Время тонких настроек

Время тонких настроек Спрос на услуги бизнес-образования теряет динамику, а объем предложения нарастает. Итог — ужесточение конкуренции. Чтобы рынок развивался, образовательные центры должны не пытаться продать «новые» темы, а сосредоточиться на внедрении эффективных методик обучения по «старым», а также на обновлении преподавательского состава.

- Период роста, заданного импульсом посткризисного восстановления экономики, к 2013 году закончился. Это вовсе не означает, что наступил застой или спад, просто рынок вышел на некоторое плато. Разговор о тенденциях сегодня — это не оценка темпов роста или причин популярности тех или иных тематик обучения. Тенденции сейчас не так очевидны, они перешли на уровень «тонких настроек», методик и технологий, но от этого не стали менее значимыми, — так охарактеризовала состояние уральского рынка бизнес-образования директор Центра изучения рынка труда УрГЭУ Светлана Гиниева.

Эксперты согласны: принципиально новых тем или запросов со стороны бизнеса не наблюдается. Направления, по которым реализуется наибольшее количество учебных проектов, традиционны, и даже соотношение долей их присутствия в календарях ведущих бизнес-школ почти не меняется. В первых строчках — тренинги личной эффективности и продаж, обучение управлению проектами, общий и стратегический менеджмент, финансы. Неизменным остается и главное требование заказчиков к любому обучению — наличие у преподавателей практического опыта по заявленной теме. С частым несоблюдением этого требования связаны и основные претензии бизнеса к поставщикам услуг бизнес-образования:

— Хочется реального «боевого опыта» и обучения, которое базировалось бы на практике, полученной лично, я хочу это подчеркнуть, лично самим преподавателем. Откровенно наскучили тренеры, «висящие в воздухе», — настаивает начальник кадровой службы ООО «Прософт-Системы» Вера Андреевских. — Да — прочитал книги, да — получил «корочки» известных бизнес-школ, да — налицо прекрасные ораторские способности. Но где это хоть раз работало? Есть ли какая-то база собственного опыта под тем, что преподается? Я уже не говорю про тематическую специализацию: найти на уральском рынке опытного тренера с портфолио из нашей отрасли (промышленное производство, ИT, инжиниринг) — просто сказка.

Схожая ситуация и на рынке MBA, где ощутимый подъем спроса в 2011 и 2012 годах дал большинству бизнес-школ возможность восстановиться после кризисного провала. Однако тренд роста перестал быть таким однозначным, рынок стабилизировался. Законодательные инициативы властей по отмене государственной аккредитации дипломов МВА практически не отразились на отрасли. Бренды отдельных местных бизнес-школ оказались для аудитории важнее соответствия учебных программ государственным стандартам. Некоторые эксперты ожидали, что одной из тенденций послекризисного рынка станет дополнительная специализация программ MBA, появление большего числа отраслевых программ, например для ритейла. Однако программы для производственной и строительной отраслей остались редкими примерами специализации. «Напротив, очень хорошо себя проявили программы с профессиональной специализацией, например, MBA для финансистов или маркетологов, — оценивает ситуацию бизнес-тренер Александр Шоровский. — Спорными остаются эксперименты по запуску MBA для молодежной аудитории. Но все эти “отступления” в общем объеме рынка не превышают 10 — 15%, основной спрос все равно остается в рамках форматов классического MBA и очень популярного в последнее время miniMBA».

Не все поставщики услуг бизнес-образо­вания грамотно реагируют на изменения на рынке. Путь искусственного накручивания популярности той или иной «новой» темы, по которому идут некоторые провайдеры с целью поддержать прежние темпы роста, загоняет рынок в тупик, так как подрывает доверие заказчиков к бизнес-обучению. «Очень неприятная и опасная для всего рынка ситуация, когда на снижение спроса ряд провайдеров реагирует только в плоскости маркетинга и продаж — “усиливают” активные продажи и начинают заворачивать старые темы в новые рекламные обертки, — отмечает директор по персоналу производственной компании KORT (Тюмень) Антон Берицкий. — Такие “новинки” не способны сделать погоду на уральском рынке бизнес-образования. Основной запрос, по крайней мере производственных компаний, консервативен: управление производством, управление проектами, стратегический менеджмент. Нам, как и нашим конкурентам, не нужна новизна темы, нам нужен рост эффективности в работе с темами старыми».

В такой ситуации основная задача бизнес-школ сегодня состоит не в том, чтобы дать какой-то оригинальный ответ на вопрос «чему учить», а в том, чтобы ответить на куда более сложный вопрос — «как учить».

Перспективные технологии

Один из самых перспективных форматов, который все чаще внедряют в уральских бизнес-школах, — корпоративное обучение в форме образовательного консалтинга. По базовому подходу этот метод остается обучением, но представляет собой работу преподавателя сразу в двух ролях: и как бизнес-тренера, и как консультанта. Роль консультанта заключается в выработке методического подхода, позволяющего не просто решить конкретную задачу, а научить сотрудников управленческим технологиям, чтобы они могли решать подобные задачи сами.

— Фокус смещается с обучения разовым достижениям к обучению технологиям выработки управленческих решений. Что гораздо сложнее, но гораздо эффективнее, — комментирует Лариса Малышева, замдиректора Бизнес-Школы УрФУ. — Важно отметить, что подобного рода проекты тянут за собой и другие новые решения и методики в сфере бизнес-образования: например, обучающий консалтинг не обходится без предварительной оценки управленческого потенциала обучающихся. Традиционно для этого используются процедуры классического ассессмента. Однако к нам на Урал приходит и куда более перспективная технология — немецкая методика CAPTain. Она позволяет создать в организации уникальную систему управления компетенциями действующих руководителей и членов кадрового резерва и выработать действенный механизм мотивации и удержания ценных сотрудников.

Обучающий консалтинг нельзя назвать новой технологией, вопрос исключительно в темпах его внедрения в практику работы уральских бизнес-школ. Примеры отдельных компаний свидетельствуют, что консультационные сервисы и элементы ассессмента в корпоративном обучении становятся одними из самых востребованных форм: «Для меня очень показателен пример обучения по теме “Управление персоналом” в нашей компании, — рассказывает директор по развитию компании “Корона” (торговля продуктами питания) Ольга Родомова. — Мы заказываем образовательные услуги по этой теме с 2005 года и перерыв делали только на 2009 год. От открытых тренингов по мотивации персонала компания перешла к корпоративному обучению, потом к корпоративному обучению с примерами из нашей отрасли, затем к консалтингу и, наконец, к обучающему консалтингу с проектной работой над задачами именно нашего бизнеса. Последнее произошло буквально в конце 2011 года. Сейчас, как я наблюдаю, по схожей технологии обучают руководителей среднего звена не меньше половины наших прямых конкурентов».

На рынке бизнес-образования все отчетливее выделяется ряд компаний, которые не просто решают задачи подготовки сотрудников собственными силами, но и переходят на новые методические основы работы. Они давно обходятся без провайдеров, становясь полноценными центрами развития технологий бизнес-образования. Как правило, речь идет о крупных федеральных компаниях, уже имеющих опыт создания корпоративных университетов. «Во многих крупных компаниях “навыковое” обучение проводится силами корпоративных тренеров. Провайдеров привлекают только для обучения топ-менеджеров или под разработку и передачу тренинговых программ внутренним тренерам, — рассказывает директор по персоналу Уральского отделения банка ВТБ24 Светлана Эверт. — Такие компании создают, по сути, собственные методические центры и развивают перспективные технологии, которые затем попадают на открытый рынок. Таковы, например, дистанционное обучение на базе WebTutor или обучение руководителей методикам наставничества и развития своей команды, что особенно актуально при текущем состоянии рынка труда».

Вполне естественно, что сам по себе интерес к дистанционному обучению возник в связи с необходимостью использовать экономичные формы и методы корпоративного обучения. Тиражируемое и сохраняемое для дальнейшего использования общение с преподавателем через видеочат или системы вебинара оказалось очень кстати для сетевых компаний. Традиционным и самым сильным аргументом против использования этой технологии является низкий уровень развития отечественной образовательной культуры. Большинство клиентов не могут усваивать знания без посредника-преподавателя, утверждают тренинговые компании.

По наблюдениям участников рынка, за последние полтора года заметно возросла доля учебных проектов по развитию навыков командообразования и наставничества у руководителей среднего звена. «Рынок требует комплексных решений для бизнеса, методик, которые обеспечат прорыв эффективности, постоянное развитие персонала и поиск талантов. Сегодня неэффективно обучать одного человека или группу специалистов, бизнесу нужны сильные команды — сильные специалисты с отработанным взаимодействием», — подчеркивает президент Содружества организаций по развитию бизнеса (СОМАР) Вадим Ширяев. Технологически проекты отличаются от имевших хождение несколько лет назад. «Навыки создания команд и работы руководителя с персоналом в качестве наставника сегодня недостаточно развивать только за счет привычных коротких “веревочных” курсов, — уверена директор по персоналу компании
“АРСПром” (Челябинск) Ирина Дорохова. — В ходу комбинации из ассессмент-центра, серии учебных проектов и постоянной практики. Увеличиваются сроки, но зато результат получается более надежным».

Цена стабильности

Снижение темпов роста спроса привело к новому витку обострения конкуренции за бюджеты заказчиков. И участники рынка вновь заговорили об угрозе необоснованного демпинга. Прежде всего со стороны только запускающих программы игроков и тренеров-фрилансеров. Доля последних на уральском рынке заметно выросла. «Оценить ее трудно, но за последний год число образовательных проектов в Екатеринбурге, Челябинске и Перми, переданных, по нашим наблюдениям, в реализацию фрилансерам, увеличилось не менее чем на 15%», — делится наблюдениями специалист Центра изучения рынка труда УрГЭУ Олег Ладонин. По мнению заказчиков, однако, серьезные учебные задачи крупного бизнеса могут решать лишь бизнес-школы, причем торгующие не столько «харизмой тренера», сколько собственными проработанными программами и опытом грамотной реализации программ заказчика.

Во многом именно благодаря постоянной конкуренции разброс цен на рынке бизнес-образования весьма велик. При этом провайдеры стремятся достичь соглашения о единых ценах на крупные программы и сдержать их рост. Например, на программах МВА, чьи преподаватели входят в Межрегиональную ассоциацию преподавателей МВА, достигнута договоренность об обмене ведущими преподавателями по цене 1500 — 2000 рублей за час. В корпоративном формате стоимость часа колеблется от 4500 рублей и выше в зависимости от формата, сложности, целей тренинга. Больше 10 тыс. рублей получают только до «звезды».

Но колебания цен — не самый серьезный враг для рынка бизнес-образования. Так получилось, что главная беда отрасли — это и главное ее «счастье». Речь идет о кадровом голоде, который с одной стороны заставляет заказчиков вкладываться в обучение персонала, с другой создает мощный дефицит кадров для самих бизнес-школ. И кризис еще больше обострил этот дефицит. В период 2008 — 2011 годов лучше всего продавались уже известные и зарекомендовавшие себя тренеры. Экономя ресурсы, провайдеры сосредоточились на работе с готовыми профи, и процесс пополнения профессиональной среды бизнес-преподавателей резко замедлился. «Сегодня, как и до кризиса, провайдеры снова получили доступ к бюджетам в крупных долгосрочных учебных проектах, им нужно все больше преподавателей, способных выступить в роли крепких исполнителей, когда все заранее прописано и проработано, авторский подход не требуется. А таких как раз взять неоткуда, — отмечает Ирина Дорохова. — На то, чтобы человек стал полноценным бизнес-тренером, требуется никак не менее трех-четырех лет плотной практики преподавания. И кризисный провал 2008 — 2009 годов в работе с новичками как раз проявляется нынешним дефицитом».

Отрицательно на темпах подготовки бизнес-тренеров сказывается и разрыв в уровне развития рынка бизнес-образования между различными городами Урала. Рынок крупнейшего из них Екатеринбурга как минимум на пару лет опережает рынки других городов федерального округа. Екатеринбургские тренеры, накопившие за годы практики множество материалов, преимущественно в формате сборных тренингов, не в силах бросить эти наработки, когда их родные темы теряют популярность.

А рынки Челябинска, Уфы, Перми, Тюмени, Сургута с готовностью принимают гостей из Екатеринбурга. В результате вместо повышения квалификации тренеры могут позволить себе просто работать на менее конкурентном рынке. «Так делают многие: сел в машину, проехал два-четыре часа, и ты в прошлом, где еще нет такой жесткой конкуренции, все еще можно продавать то, что екатеринбургские клиенты покупают уже с трудом, где слова “тренер из Екатеринбурга” сами по себе чего-то стоят, — описывает ситуацию директор тренинговой компании ОФИС (Челябинск) Артем Радаев. — Так, на челябинском рынке краткосрочного бизнес-образования, втором по величине в УрФО, бизнес-тренеры из Екатеринбурга составляют наиболее активный сегмент неместных преподавателей. Уверен, что в других городах УрФО дела обстоят так же».

Нынешнее состояние рынка можно назвать редким периодом ценной для всех его участников стабильности. Это положение дел позволяет бизнес-школам зарабатывать и развивать рынок, но не сопровождается ажиотажным спросом и непомерным ростом цен, как это было в докризисный период. И если сейчас участники рынка направят силы на решение актуальных задач, есть все шансы превратить стабильность в полноценное процветание.

Дополнительная информация

«Длинное» и «короткое» образование неожиданно столкнулись

Директор консалтинговой компании «Решение рядом» Татьяна Беляева:

— Традиционно краткосрочные учебные курсы не конкурируют с долгосрочными, потому что решают принципиально разные задачи заказчика. Поэтому и образовательные центры, работающие на двух этих разных рынках, сосуществуют «мирно» и не конкурируют друг с другом. Однако такое привычное положение вещей неожиданно изменилось: активность уральских бизнес-школ, продающих долгосрочные учебные программы, довольно неожиданным образом отразилась на рынке краткосрочного образования. В последние год-полтора основные игроки на рынке долгосрочного обучения запустили проекты разнообразных клубов, деловых встреч, кейс-сессий и тому подобного. Для них это определенное промо и инструмент продаж: возможность показать уровень работы преподавателей и пополнить базу потенциальных клиентов. Однако из-за одновременной и резко развернувшейся активности сразу многих крупных игроков на рынке стремительно возросла плотность различных одно- и двухдневных образовательных деловых мероприятий, причем мероприятий бесплатных. Добавьте к этому еще и тот факт, что проводятся подобные встречи на достаточно качественном уровне. Получается, что образовательные центры, чей бизнес — зарабатывать именно на краткосрочном обучении, оказались под ударом маркетинговых акций бизнес-школ, с которыми никогда не конкурировали. Причем совершенно очевидно, что это «клубное» направление продвижения выгодно для крупных бизнес-школ, они будут продолжать его развивать и вкладывать в него время своих преподавателей и рекламные бюджеты. То есть сами того не желая, создавать серьезные проблемы для рынка краткосрочного обучения.

Нам как никогда нужна Москва

Алена Щелканова, заместитель директора екатеринбургского филиала «Русской Школы Управления»:

— Уральский рынок бизнес-образования — один из немногих локальных, который не зависит напрямую от потока столичных преподавателей, его потребности в большинстве своем закрывают местные бизнес-тренеры. Однако эта независимость все же иллюзорна, и сейчас, в свете нового «стабильного» этапа развития рынка бизнес-обучения, она становится еще более призрачной.
Нам нужны новые методики, технологии и опыт их внедрения, уже отработанные в столице. Эти вещи требуются местному бизнес-образованию никак не меньше, чем преподаватели со знанием региональной и отраслевой специфики. Если проанализировать то, как работают местные тренеры, то хорошо видно: высокая планка нашего рынка определяется постоянной конкуренцией с Москвой. Более того, именно благодаря этой конкуренции мы получаем опыт и знания, позволяющие привлекать клиентов со всего Урала и частично из Сибири, и фактически мы захватываем и контролируем окрестные рынки за счет методологической «помощи» из Москвы. Все от Ханты-Мансийска до Челябинска и от Перми до Новосибирска находится в сфере местного рынка бизнес-образования с основным центром в Екатеринбурге.
Комментарии

Материалы по теме

Погружение с Галаниным

Пять лет — не срок

Руки растут от головы

Постный день

Рациональное мышление — на свалку

 

comments powered by Disqus