ЖКХ должны регулироваться государством: иначе мы загоним в бедность множество тех людей, которым не по карману платить за услуги полную стоимость.

Частник: Говорите, стало больше частных компаний? Да вы просто включаете сюда тех, кто предоставляет жилищные услуги! А они давно на аутсорсинге у тех же строителей. Частника в коммунальную сферу не заманишь. С задачей реформировать ЖКХ силами инвесторов не справился даже Чубайс: продал в итоге Российские коммунальные системы компании «Комплексные энергосистемы», аффилированной с Реновой. А та ведет бизнес в регионах, где у нее стратегические интересы: сырьевая база, переработка, объекты большой энергетики. И делает это для того, чтобы города не заморозить, где ее же сотрудники живут, и чтобы социальную ответственность вам же, власти, показать. Но я как частник не могу тянуть коммуникации к площадке. Денег не хватит. Мне бы с тем хозяйством разобраться, которое вы мне отдали по принципу «ну не выбрасывать же».

Строитель: Полбеды, что нам надо самим тянуть коммуникации к площадке. Сплошь и рядом вынуждают строить инфраструктуру, которая нам не нужна. Предположим, есть объект. При согласовании технических условий говорят: к этому объекту нужно сделать водопровод, и не сто метров, а двести, и теплотрассу — аж километр. Для чего? Чтобы не просто подключить к сетям дом, который мы строим (часто это можно сделать гораздо ближе), а чтобы за наш счет переложить кусок магистрального трубопровода. А у нас нет информации о том, что ближе действительно нельзя подключиться. Может, работники коммунальных служб намеренно вводят нас в заблуждение? В моей практике были случаи, когда в ходе переговоров или с помощью «нужных» людей притязания по длине трубы удавалось снизить вчетверо. У моего коллеги есть личный рекорд: ему удалось «сбить цену» в 20 раз — предлагали тянуть теплотрассу на 800 метров, а врезались на расстоянии 40.

Или другой маневр: требуют тянуть трубы большей пропускной способности, чем нам необходимо. А потом по соседству начинает строить другая компания, имеющая «мохнатую лапу», и ничего в сети не вкладывает. Из-за этого у нас с большой пробуксовкой «распечатываются» большие площадки, которые одной компании не осилить. Никто не хочет быть первым и тянуть трубу не только для себя, но и для всех. Тот, кто придет позже, может, и заплатит. Но только если не найдет альтернативы. К примеру, согласует газовую котельную, и теплотрасса уже не нужна. А ты деньги огромные потратил. До сих пор на слуху история одной компании: ее попросили в администрации протянуть коммуникации для большой площадки, пообещав, что деньги вернут фирмы, которые будут строить рядом. Никто не заплатил. Ребята просели: деньги кончились, на застройку не хватило. Компания разорилась, а их площадку потом просто растащили по частям.

В пользу бедных

Чиновник: Не все так плохо, не драматизируйте. Мы действительно идем на то, чтобы силами именно строительной отрасли модернизировать ЖКХ. Но надо же понимать: строительство сейчас — крайне прибыльная отрасль. Вы зависите от ЖКХ, и кому, как не вам, нести дополнительные расходы? Сами сказали, есть районы, где ничего не строится. Нам нужны ваши деньги, чтобы модернизировать сети именно там! В конце концов, не все меряется в деньгах! Есть социальная ответственность бизнеса!

 Строитель: Такая постановка вопроса мне в принципе непонятна. Моя социальная ответственность: получить площадку и построить на ней качественное жилье, чтобы там был и магазин, и детский сад. Я не могу застроить весь квартал, условно говоря, казино, даже если это выгодно. Социальная ответственность — это когда мы сохраняем и приумножаем рабочие места, вовремя платим зарплату, организуем льготные ипотечные программы для своих сотрудников, платим налоги. А выполнять бесплатно чужую работу, строить сети, которые потом будут эксплуатировать коммунальщики и извлекать доход, — это не социальная ответственность. Это социальная безответственность конкретных людей, которые отвечают за развитие сетей. 

Чиновник: Давайте обойдемся без личных выпадов. Да, вы строите объекты. Но откуда вы взяли, что коммунальное хозяйство приносит кому-то доход? Тарифы не покрывают расходов на эксплуатацию. И поднимать мы их не можем. У нас полно стариков с пенсией по 3 тыс. рублей, а платят за квартиру тысячу. Куда дальше поднимать? Люди и так на улицы выходят.

Строитель: Не нужно демагогию разводить. Я еще не говорю о 10-процентных отчислениях со строительных компаний, которые якобы идут «на развитие инфраструктуры». Что-то я не припомню, чтобы на эти деньги, немалые в масштабах города, подготовили хоть одну площадку. В лучшем случае они тратятся на ремонт существующих сетей. А если уж начистоту, то половина просто разворовывается. Да, пенсионеров жалко. Только им нужно не тарифы снижать, а пенсии увеличивать. 

Чиновник: Конечно, пенсии повышать надо. Но эти вопросы решаются на уровне федерации. Муниципалитеты здесь ничего не могут сделать. И тарифы мы поднимать не можем — они регулируются федеральными органами, установлен предельный уровень роста. Это поможет преодолеть тенденцию, когда коммуналка оказывается виновной в раскручивании инфляции! Но чинить сети надо. Иначе ЖКХ следующей зимы не переживет, людей заморозим. Что прикажете делать? А по поводу десяти процентов — эти сборы уже два года как не обязательны. Они добровольные — кто хочет, тот вносит.

Строитель: Да будет вам! Знаю я те компании, для кого эти отчисления добровольные. Вслух перечислить? А всем остальным вы просто землеотвод не подписываете, пока они вам бумажку о «добровольных» отчислениях не принесут. А что можно делать на муниципальном уровне, я вам как бизнесмен подскажу. Когда частной компании не хватает денег, менеджмент не только ищет новые источники доходов, но и пересматривает структуру расходов. Денег в коммуналке немало.

Вода в решете

Частник: Точно, обороты коммуналки по стране — 3 млрд долларов! Но как деньги тратятся? Вот я живу на этой улице уже 12 лет, и каждый год в одном и том же месте весной раскапывают яму. Ковыряются все лето, осенью закапывают. Когда вижу, что делают, руки оторвать хочется. Хорошую пластиковую трубу, которая при соблюдении технологии прослужит 50 лет, бросают абы как. А ведь это не только зря потраченные материалы, но и эксплуатация техники, и зарплата тех, кто там «работал». Это во-первых.

Во-вторых. Что-то я не припомню, чтобы муниципальные коммунальные хозяйства объявляли конкурсы на покупку материалов. Вот мы, крупная частная компания, по тендеру закупаем материалы гораздо дешевле. Оглянитесь — кругом процветает откатная система. Мы зашли на обслуживание сетей в один город, стали смотреть расходы: в смете на ремонт сети цена на некоторые материалы завышена в восемьсот раз! Конечно, так не везде. Но в два-три раза завысить — дело обычное. То же с оценкой проведенных работ. 

В-третьих. В ЖКХ — громадные потери. Прорвало трубу отопления, струя пара бьет наружу. Как ремонтируют? Приехала бригада, вырезала кусок трубы, перевернула, заварила обратно. Струя в землю бьет, не видно, и ладно. К слову, о пенсионерах. Тарифы на отопление у нас идут за квадрат. Поэтому бабушка оплачивает не только ту гигакалорию, которая дошла до квартиры, но еще и те три, что по дороге потерялись. Так, может, поднять тариф в четыре раза, но брать его только за то, что потребляется на самом деле? Сумма получится та же. А у коммунальщиков появится стимул — снижать потери, которые сейчас относят на тариф.

В том же тарифе, к слову, — накрытые столы для комиссий, которые все ваши затраты признают обоснованными. А потом на гос-уровне объявляют, что коммуналка ответственна за раскручивание инфляции. И все радостно борются за снижение тарифов. Я государственную инициативу о снижении тарифов иначе как полным беспределом назвать не могу! Это убийство частной коммуналки, которая пытается формировать бюджет компании, работать с потребителем. Когда мы формируем тарифы, лишнего не накручиваем. Но растет цена на сырье для нашего товара: электроэнергия, газ, уголь, бензин, железнодорожные перевозки. А нам говорят: как хотите, но продавайте свой товар ниже себестоимости! И любимая чиновниками социальная ответственность — последний аргумент, когда не знают, как напрячь бизнес нести непрофильные расходы. Все это мы проходили. Только факт однозначен: если бы деньги строителей реально шли на обновление ЖКХ, то у нас, как в Лейпциге, было бы три аварии в год, а не в день! Инвестировали бы сюда один раз и больше бы этого делать не пришлось. Коммуналка превратилась бы в привлекательный бизнес.

Чиновник: Как обычно, власть плохая, ничего не делает, а бизнес изо всех сил пытается работать. Но каждый из вас тянет одеяло на себя. А что бы вы предложили, глядя глобально?

Строитель: Рецепт очень простой. Налицо потребность в модернизации сетей. Дело за малым — превратить эту потребность в платежеспособный спрос. Другими словами, привлечь инвестора. Я лично готов инвестировать в ЖКХ. Но именно инвестировать. Ведь что раздражает: допустим, вы не можете построить сети. Нам без них не обойтись, и мы их строим. Но почему нас заставляют построенные за наши деньги объекты бесплатно передавать на баланс коммунальных предприятий? До смешного доходит. У нас нет-нет, да и появляется въедливый дольщик, который спрашивает: вы ведь водопроводную трубу строили, деньги мои на это тратили. Тратили, говорим. Значит, часть трубы мне принадлежит? Теоретически, отвечаем, да. Тогда выделите мне эту часть трубы, а я уже посмотрю, что с ней можно сделать. Признаюсь честно, таким дольщикам мы отказываем, пользуемся тем, что жилищный рынок — рынок продавца и претендентов на метры больше, чем самих метров. Но в принципе такие люди правы. Почему объекты не оставлять у тех, на чьи деньги они построены?

Частник: Потому что все должны заниматься своим делом. Я же не берусь строить дома, и вы не делайте то, что не умеете. Коммунальная отрасль сложна в управлении. Централизованное руководство нужно для того, чтобы вы по частям всю систему не растащили. У вас 15 метров, у других 15 метров. Если каждый начнет ими управлять, у жильцов воды не станет. А мы ответственны за бесперебойное снабжение коммунальными услугами. Мы готовы протягивать к вашим площадкам сети сами, если на это будет муниципальный заказ. Сами протянули, сами обслуживаем. Но кто за это заплатит? Мы сейчас реально собираем плату не со всех, кто уже пользуется, а с тех, кто хочет построить. А в том же Лейпциге все расходы на строительство новых сетей закладываются в общий тариф.

Строитель: Одно другому не мешает. Много бизнесов построено по схеме — собственник (балансодержатель) и те, кто хотят этой собственностью пользоваться. Вот, например, мы строим сейчас теплотрассу от генерирующей станции к комплексу домов. Предлагаю: 1) не включать стоимость теплотрассы в затраты по домам, 2) заключить с энергетиками договор на обслуживание теплотрассы, 3) заключить с ними же договор за аренду нашей теплотрассы или договор за прогон по нашей теплотрассе их тепла от генерирующей мощности к домам и платить нам за трафик. Этот принцип можно применять ко всем объектам, проинвестированным строителями. Как Украина с нас берет за газ, идущий по ее трубе.

Чиновник: Красиво излагаете. Логично и по-рыночному. Но говорил же: нет ни у водоканала, ни у тепловых сетей денег на то, чтобы ваши трубы арендовать или покупать.

Строитель: Тут надо разбираться, в каком объеме получают коммунальщики деньги в тарифах. Я вот постоянно слышу про инвестиционную составляющую. Нужно определиться раз и навсегда: есть она в тарифах, достаточна ли, чтобы обеспечивать развитие отрасли, или ее нет. Если она существует, то и говорить не о чем. Это воровство и безобразие. Потому что деньги на инвестиции собираете вы, а инвестируем мы. Если нет, то ее срочно нужно вводить (увеличивать) и тратить по назначению — на инвестиции. Два варианта: либо сами стройте, либо за счет нее у нас объекты выкупайте.

Частник: Инвестсоставляющая в коммунальных тарифах хитрая. Она как бы есть, но ее вроде нет. Сейчас деньги на ремонты «спрятаны» в завышенных нормативах потребления для жителей. Именно из них финансируются крупные объекты типа строительства дополнительных очистных сооружений. Но идет это годами, денег не хватает. Надо, надо вводить в тарифы нормальную инвестсоставляющую.

Строитель: Вот мы, например, вынуждены были профинансировать очень большую теплотрассу, причем к площадке, которую еще не известно когда соберемся застраивать. Нам обещали, что ее выкупит АО-энерго. Пока мы только потратили кучу денег, а выполнят энергетики обещание или нет, неизвестно. Мы как крупная компания можем себе позволить вынуть такую сумму из оборота. А большинство строителей — нет. Да и ради чего вкладывать средства, не имея гарантий, что они вернутся? Это не инвестиции уже получаются, а сплошная «социальная ответственность», как вы выражаетесь.

Стартовать с малого

Чиновник: Может быть, когда-нибудь объекты и будут выкупаться. Реформа идет, и градус рыночных отношений возрастает. Но чистый рынок придет сюда не скоро. Что можно сделать, по-вашему, прямо сейчас?

Строитель: Как минимум установить единые для всех и прозрачные правила взаимоотношений строителей и ЖКХ. Тут нужно брать пример с электроэнергетики. Там тоже не все гладко, но есть существенное отличие от остальной коммуналки. Повсеместно введены тарифы на подключение. Обоснованы они или с нас дерут втридорога и уместно ли вообще брать какие-то деньги, если мы сами электроподстанцию построили, а жильцы будут за электричество платить, — это отдельный вопрос. Но я на старте могу точно подсчитать, сколько мне придется отдать энергетикам за подключение, ведь суммы известны, и я могу их внести в расходную часть бизнес-проекта.

А вот водопровод, теплосети — русская рулетка. Я прихожу на площадку, начинаю делать проект, готовить документацию. Плачу деньги за согласования и зарплату работникам, трачу год времени. И только после этого узнаю, во что нам выльется тепло— и водопровод. А я уже посчитал, по какой цене можно будет жилье продать. Расходная часть растет, потенциальная выручка прежняя, доходная часть проекта стремительно падает. Строитель по постоянным ставкам должен платить за количество коммуникаций, нужное только ему. Если строится труба, через которую вода пойдет в десять домов, застройщик, который строит один дом, должен оплачивать только десятую часть этой трубы и никак иначе.

Частник: Мое предложение по исправлению ситуации — сесть и договориться. Сейчас непонятна даже не величина тарифа на подключение — это считается. Не ясно, кто именно должен брать тариф на подключение, чье это право — властей или оператора?
С одной стороны, это подключение к системе города, с другой — подключение к услуге, а ее предоставляет оператор. Мы, например, не можем решить эту проблему уже полтора года! Хотя с бизнесовой точки зрения все ясно: город платит деньги, а мы проводим сети и подключаем. Тариф на подключение — это новый блок взаимоотношений застройщика, оператора и власти. Этот процесс надо моделировать, причем именно власти, отстраненной от интересов каждого из бизнесов. Надо вместе садиться и думать.

Чиновник: Я считаю, надо, чтоб государство давало на ЖКХ больше денег. Тогда со строителей деньги брать перестанем и частника в коммуналке обижать не будем.

Частник: Да это разговоры в пользу бедных! Вам очень выгодно, чтобы ЖКХ было постоянно планово-убыточным и аварийным. Потому что когда ЧП, денег не считают, значит, можно тырить. Коррупционная составляющая ЖКХ, по моим оценкам, — 80%. Грубо говоря, 80% всех средств, что идут в коммуналку, растаскивается. Кто же уйдет от такой кормушки? На непрозрачности и нерыночности власть зарабатывает деньги, а руля тарифами для бедных — политические очки.

Чиновник: Я не могу разговаривать с людьми, которые думают только о себе, а о народном благе не пекутся! Вы забываете, что я курирую и строительство, и ЖКХ, а потому вижу проблемы обеих отраслей, и не так узкокорпоративно, как вы. Ответственного разговора у нас с вами не получилось.(Уходит)

Частник: Мы тоже изнутри смотрим. Вот говорят, частник не идет в ЖКХ из-за того, что тариф регулируется государством. Я вам, коллега-строитель, как родному, скажу — ерунда это. В прошлом году тарифы в ЖКХ выросли на 33%, в этом поднимутся еще на 20%. Условия не просто уникальные, они фантастически выгодные. А капиталист вроде еще и капризничает. Мы не идем сюда, потому что внятности нет, четкости и прозрачности. 

Строитель: Чиновники только декларируют свою заинтересованность в частном ЖКХ, в этом я с вами полностью согласен. Вот пример из моей личной практики. Мы построили жилой дом с автономной котельной (понятно, все на деньги дольщиков). На входе газ, вода, электричество, на выходе — тепло в батареях и горячая вода. Управляющая компания с огромным удовольствием взялась обслуживать эту котельную, даже выучили несколько человек на операторов. Еще бы: разница в стоимости между теплом и горячей водой (по тарифам!), которые производит котельная, и газом, водой и электричеством, поступающими в нее, позволяла неплохо зарабатывать. Но городская власть своим решением (!) отдала котельную монополисту. Он ее частично разукомплектовал, начались перебои с теплом. Почему частнику устанавливают препоны? Да все просто. Эдак строители (вариант — жильцы домов) или частные коммунальные структуры станут собственниками сетей по всему городу. А собственность — это власть. И монополисты с мэрией все прекрасно понимают. Кем им останется рулить? Учителями и врачами?

Я считаю, что основное противоречие нашего времени — это капиталистический характер производства при феодальном характере присвоения. Нынешнее государство — феодальная структура в чистом виде. И вмешивается оно вполне по-феодальному в те сферы, где должен царить рынок. Коррупция возникает, как плод сожительства феодализма и капитализма. Думаю, только вытеснение государства из хозяйственной жизни ЖКХ оздоровит отрасль и позволит нам с вами создать грамотную экономическую систему взаимоотношений.

Частник: Приятно удивлен, оказалось, мы вполне можем найти общий язык.

Строитель: Аналогично, коллега. Думаю, стоит встречаться чаще, глядишь, и договоримся о чем-нибудь. Только давайте в следующий раз без посредников. Тут третий точно лишний.

P.S. Все персонажи разговора вымышлены, хотя имеют несколько реальных прототипов. Совпадения с реальными фактами и событиями случайны. Авторы за них ответственности не несут.

Комментарии

Материалы по теме

Долг не может отдать только труп

В одной дырявой лодке

Утекай

Естественно, монополия

Дома хозяйка

Эти бы деньги, да в мирное русло

 

comments powered by Disqus