Без драматизма

Без драматизма Михаил МаксимовВ ближайшее время критерием эффективности региональной власти будет объем финансовых ресурсов, который удастся привлечь в регион из государственного бюджета и институтов развития, считает первый заместитель председателя правительства, министр экономики и труда Свердловской области Михаил Максимов.

Непредсказуемость поведения рынков, резкое снижение собираемости налогов, всплеск безработицы, угроза социального взрыва в моногородах - таковы типичные вопросы нынешней повестки дня исполнительной власти практически любого субъекта федерации. Урал - не исключение. Что удается сделать для снятия текущих проблем, какими методами предстоит восстанавливать экономику, стоит ли сейчас пересматривать принятые до кризиса программные документы? На эти и другие вопросы журналистов и аналитиков ответил гость редакции журнала «Эксперт-Урал» - первый заместитель председателя правительства, министр экономики и труда Свердловской области Михаил Максимов.

Мобильные факторы

- Михаил Игоревич, насколько итоговые показатели экономики области по результатам 2009 года расходятся с прогнозными?

- В целом ситуация удержана, никаких негативных сценариев развития событий, которыми нас пугали в начале года, не случилось. Падение ВРП составило 16,5%, индекса промышленного производства - 17%.

Главное, что бюджет исполнен, все защищенные статьи профинансированы. Кроме того, сформирован переходящий остаток, чтобы мы могли уверенно себя чувствовать в первом квартале.

- Какие доходные источники вызывают наибольшие опасения с точки зрения собираемости?

- В прошлом году мы столкнулись с существенным снижением поступлений налога на прибыль: объемы его сбора в консолидированный бюджет упали в разы.

В середине года впервые за много лет получили отрицательный финансовый результат. К концу года ситуация улучшилась, однако в целом мы серьезно недобрали этого налога по сравнению с 2007 - 2008 годами. Риски остаются высокими и в этом году. Понятно, что основная причина - снижение рентабельности бизнеса. У нас есть предприятия, которые работали в 2008 году с рентабельностью 70%, а сейчас только 10 - 15%. И мы понимаем, что не очень правильно закладывать в расчеты скорое восстановление прежних показателей.
Вместе с тем мы не имеем права закрывать глаза на тот факт, что многие налого­плательщики сознательно уходят от уплаты налогов. Этот вопрос находится на личном контроле губернатора. По его инициативе в структуре министерства финансов создано специальное подразделение, которое будет заниматься контролем уплаты налогов крупнейшими налогоплательщиками области.

- Какое влияние экономический спад оказал на уровень безработицы в Свердловской области?

- Ситуация сложная. Резкий скачок, до 90 тысяч безработных, произошел в первом квартале прошлого года. Со второго квартала активно заработали программы поддержки занятости. Наша программа, кстати, одна из крупнейших в стране: на помощь людям, потерявшим работу, из федерального и областного бюджетов в совокупности выделен 1 млрд 700 млн рублей. На 2010 год запланирован такой же объем, и первый транш из федерального бюджета уже поступил.

- Как вы оцениваете масштабы скрытой безработицы?

- Я бы не драматизировал ситуацию. Конечно, у нас в состоянии неполной занятости находится большое количество людей. Но, как правило, это связано с тем, что предприятия стараются сохранить трудовые коллективы и переводят людей на сокращенный рабочий день или сокращенную неделю. И правильно делают: когда объемы заказов восстановятся, им не придется заново набирать и учить персонал.

- В этой связи возникает много вопросов в отношении мигрантов. Квоты на использование иностранной рабочей силы сокращены, но многие считают, что это не снимет проблемы. Ваша точка зрения?

- Здесь нет однозначного решения. Как правило, люди теряют работу в небольших городах, тогда как спрос на рабочую силу в Екатеринбурге остается высоким. При этом действует жесткое правило: центр занятости сначала делает предложение жителю области, который стоит на учете, и только потом мигранту. И, как правило, местное население не идет на имеющиеся вакансии. Прежде всего потому, что у нас очень низкий уровень мобильности граждан. Человеку из областных городов недостаточно найти работу в областном центре, он хочет получить жилье, путевку в детский сад и так далее.

Мигранты на эти аспекты не обращают внимания, они готовы работать в любых условиях. Наша задача - создать факторы мобильности для местных жителей. И такие меры предусмотрены. В частности, в соответствии с новой программой по борьбе с безработицей, людям, которые принимают решение переехать в другой город, в течение трех месяцев будут предоставлять подъемные. С помощью этих средств человек сможет обустроиться на новом месте.

Вторая часть проблемы касается собственно квот. Хорошо, давайте откажемся от использования иностранных рабочих. Но мы же с вами прекрасно понимаем, что 80 тысяч мигрантов не испарятся ни за неделю, ни за месяц. Таким резким движением мы переведем их в разряд нелегалов со всеми вытекающими последствиями. Надо находить разумный компромисс.

Бей лапками

- Вернемся к бюджету. Если снова будут провалы по сбору налога на прибыль, за счет каких источников предполагается покрывать недостаток ресурсов в течение 2010 года? Нет планов, например, выйти на рынок облигационных заимствований?

- Если говорить про привлечение с рынка денег под проекты развития, то да - такие планы есть. Но финансировать за счет рыночных инструментов кассовые разрывы - путь неэффективный. Для этого есть более дешевые и простые механизмы, в частности бюджетные кредиты.

- Есть ли сегодня у региональных властей возможность финансировать проекты, связанные с развитием? И надо ли стремиться делать это сейчас, когда много текущих проблем?

- Наша задача на данном этапе - за счет собственных источников профинансировать защищенные статьи. Для проектов, связанных с развитием, следует по максимуму использовать возможности, которые представляет как федеральный бюджет, так и институты развития, например Внешэкономбанк. Вообще, я считаю, в ближайшее время критерием эффективности региональной власти во многом будет то количество денег, которое пришло на территорию из таких источников. В Свердловскую область в совокупности через все каналы в 2009 году привлечено 30 млрд рублей. Из них 7 млрд рублей - средства, предназначенные для реформирования очень важной отрасли - ЖКХ. Все они выбраны, и сейчас идет разговор об увеличении лимита этой статьи на нашу область.

Надо ли сейчас думать о стратегических планах? Безусловно, надо. Мне часто задают вопрос: не пришла ли пора менять «Стратегию-2020», которая как раз была принята накануне падения мировых финансовых рынков в 2008 году. А зачем ее менять, если именно там обозначены пути решения принципиальных вопросов? Почему мы сейчас имеем недостаточный для обеспечения всех обязательств бюджет? Потому что прибыль предприятий маленькая, потому что производительность труда низкая. Именно эти фундаментальные факторы и сдерживают наше развитие. И кризис наглядно показал, что будет, если мы этим не начнем всерьез заниматься. Будь мы более диверсифицированы, более конкурентоспособны, более производительны, колебания на внешних рынках были бы не так болезненны для нашей экономики.

- Какое место в антикризисной программе поддержки экономики отводится малому бизнесу?

- Это принципиальный момент. В фонде поддержки малого предпринимательства у нас аккумулировано более 1 млрд рублей, в течение этого года увеличим сумму как минимум в 1,5 раза. Во-первых, поддержка этого сектора - самый действенный и эффективный способ борьбы с безработицей. Во-вторых, как раз малый и средний бизнес в первую очередь готов генерировать инновации.

- Основной инструмент поддержки малого бизнеса, который выбрали власти Свердловской области, - обучение людей, лишившихся работы, основам предпринимательства. Насколько он эффективен?

- Мы еще не видели статистики, но, по нашим наблюдениям, путь выбран правильный. Человеку без предпринимательского опыта очень сложно начать свое дело, взять на себя определенные риски.

В этой ситуации обучение, предоставление грантов на открытие бизнеса - мера эффективная. Мы продолжим реализацию программы в этом году.

- Вы отслеживаете дальнейшую судьбу предпринимателей, которые с помощью программ поддержки начали свое дело?

- Отслеживаем. И прекрасно видим, кто использует ресурсы не по назначению. Но цель не в том, чтобы каждый вложенный в такие программы рубль давал мгновенную отдачу. В данной проблематике это не тот критерий. Малые предприятия как быстро появляются, так быстро и умирают. То же доказывает и мировой опыт. И ничего страшного в этом нет. Вы сами видите, как на месте парикмахерских появляются магазины или ремонтные мастерские. Люди, получив опыт, открывают новый бизнес, пробуют себя в другом деле. Но среди них есть те, кто вырастает до более высокого уровня. И вот вторая категория для нас наиболее ценна, потому что это база создания класса «газелей» - динамично развивающихся компаний среднего уровня, которые растут за счет внедрения нестандартных идей и освоения уникальных рынков. Чем больше будет таких компаний, тем устойчивее экономика региона, потому что она в меньшей степени зависит от внешних факторов. А как показал прошлый год, эта зависимость может иметь очень негативные как экономические, так и социальные последствия. Возьмите проблемы моногородов, построенных вокруг одного-двух заводов. Они возникли в том числе потому, что не развивался малый бизнес и люди зависели от благополучия одного предприятия.

- Как известно, на реализацию программы диверсификации экономики моногородов брошены большие средства. В число городов, которым может быть оказана финансовая поддержка со стороны федерального центра, вошли и три свердловских - Нижний Тагил, Каменск-Уральский, Асбест. Насколько, на ваш взгляд, справедлив выбор?

- Дело не в справедливости, а в готовности муниципальных властей приложить все усилия, чтобы вытащить город из кризиса. Поймите правильно, если глава города, образно говоря, упав в молоко, не бьет лапками, масло не образуется. В число претендентов вошли не просто те города, кому плохо, а те, власти которых представили тщательно проработанные проекты с собственными предложениями по диверсификации.

- Ну тогда мы неизбежно столкнемся с тем, что жители города будут зависеть от способностей управленческой верхушки.

- Федеральная программа поддержки моногородов - не единственный проект помощи жителям таких территорий. Есть средства, в том числе и на поддержку малого бизнеса моногородов, в бюджете Свердловской области. Губернатор Свердловской области Александр Мишарин сейчас уделяет этой проблеме пристальное внимание, почти каждую неделю проводит встречи и поездки в муниципалитетах.
Так что без внимания эти территории не останутся.

Больше конкретики

- Михаил Игоревич, вы пришли в правительство с идеей организации системной работы по привлечению в регион инвестиций. Но тогда шел промышленный бум. Есть ли у региональной власти инструменты, которыми можно пользоваться в условиях спада экономики? Или это тема будущего?

- Будущего не будет, если мы не начнем его готовить сейчас, в каких бы сложных условиях мы ни находились. Для этого мы продолжаем создавать базу данных инвестиционных проектов и инфраструктуру для их сопровождения. Не так давно в структуре министерства экономики и труда были завершены преобразования. Появились отделы, сформированные по проектному принципу: это департамент по работе с инвесторами, департамент сопровождения проектов и департамент структурного обеспечения. Сейчас в тестовом режиме запускаем их работу. Для чего это сделано? Чтобы любую предпринимательскую инициативу закреплять за конкретным исполнителем в правительстве. Например, если речь идет о том, что инвестиционному проекту требуется разрешительная документация, у нас должна быть возможность оперативно проанализировать, что мешает ее получению. Для этого разработан специальный программный комплекс, который позволяет работать с базами данных, раскладывая любой проект на этапы, закрепляя ответственных внутри государственной власти. При этом мы видим свою роль не только в снятии ограничений, но и в оказании абсолютно конкретной помощи инициаторам проекта. Руководитель департамента сопровождения проекта имеет возможность встречаться на высоком уровне с любым инвестиционным фондом в Москве. Ему никто не откажет. Я уже не говорю про уровень губернатора. Он за час переговоров может обсудить 15 проектов, тогда как сам инициатор в одиночку месяца два может пробиваться в этот фонд, чтобы один проект представить.

- Как вы продвигаете эти проекты? Откуда предприниматели узнают о том, что могут участвовать в процессе?

- Самый эффективный способ - электронные средства. Сейчас губернатор области поставил задачу создать электронное правительство, и комиссия по информационным технологиям уже приступила к ее реализации. Совершенно очевидно, что в ближайшие годы чиновники и бизнес должны научиться общаться друг с другом посредством более технологичной связи.

- Сегодня много говорят о важности внедрения инновационных технологий. Каким образом среди этих проектов вы сможете выделить и отобрать инновационные?

- Давайте для начала определимся, что такое инновационный проект. Почему-то бытует мнение, что это исключительно космос, биотехнологии, пересадка органов и так далее. А розничная торговля, общепит - прошлый век. Но это не так! Нужно понимать, что сама по себе природа инноваций - это изменение, усовершенствование. Нет отраслей, которые не могут быть инновационными. Особенно у нас, с нашей низкой производительностью труда. Так что в любой отрасли можно утонуть в море для инноваций.

- А как вы относитесь к модной нынче идее привлечения на территорию инвесторов по организации сборочного производства иномарок?

- В России уже реализовано несколько подобных масштабных проектов. Этих мощностей вполне достаточно, чтобы закрыть потребности страны в автомобилях такого класса. Поэтому я бы на это направление слишком оптимистично не смотрел. Да, конечно, это престижная отрасль, но далеко не единственная. На мой взгляд, в нашей области более перспективно развивать информационные технологии, здесь возможности, прежде всего интеллектуальные, колоссальны.

- Михаил Игоревич, в должности генерального директора аэропорта Кольцово вы проработали четыре года, а в правительстве области - почти три. В чем разница управления бизнесом и региональной экономикой?

- Наверное, в результате. В бизнесе он выражен предметно и конкретно: прибыль, доля рынка, сроки и так далее. В системе государственной службы эффективность работы выражается в другом. Конечно, губернатор ставит цели и задачи перед всеми ведомствами, но, наверное, у каждого чиновника, должна быть и личная внутренняя мотивация. Я, например, когда сажусь в самолет и через четыре часа оказываюсь в других странах, все время задаю себе вопрос: почему там люди живут по-другому? Они же не из «Аватара»! Они такие же, как мы. Только производительность труда у них в четыре раза выше, зарплата больше, дороги ровнее. Хотя нет ни нефтяных скважин, ни такого, как у нас, количества полезных ископаемых. Когда удается сделать что-то, что изменяет нашу жизнь, получаешь удовлетворение.

Динамика промышленного производства Свердловской области

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus