Улитка ползущая

Улитка ползущая

Уральский рынок бизнес-образования продолжает развиваться по инерции. Несмотря на экономический спад, провайдеры не ожидают в 2014 году резкого снижения спроса на свои услуги, а падение интереса к одним темам готовы закрывать другими востребованными проектами

Рынок бизнес-образования крупнейших городов Урала в 2013-м вырос, по оценкам, на 8 — 10% по сравнению с предыдущим годом. В лидерах традиционно Екатеринбург, в котором общий оборот в этой сфере превысил 800 млн рублей. На руку образовательным компаниям сыграли как общий оптимизм руководителей бизнеса, так и государственные образовательные программы вроде свердловской областной целевой, в рамках которой на обучение предпринимателей в минувшем году потрачено более 75 млн рублей.

2014 год принес настороженность, выраженную в новом тренде на оптимизацию расходов на персонал. «В первую очередь пересматриваются системы оплаты труда и мотивации в целом. Мы, к примеру, еще сократим такие вещи, как страховка за счет компании, расходы на плату проезда, порежем корпоративку — праздники и подарки, — делится планами директор по персоналу торговой компании “КРИН” (Челябинск) Олег Развалов. — Подобные меры, конечно, портят репутацию компании на рынке труда, но в нынешней ситуации это превентивная мера для сохранения общих темпов развития бизнеса».
Несмотря на спад в экономике и настороженность многих компаний, продавцы образовательных услуг пока не зафиксировали ощутимого снижения спроса. «Нынешняя экономическая ситуация не может не оказывать влияния на рынок бизнес-образования, но влияние это неоднозначно, — уверена директор компании “CTS. Корпоративные стратегии обучения” Елена Пятникова. — Сейчас компании действительно проводят оптимизацию затрат на персонал. Однако это не отменяет более глобального тренда: предприятия постоянно востребуют высококвалифицированных сотрудников и вынуждены регулярно вкладываться в их обучение, так как на рынке нет нужного количества работников, а переманивание еще удорожает человеческие ресурсы. Ситуацию осложняет низкое качество высшего образования, что увеличивает срок достижения специалистами требуемой квалификации».
При этом основной доход образовательные центры все также получают за счет проведения открытых программ. У лидеров рынка доля выручки от данного вида обучения на протяжении последних четырех лет составляет не менее 60%. Так что «корпоративный пробел», если он возникнет, есть чем закрыть. «Опыт 2008 года показал, что в условиях сокращения персонала слушатели приходят на открытые программы с целью повысить свою стоимость на рынке труда, трудоустроиться, прояснить неосведомленность в части происходящего, — рассказывает заместитель директора “Бизнес-Школы УрФУ” Лариса Малышева. — Что касается компаний, то их корпоративные заказы традиционно нацелены на оптимизацию издержек и рост продаж, что актуально и в условиях спада».

Выход на мидл-уровень

Развитие рынка бизнес-образования на Урале в 2013 году отметилось несколькими тенденциями. Прежде всего управленческое образование получило очередной толчок в развитии за счет формирования в последние год-два новой потребности у среднего бизнеса — развития и обучения мидл-менеджмента, представителей которого стало необходимо переводить в категорию руководителей топ-уровня. Если в 2010 — 2011 годах доля таких слушателей в уральских образовательных центрах находилась на уровне 20 — 25%, то к концу 2013 году она превысила 40%.

— Инвестиции в обучение и подготовку управленческого звена мидл-уровня стали очевидным трендом для среднего регионального бизнеса, — уверен директор по развитию производственной компании АЛТ-Пром (Тюмень) Алексей Баталин. — За последние годы выросло новое поколение менеджеров, которые пока занимают позиции, например, руководителей отделов или менеджеров проектных групп, но в перспективе года-двух готовы стать топ-менеджерами. Это ценный резерв, и бизнес вкладывается в их подготовку по самым востребованным направлениям.

Другой аудиторией, спрос со стороны которой повлиял на рынок, стали собственники малого бизнеса. Самыми активными в этом плане, по наблюдениям уральских бизнес-тренеров, являются владельцы малого бизнеса с годовым оборотом от 100 до 200 млн рублей. Именно из числа принадлежащих им компаний, как отмечают опрошенные эксперты, скорее всего, будут выделяться активно растущие средние бизнесы.

— Очень радует не только активность в обучении, но и выбор тематик, — рассказывает бизнес-тренер и консультант компании «Эффективные знания» (Челябинск) Кристина Дерягина. — Первых лиц бизнеса часто соблазняют различными курсами и тренингами в стиле «как предпринимателю обрести смысл жизни», но минувший год показал востребованность именно предметного образования: как отдельных управленческих курсов, так и комплексных проектов вроде MBA.
Увеличение числа учащихся предпринимателей положительно сказывается и на корпоративном сегменте образования. «Известная аксиома: если первое лицо компании начинает учиться, учиться идут и многие сотрудники, причем как за счет фирмы, так и за свой собственный, — отмечает бизнес-тренер Юлия Агафина. — Это прямое следствие того, что с началом обучения собственника начинает меняться его компания, проявляются новые задачи, растут требования к квалификации персонала».
В целом корпоративное бизнес-образование переживает непростые времена. По наблюдениям экспертов, крупный бизнес в значительной степени вернул на открытый рынок те заказы по обучению руководителей и высококвалифицированных специалистов, которые еще недавно выполнялись внутренними учебными центрами. Сами же учебные центры все больше «затачиваются» под решение задач массового типового обучения.

— Осенью 2013 года мы провели тендер на большую учебную программу по проектному менеджменту для руководителей отделов, — рассказывает директор по персоналу компании «ЛСТ-Холдинг» (Тюмень) Мария Кужавина. — Тендер выиграла местная тюменская образовательная компания. Освободившиеся ресурсы наших менеджеров по обучению мы перевели на запуск нового курса по SPIN-продажам для рядовых продажников.

Однако период ощутимого роста этого сегмента, заданного импульсом посткризисного восстановления экономики, к 2013 году завершился. И хотя спрос на обучение сотрудников со стороны бизнеса сохраняется (по итогам 2013 года в крупнейших центрах бизнес-образования он даже вырос примерно на 5 — 10% в среднем), изменился характер этого спроса. Популярность приобретают инструменты обучения, которые раньше применялись скорее как исключение. «Все больше востребованы не только знания предмета, но и, к примеру, развитие педагогических способностей обучающихся, — отмечает Кристина Дерягина. — Вплоть до того, что руководители обращаются к тренерам не с запросом “научи”, а с запросом “развей навык самообучения” или “объясни человеку так, чтобы он мог научить других”». Частным проявлением этого тренда стал рост числа заказов на подготовку корпоративных тренеров, которые смогут вести типовые курсы в рамках учебных центров компаний-заказчиков.
Что касается интереса аудитории к конкретным темам, то стабильно высок спрос на курсы по управлению финансами и инвестиционному менеджменту. В последнее время этот спрос стимулируется за счет притока новых клиентов из категории «нефинансистов». «Финансовые знания сейчас востребованы у широкой аудитории управленцев, интересующихся грамотным финансовым планированием и постановкой задач для финотделов компании», — делится наблюдением бизнес-тренер Илья Швецов.

По данным исследования рынка образовательных услуг, проведенного в октябре-ноябре 2013 года экспертами Ассоциации руководителей и специалистов по управлению человеческими ресурсами, вопросы финансового менеджмента вошли в четверку тем с наибольшей динамикой спроса за последние два года. Кроме финансов в этом списке также управление проектами, риск-менеджмент и MBA. Причем в последнем случае речь идет не только о классическом курсе, но и о программах mini MBA.
Поиск новых эффективных форматов привел к появлению на рынке программ для руководителей разнообразных «микшированных» курсов.

— К примеру, появились курсы, которые соединяют классический менеджмент с управлением персоналом, управление и тайм-менеджмент, управление персоналом и конфликтологию, лидерство и командообразование и т.д., — рассказывает Елена Пятникова. — Естественно, никуда не делся традиционный спрос на тематику продаж, но повысились требования к соответствию обучения специфике бизнеса. Растет спрос на предтренинговую диагностику и посттренинг. Это обеспечивает более точное инвестирование в персонал и «приживление» полученных навыков в практической деятельности. Также стало больше запросов по теме корпоративной культуры, что я связываю с необходимостью создания мотивационного климата и удержанием персонала.

Рынок на большом расстоянии

Несмотря на шумиху вокруг отказа от дипломов государственного образца (в частности дипломов MBA), прогнозы большинства местных экспертов сбылись — рынок практически не отреагировал на это событие. «Когда стало ясно, что госстандарт исчезнет, москвичи стали активно нагнетать обстановку и пропагандировать среди участников рынка необходимость создания некого “общественного стандарта”, — вспоминает директор учебного центра “Бизнес-Бест” (Тюмень) Ольга Брянцева. — Но клиентов на уральском рынке эти смены стандартов почти не касаются, потому что те, кто хочет именно “корочку”, и те, кто востребует опыт, зачастую изначально обращаются в разные учебные заведения».
Если опасения по поводу срочной замены стандартов оказались ложным посылом, то давно обсуждаемое развитие дистанционного образования, напротив, самым прямым образом скажется на местном рынке в 2014 году. Правда, это влияние трудно назвать однозначным.

По данным опроса руководителей отделов персонала уральских компаний с годовым оборотом более миллиарда рублей (проведен в октябре 2013 года екатеринбургским сайтом HR-mnenie.com, охватил около 100 компаний), более 63% респондентов отмечают интерес к дистанционному обучению.

— Безусловно, интерес к дистанционным формам обучения серьезно вырос именно за счет событий 2008 — 2009 годов, что привело к необходимости сократить расходы на обучение сотрудников, — комментирует Мария Кужавина. — Однако с восстановлением бюджетов на обучение в 2011 году живой интерес к дистанционному обучению не только не сократился, но и возрос. Более того, изменились задачи: вместо исключительного сокращения расходов на командировки наших «носителей опыта» при их поездках по филиалам возник новый запрос. Теперь надо не просто меньше тратить на переезды, а зафиксировать сам по себе курс в электронном виде, усовершенствовать работу с ним и сделать так, чтобы мы не зависели от того, кто этот курс раньше читал. На повестке дня стоит вопрос снижения зависимости всей системы подготовки и повышения квалификации специалистов компании от так называемого «человеческого фактора». Должно быть не важно, кто разработал курс, кто его читает и читает ли вообще или только проверяет результаты выполненных заданий.

Кстати, в рамках уже упоминавшейся свердловской областной программы обучения предпринимателей, онлайн-тренинги будут занимать от 30 до 50% общего объема курсов, которые проведут выигравшие тендер провайдеры.

Правда, заказчики дистанционных курсов призывают пока не заострять внимание на «методических» преимуществах. Главный фактор использования дистанционного обучения все же экономия бюджета. «При выборе решающую роль играют две вещи: экономия на командировках и экономия на работе дорогого тренера, — подчеркивает директор по персоналу холдинга ТДС (Челябинск) Анна Тихомирова. — Все “игры” с организацией процесса и методикой обучения второстепенны. Мы недавно, например, реорганизовали свою работу с одним отличным преподавателем по маркетингу. Компания была очень довольна работой преподавателя, но экономия есть экономия. Теперь его оцифрованный курс дистанционно изучают полсотни наших сотрудников, а он раз в год проводит итоговый семинар. Раньше этот же курс проходил модулями с обучением каждый квартал. Эффективно ли это? Честно, не знаю, но попробовать стоит».

Серьезной проблемой этого сегмента рынка остается целый ряд дискредитирующих факторов. «На рынке увеличится спектр бесплатных онлайн-услуг — вебинаров, мастер-классов и прочих. Но на вебинары спрос падает, поскольку отсутствие барьеров для выхода на этот рынок привело в этот бизнес такой поток непрофессионалов, что они сами и разрушили доверие к продукту, — оценивает ситуацию Лариса Малышева. — На ситуацию повлияли вебинары из разряда “как создать вебинар”, “как заработать деньги в Интернете” и прочие. Агрессивный маркетинг и дилетанизм существенно снижают спрос на дистанционное обучение».
Кроме того, заказчики нередко путаются в понятиях: они полагают, что интересуются дистанционным обучением, а в действительности проявляют интерес только к отдельным технологическим решениям, связанным с общением преподавателя и обучающегося на расстоянии. «Еще очень популярна точка зрения, что связать тьютора из Екатеринбурга с учащимся из филиала в Нижнем Тагиле, например, по скайпу — это дистанционное образование. Для полноценного образования требуется принципиально другой подход к разработке самого курса, иная методика донесения информации и проверки результата, — подчеркивает Олег Развалов. — Такое обучения явно не подходит для топ-менеджеров, зато снискало популярность при организации тиражируемой и регулярной подготовки мидл-менеджмента».

Еще одной ощутимой тенденцией рынка стал все больший рост влияния вузовских структур в сфере бизнес-образования. Если раньше вузы, в которых курсы для предпринимателей читали те же преподаватели, что и курсы для студентов, привлекали исключительно тех, кто шел за «корочкой», то теперь все чаще вузы оказываются в лидерах рынка. Почему так происходит?

Прежде всего за счет того, что центры бизнес-образования при вузах максимально дистанцируются от традиционных бед классического образования вроде бюрократизма и нехватки практики в содержании курсов. Уральские ректоры нанимают в такие структуры людей с открытого рынка труда. Они получают в свое распоряжение серьезный объем ресурсов (скорее административных, чем финансовых), и их деятельность привлекает в качестве клиентов все больше представителей бизнеса — преимущественно из числа крупных региональных компаний, а также многочисленных «малых» предпринимателей. При этом неотъемлемым свойством образовательных центров при вузах является их относительная стабильность при любых резких изменениях рынка и более высокие перспективы получения различных госзаказов. Но у этого пути есть и очевидный риск: в целом вузовские системы все равно сдерживают развитие центров бизнес-образования. И нанятые руководители таких структур, являющиеся главными проводниками позитивных изменений, в период роста рынка могут уйти из тихой вузовской гавани ради создания небольших, но собственных тренинговых компаний.





Комментарии
 

comments powered by Disqus