Сравнение времен

Сравнение времен

\" — Отключите, пожалуйста, мобильные телефоны.

— А в наше время телефонов не было…\".

По сцене проползли старик и старушки, мимоходом решив две задачи, тактическую и стратегическую: необидно попросив устранить лишние звуки и настроив на главную тему спектакля — сравнение времен.

Из всех искусств для нас важнейшим является римейк. Любую новую постановку классического произведения можно назвать этим модным словом. Римейк актуален и востребован. В Екатеринбургском академическом театре драмы почти все последние спектакли делались на основе известных, проверенных временем литературных источников: «Репортаж из Тараскона», «Флорентийская мистерия», «Женитьба Бальзаминова». Теперь к их ряду присоединился «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова. Присоединился, чтобы из этого ряда выделиться. Театр, успевший утомить спектаклями гладкими, но направленными вникуда, на сей раз осуществил постановку, во многом шероховатую, с острыми краями, но удерживающую в напряжении.

«Старший сын» в подаче молодого московского режиссера Константина Ларченко, которому помогал главный режиссер екатеринбургского театра Владимир Рубанов, не стремится поразить новациями, но и не раздражает повторами. Он берет понемногу и из традиций, и из современных приемов. От Вампилова сохраняется психологическая основа и нравственный «прайс-лист». (Напомню: это история о том, как молодой человек, чтобы не замерзнуть на полустанке, представился сыном местного жителя и проник в его семью, как он планировал, лишь переночевать, а оказалось — жить, страдать и действительно стать в ней старшим сыном.) От современности — сценический язык, адаптированный ко времени. Это сочетание цепляет молодую публику и не отпугивает опытную.

Ларченко — ученик признанного знатока вкусов масс Дмитрия Астрахана, екатеринбургский спектакль — его театральный дебют. Театр Константин называет искусством без профанации, в отличие от телекино, в котором работал прежде. Тем не менее он успешно пользуется на сцене приемом клипов, утвердившимся именно на экране ТВ. Клиповость — черта видеосознания нынешнего зрителя, ее бессмысленно осуждать, ее надо использовать. Декорации Анатолия Шубина во многом определяют стилистику спектакля. Их шаткая структура (передвигающиеся по сцене качающиеся стены домов) мощно ассоциируется с дырявым советским обществом и его барачным менталитетом.

Стиль ретро здесь становится не только выразительным, но и содержательным средством. Он подначивает: сравните времена. Видите: раньше, в 60-х, вроде и рубашки были похожие, и брюки тоже клеш — но ведь совсем другие. Танцплощадка принципиально отличается от дискотеки. Жизненные реалии изменились: ну кто же впустит к себе в дом незнакомцев… Сегодня одна из первых заповедей, которую внушают ребенку, — не доверяй чужому. Страдания героя-отца из-за того, что он уже не работает в филармонии, а играет на похоронах, и вовсе атавизм: за услуги сейчас платят больше, чем за искусство, а любое, что приносит деньги, пользуется уважением. На этом изменившемся фоне ясно проступает то, что не меняется. Чувства героев, внутренние конфликты, столкновения характеров. Молодой актер Александр Фролов, исполняющий главную роль, убедительно показывает путь от бесшабашного студента до человека, способного взять на себя ответственность за других. Стиль ретро, подчеркивая разницу времен, четко отсекает вечное от сиюминутного, при этом сиюминутное отнюдь не девальвируется: все мы живем сегодня и сейчас. А в вечность попадает, ну, например, Вампилов.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus