Без дела и без денег

Без дела и без денег

Резкий спад в реальном секторе экономики в четвертом квартале 2008-го уничтожил результаты промышленного роста первой половины года. Шоковое сокращение объемов производства и снижение затрат на предприятиях проводились ценой массового высвобождения работников. Отток капитала грозит обернуться возвращением бартерных схем.

По результатам 2008 года промышленность Урало-Западносибирского региона сработала в ноль. Амплитуда спада на Урале и по стране в целом одинакова: промышленный рост по итогам первого полугодия в регионе составил 104,5%, средний по РФ - 105,8%. По результатам года промышленность в стране сумела сохранить рост на уровне 102,1%, Урал же его почти не показал - 100,8% (потеря темпов в обоих случаях составила 3,7 процентных пунктов в годовом исчислении).

Динамика ниже среднероссийской наблюдалась по всем секторам промышленности региона. Для добычи полезных ископаемых такая ситуация уже привычна: рост в среднем по РФ за год - 100,2%, по региону - 99,7%. Развитие тепло- и электроэнергетики также никогда не носило прорывной характер: эта отрасль инерционна, будучи инфраструктурной, она всегда повторяет тренд промышленности в целом, но с менее выраженными спадами и падениями. Если потеря темпов промышленности в целом за полгода составила 3,7 п.п., то по энергетике амплитуда падения по региону - 2,5 п.п. Катастрофичной видится ситуация в некогда самом динамичном секторе промышленности - обрабатывающем. По результатам 2007 года он демонстрировал темп роста в 110,9%, по итогам первого полугодия - 109,4%, а к концу 2008 года развитие прекратилось - 101,6%. За последние два квартала 2008 года сектор на Урале потерял 7,8 п.п. роста в годовом исчислении, в России - только 5,2 п.п.

Развитие основных отраслей промышленности в 2008

2008 год с точки зрения экономической ситуации был неоднороден. Первое полугодие продолжило сложившийся в 2007 году тренд уверенного роста. В июле - августе мировой финансовый кризис уже накрыл банковский сектор и фондовый рынок, а промышленность замерла в ожидании, потихоньку сворачивая заявленные амбициозные инвестиционные проекты. Тогда же окончательно встал строительный сектор, испытывающий проблемы с конца весны. В октябре, после обвала цен на основных сырьевых рынках (нефть, металл, химическая продукция), проблемы ворвались и в реальный сектор экономики.

Экономическая действительность 2009 года в основном будет определяться ситуацией, сложившейся в последнем квартале 2008-го.

Таблица 1. Внутригодовая динамика секторов экономики в 2008 году

Таблица 2. Промышленность (итоги 2008 года)

Крутое пике

По мнению большинства экономического сообщества, особенность нынешнего кризиса в России - чрезвычайно быстрое развитие событий. Еще в сентябре - октябре прошлого года, когда негативные явления только начинали проявляться в реальном секторе, представители власти и эксперты говорили о замедлении (или обнулении) темпов роста. В прошлой публикации (см. «В отпуск», «Э-У» № 48 от 08.12.08) мы приводили оценки годового промышленного прироста по стране на уровне 3,5%. Но в ноябре - декабре экономика продемонстрировала панический спад. В среднем по России промышленное производство в четвертом квартале-2008 по отношению к четвертому кварталу-2007 просело на 6,1% (напомним, по результатам полугодия прирост был 5,8%). В нашем регионе ситуация оказалась еще критичней - спад превысил 10%, при том что прирост за первое полугодие составил 4,5%.

- Безусловно, все говорили о предстоящем спаде, но, на мой взгляд, в душе немного в него не верили, - вспоминает президент Челябинского регионального объединения работодателей «ПРОМАСС» Валерий Панов. - Слишком уверенным, долгим и головокружительным был подъем. Экономически необъяснимый взлет цен на углеводороды и металлы, конечно, сыграл свое дело: все к этому привыкли и поэтому не думали, как больно будет падать. Но при таком резком спаде, возможно, экономика в целом уже достигла дна. Сейчас нас ждет затяжной период где-то внизу, что-то будет и дальше падать. Но на этом фоне некоторые экономические кластеры, наоборот, начнут быстрее самоорганизовываться.

Есть и другая точка отсчета. По мнению директора Института экономического анализа (ИЭА) Андрея Илларионова, декабрь стал уже шестым месяцем экономического спада в стране. По данным ИЭА, лишь в нескольких отраслях (газовой, нефтепереработке) сокращение производства началось после августа 2008 года, то есть после прихода финансового кризиса (используется собственная методика расчета ИЭА). Во всех остальных рецессия наблюдалась задолго до осени 2008 года. В пищевой, электроэнергетике, черной и цветной металлургии - с ноября - декабря 2007 года, а в нефтедобывающей промышленности - с самого начала 2007 года. Такое время начала производственного спада исключает привязку рецессии в российской промышленности к мировому кризису.

Так как машиностроение, металлургия и нефтегазодобыча в структуре уральской промышленности составляют большую долю, чем в российской экономике в целом, и спад должен быть более явным. Вспомним (см. «Не докачали», «Э-У» № 7 от 18.02.08), что темпы производственного роста в Урало-Западносибирском регионе, до этого развивающемся динамичнее среднего, впервые провалились ниже общероссийских по результатам 2007 года (на 0,8 п.п.), и в дальнейшем отставание только увеличивалось (по итогам четвертого квартала 2008 года - 4,1 п.п.). Вероятно, это должно было стать первым звонком начинающейся рецессии в указанных отраслях. Однако случилось то, что случилось.

Мы уже не раз отмечали, что раньше всех, и на данный момент серьезней всех, кризис сказался на металлургических производствах: падение в отрасли в целом составило 31,9% (четвертый квартал 2008 года к аналогичному 2007 года). Важную негативную роль сыграло наличие серьезного посредника между металлургическими компаниями и рынком в лице металлоторговцев. По словам одного из крупнейших уральских трейдеров, сроки продаж накопленных складских запасов, которые до кризиса были рассчитаны на пару месяцев, из-за обвала спроса растянулись на полгода. В течение этого времени сохранившийся небольшой внутренний спрос на металлопродукцию до производителя не доходил, металлургические заводы заказов не получали. Теперь «техническая пауза» близится к завершению, и крупнейшие производители стали, такие как Магнитка, НТМК, сообщают об увеличении объемов производства в феврале 2009 года (см. «Пробуждение сталевара», с. 14).

На втором месте по величине спада - химическая промышленность (27,9%). Производители минудобрений еще в середине осени говорили о сокращении объемов в связи с недостатком оборотных средств у агрофирм (сельхозпроизводители не в состоянии закупать удобрения заранее).

Того же уровня спад наблюдается в производстве неметаллических минеральных продуктов (цемента, минваты и т.п.): в четвертом квартале - на 25,7%. Небольшой спрос формируется промышленным строительством - порядка двух третей продукции цементники отгружают на возведение производственных объектов в нефтяных и газовых провинциях страны.

Основу промышленного спроса в разношерстном машиностроении составляет госзаказ и инвестиционный спрос со стороны сырьевиков. И здесь единства нет. С одной стороны, даже крупнейшие госкорпорации корректируют планы развития. Так, Уралвагонзавод (Нижний Тагил, Свердловская область) объявил об отправке 12 тыс. работников гражданского производства в оплачиваемый отпуск с 5 по 24 февраля и возможном простое в марте. Причина - сокращение заказа на вагоны со стороны РЖД. Заказчик, Первая грузовая компания, подтверждает снижение общего спроса на вагоны с 22 до 8,8 тыс. штук в этом году. С другой стороны, машиностроение выстрелило в Башкирии: темпы роста сектора за последний квартал в республике невиданные - 133,4%.

 - Уфимское моторостроительное производственное объединение (УМПО) сейчас работает над крупными заказами от Индии, - рассказывает министр промышленности, инвестиционной и инновационной политики республики Юрий Пустовгаров. - Наряду с военной продукцией УМПО успешно освоило выпуск агрегатов для перекачки газа по трубопроводам, экономичных и мобильных мини-электростанций. Они дешевле импортных и в кризисное время имеют особый спрос. Правитель­ство Башкортостана оказывает помощь автомобилестроению, эта отрасль в стране, как известно, находится в очень сложном положении. У ОАО «НефАЗ» в 2008 году мы закупили для республики 130 автобусов, готовы заказать еще 400. Благодаря госзаказу в последнее время увеличил выпуск машин Башкирский троллейбусный завод. Федеральный центр в свою очередь обеспечил заказами до 2011 года Кумертауское авиационное производственное предприятие. Вертолеты серии «Камов» будут поставляться в Южную Корею, Китай, Испанию, Португалию. Недавно на них после долгого перерыва получен и государственный заказ.

Некоторую стабильность экономике Урало-Западносибирского региона обеспечивает не просевший еще потребительский спрос и, соответственно, сектора, ориентированные на конечного потребителя. Здесь уже отмечается перераспределение спроса в нижний ценовой сегмент, а спрос на импортные товары, вероятно, сильно упадет из-за девальвации. Так или иначе, все сектора, завязанные на массовый спрос со стороны населения и предприятий, остаются, наряду с ориентированными на государство предприятиями оборонки, некими островками стабильности. Во-первых, это пищевая промышленность, не поддавшаяся рецессии: по итогам года рост 105,2%, по итогам четвертого квартала - 102%. Во-вторых, сегменты отрасли связи и ИТ, нацеленные на спрос населения, а также розничные сети. В самом ближайшем будущем те из них, кто развивался за счет большого кредитного плеча, станут объектами поглощений, благо их инвестиционная привлекательность в сравнении с другими сегментами несравненно выше. Тем не менее резкого падения объемов здесь не предвидится. Наибольший удельный вес в экономике (если противопоставлять промышленности) эти отрасли имеют в Башкортостане (суммарный оборот розницы услуг и доходов от связи соответствует 0,87 объема отгрузки промышленности) и Свердловской области (0,7), что позволяет надеяться на сглаживание негативных тенденций падения промпроизводства в этих регионах.

Две проблемы: люди и капитал

Самым быстрым и действенным способом снижения издержек в кризисной ситуации для предприятий стало снижение затрат на персонал. Сокращение штата, перевод сотрудников на неполную рабочую неделю, урезание заработной платы, отправка в неоплачиваемый отпуск, переход на серые зарплатные схемы - все это позволило предприятиям оперативно, хоть и не безболезненно отреагировать на изменение рыночной конъюнктуры.

По данным рекрутинговой компании «Кадровые технологии» (Екатеринбург), на кадровом фронте раньше и существеннее всех пострадали компании финансового сектора, строительство и производство стройматериалов, почти все крупное пром-
производство и металлотрейдеры. Ближе к декабрю кризис докатился до сферы услуг, розничной торговли и СМИ. А производители пищевых продуктов, компании сферы ИТ, фармацевтика и телекоммуникационные фирмы до сих пор чувствуют себя неплохо и даже наращивают обороты и обновляют персонал.

Рассказывает директор компании «Кадровые технологии» Марина Нифантова:
- В октябре 2008 года предприятия первой группы полностью прекратили набор новых сотрудников, в ноябре начались массовые сокращения. Первая волна сокращений проходила в шоковом режиме. На основном производстве под сокращения в первую очередь пошли все работники на испытательных сроках и почти все пенсионеры. Традиционно почти под корень вырезали обслуживающие отделы: кадровые службы, маркетинг, пресс-службы. Увольнения проводили невзирая на лица: руководство задавало процент от численности отдела (а то и численности штата всей компании), который должен быть сокращен. В результате к декабрю при некотором оживлении рынка во многих компаниях проявилась проблема - они оказались неспособны выполнить полученные заказы. Многие ключевые специалисты были уволены, часто оказывалось, что носителями уникальных знаний были пенсионеры.

В итоге компаниям пришлось призывать их на предприятия вновь. Стали восстанавливаться и обслуживающие отделы, конечно, не в прежнем объеме. Декабрь стал месяцем переоценки персонала и перераспределения функций между сотрудниками. По результатам этой переоценки мы ожидаем второй волны увольнений, которая придется на конец февраля - март 2009 года.

В то же время оставшиеся в силе предприятия и отрасли способны проводить «апгрейд» персонала: на рынке появляется больше свободных специалистов по низким ценам. Кроме того, компании с потенциалом развития, имевшие в свое время «дыры» в штатном расписании и жаловавшиеся на нехватку кадров, теперь могут доукомплектоваться.

- Внутри отрасли информация о высвобождении конкретных категорий сотрудников на одном предприятии сразу передается в конкурирующие и смежные организации, - говорит Марина Нифантова. - Компании понимают, что в деле удержания кадров они партнеры: если не можешь сохранить специалистов на предприятии, то пусть они останутся хотя бы в отрасли. Вот пример: во время всеобщего подъема был жуткий дефицит сварщиков. С одной стороны, они были востребованы в бурно развивающейся сфере промышленного и гражданского строительства, с другой - на севере региона при строительстве нефте- и газопроводов. Теперь строительство встало. Но нефте- и газопроводы никто не отменял, и закрывающиеся небольшие подрядные организации буквально поставляют сотрудников в Тюменскую область.

Региональные власти, как правило, не доверяют предприятиям в том, что касается сокращений: а не слишком ли много персонала уволено? В случае массовых увольнений инспекции по труду часто заставляют пересматривать заявленную численность сокращаемых. Но теперь власти и компании все чаще сотрудничают. Так, по согласованию властей с предприятиями может использоваться такая схема: если на производстве нет объемов работы, то человек не увольняется, идет в вынужденный отпуск и направляется на общественные работы в городе, области. Из бюджета предприятие получает за это определенную плату, которая в виде зарплаты перечисляется работнику. Подобное отчасти реализовывалось в Нижнем Тагиле на НТМК, когда высвобождавшихся работников привлекали к общим работам сначала на площадках самого комбината, а потом и на улицах города.

Очевидно, это не самая популярная мера: труд неквалифицированный, а зарплаты мизерные. Но люди так или иначе удерживаются на предприятии. Самое главное, по мнению экспертов, деморализующий фактор «я безработный, я никому не нужен» заменяется на более оптимистичный «я пока без работы, но числюсь на предприятии». Тем не менее проблемы стремительного роста как скрытой, так и явной безработицы такой метод не решает.

Еще одна проблема, вызванная кризисом и обострившаяся в четвертом квартале, - катастрофическая нехватка ликвидности. Отсутствие живых денег в обороте заставляет компании переходить на систему взаимозачетов и бартерный обмен. В декабре в стране открылись сразу два интернет-ресурса, позволяющие проводить безденежные расчеты - Антикризисный расчетно-товарный центр (система глобального бартера; http://www.artc-alisa.ru/) и Росбартер (http://www.rusbarter.ru/). А в феврале 2009 года появилась и региональная отраслевая площадка подобного рода - на базе сайта Союза предприятий строительной индустрии Свердловской области (http://www.uralstroyinfo.ru/) создается новый раздел, посвященный бартеру.

По мнению директора Союза предприятий строительной индустрии Юрия Чумерина, строители и производители стройматериалов, из чьей отрасли отток каптала начался уже давно, и до создания специального ресурса практиковали натуральный обмен. В ситуации отсутствия денег во всех звеньях производственной цепочки такой взаимозачет - единственный способ как минимум достроить то, что уже начато. Однако бартерные цепочки крайне непрозрачны - определение стоимости товаров в безденежном выражении каждый раз в каждой сделке будет разное, а ценообразование и открытый рынок полностью потеряют регулирующую функцию.

Как показала практика прошлого, в случае бартерного обмена наблюдается катастрофическое увеличение сроков расчетов предприятий с государством и друг с другом. При длительном использовании натурального обмена денежная составляющая в выручке может опуститься ниже фонда оплаты труда - начнутся массовые задержки и невыплаты зарплат. Остается надеяться, что финансовая поддержка государства не позволит этой тенденции проявиться и в других отраслях.

Выбор коренного

В ситуации спада перераспределяются «экономические роли» территорий Урало-Западносибирского региона. В конце периода промышленного роста (2007 год и первая половина 2008 года) в лидеры выбились южные территории с малой суммарной долей в промышленности региона - Курганская и Оренбургская области (сыграл эффект низкой базы).

Вторая однородная группа - территории-локомотивы, экономически весомые, с развитой и диверсифицированной промышленностью: Пермский край, Челябинская и Свердловская области, Башкортостан. Они составляли основу экономического роста и, несмотря на различную отраслевую структуру промышленности внутри каждой, вносили сопоставимый вклад в развитие Большого Урала.

Третий блок - территории с выраженной нефтегазовой направленностью: Тюменская область, ХМАО-Югра, ЯНАО. Сравнительно с локомотивными областями динамика развития здесь была низка, что связано со сбавлением темпов роста нефтянки в целом по стране (в последние годы для нефте- и газодобычи характерно снижение отдачи действующих месторождений, а новые в эксплуатацию не вводятся). Добывающие производства этих территорий составляют до 35% всей промышленности в регионе.

Последний квартал минувшего года внес существенные корректировки в распределение экономических сил территорий. Под самый сильный удар попали некогда наиболее динамичные отрасли, ориентированные на внешние рынки, а также отрасли, развивающиеся за счет инвестиционного спроса первых. Так, прежние территории-локомотивы уральской экономики скатились в разряд аутсайдеров.

Самый катастрофический спад в регионе продемонстрировала Челябинская область - 27,8% (четвертый квартал 2008 года к четвертому кварталу 2007 года), немногим лучше ситуация в Свердловской области (спад в 16,1%) и Пермском крае (17,3%).
Примерно того же уровня спад наблюдался и по южноуральским территориям: в Курганской области - 16,1%, в Оренбургской - 11,1%. В Удмуртии, последние годы ходящей в аутсайдерах, - 8,2%.

В Тюменской области и автономных округах по темпам развития - все тот же «ноль». Но в новой экономической ситуации такая стабильность может стать предметом зависти. Конечно, общий спад затронул и нефтяников с газовиками: они в первую очередь стали сворачивать инвестиционные программы и сотрудничество с сервисными компаниями. По мнению директора Института региональной политики Булата Столярова, основная волна кризиса в эти отрасли придет с запозданием примерно в полгода. Но здесь снова возможен удар не по самим тюменцам, а по бывшим регионам-локомотивам - значимая доля нефтегазового инвестиционного заказа приходилась на эти территории.

Самым успешным регионом на фоне всеобщего экономического спада выглядит Башкортостан. Республике удалось не только сохранить высокие темпы развития по результатам года (109,5%), но и единственной продемонстрировать рост в последнем квартале (104,5%). Основу его, как уже отмечалось, составил сектор машиностроения, но не показала спада и нефтехимия - 100,7% по итогам года. В плюс башкирам сыграла и удачная структура республиканского промышленного комплекса, и крепкая поддержка со стороны региональных и федеральных властей. По мнению Юрия Пустовгарова, башкирской экономике вполне достаточно накопленного экономического потенциала и устойчивости, чтобы обеспечить в 2009 году темпы промышленного роста практически на докризисном уровне.

Экономическая жизнь с развитием кризиса не остановится. Предприниматели станут более чуткими к тем преимуществам и возможностям, которые может предоставить территория для ведения бизнеса. Самая «продвинутая» часть высвободившихся специалистов будет следовать за реальным капиталом (ведь только там смогут нормально платить зарплату) как в отраслевой, так и региональной плоскостях.

Думается, что в связи с кризисом Свердловская область в ближайшем будущем потеряет статус центра притяжения межрегиональных мигрантов (чем она изрядно досаждала и Пермскому краю, и Челябинской области, и южным территориям). Башкортостан издавна характеризуется закрытостью как в социокультурном, так и в экономическом плане. Такой протекционизм помог республике стать новым экономическим лидером региона, но вряд ли эта территория в силу высоких барьеров сможет стать новым центром притяжения капитала и людей. Скорее всего, в сторону Башкирии, к сохранившемуся рынку с потребительскими возможностями, развернутся многие производители Среднего и Южного Урала. 

Комментарии

Материалы по теме

Кто не спрятался — банкрот

Представители губернатора появятся на всех проблемных предприятиях Челябинской области

Ранжир для транжир

Кризисный фильтр

Влегкую

Прожорливые старушки

 

comments powered by Disqus