Художников, как и публику, нужно воспитывать

Художников, как и публику, нужно воспитывать

— Как вы пришли в искусство?

— Будучи студентами художественно-графического факультета нижнетагильского пединститута, мы посещали мастер-классы московских художников Дмитрия Гутова и Аристарха Чернышева , проходившие в местном музее Изо. После должны были сделать работу самостоятельно. Именно тогда костяк нашей группы — три человека с худграфа — взяли название «Зер Гут».

Владимир Селезнев
Владимир Селезнев

— Сейчас «Зер Гут»'ы живут в Екатеринбурге: здесь более благоприятная атмосфера?

— Мы просто сели в электричку и приехали, хотя все родом из провинции: я — из Нижнего Тагила, двое других — из Красноуфимска и Катайска. Но я бы не сказал, что в Екатеринбурге актуальное искусство всерьез востребовано. Да, есть неплохие фестивали местного Государственного центра современного искусства, хорошие мероприятия организует факультет искусствоведения и культурологии УрГУ. Но все это — «для себя» и узкого круга публики. Событий, которые вышли бы за эти рамки, я не припомню.

— В чем причина: не хватает творческих сил, публика не готова или хромает организационное звено, нет посредника?

— И то, и другое, и третье. Художников, как и публику, нужно воспитывать. А поскольку этого нет, то разрозненные мероприятия, о которых я говорю, ни в какую общую картину не складываются и в качество не переходят.

— Какая структура, на ваш взгляд, могла бы взять на себя такую функцию?

— Дело не в структуре, а в финансировании. Если бы Фонд Сороса, на деньги которого проходила большая часть мероприятий, связанных с современным искусством, не прекратил поддержку своих программ в России, ситуация была бы лучше. Но иностранные фонды готовы помогать в трудный переходный период, а когда этот период затягивается на десятилетие, при этом механизм самостоятельного финансирования так и не выстраивается, они уходят. На Урале, в отличие от Москвы, не развито меценатство в отношении современного искусства. Если речь идет не о живописи, которую можно в спальне или в офисе повесить, то состоятельных покупателей это не особенно интересует.

— Как вы создавали «Всевидящее око»?

— Сидели у меня на балконе, на девятом этаже, пили пиво и снимали всех прохожих. А потом подумали, что это хорошая тема — обратить внимание на тех людей, которых мы, может, никогда больше не встретим…

В пресс-релизе ваше «Всевидящее око» трактовалось, как око Всевышнего. Мне же показалось, что там еще одно прочтение напрашивается: при увеличении вы применяете фильтр, обычно используемый в камерах слежения…

— Это сделано осознанно. Мы вообще хотели запускать видео через мониторы, на которые транслируется запись с камер слежения, чтобы на каждом мониторе изображение выскакивало и как из базы данных появлялась информация о том человеке, который попадает в объектив.

— Как вы можете объяснить интерес государства к современному искусству?

— Это и радует, и огорчает одновременно: как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Не знаю, может быть, политтехнологи посоветовали Путину взять опыт США, где во времена поп-арта художники этого направления финансировались государством и даже ЦРУ.

— Ну, если в нашей стране искусство будет финансироваться ФСБ, ваша работа станет настоящим хитом!

— Как знать, как знать…

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus