Как могут

Как могут
Как могут
Фото: Андрей Порубов

Дискуссии по поводу концепции национального проекта «Здоровье» завершены. Хотя мнения общественности никто и не спрашивал: все задачи определены лично президентом. Теперь актуальность приобрели вопросы практической реализации. Их с начала текущего года накопилось достаточно, по крайней мере, в Урало-Западносибирском регионе. Глава Минздравсоцразвития России Михаил Зурабов, посетивший Екатеринбург 8 февраля, отчасти помог разобраться в ситуации.

Надбавка с добавкой

Наш первый звонок исполнительному директору ТФОМС по Свердловской области Борису Чарному с просьбой прокомментировать реализацию нацпроекта оказался безрезультатным: «Ничего говорить не буду, пока не получу необходимые нормативные акты из Москвы».

Концепции нацпроекта по здравоохранению в письменном виде как не было, так и нет. Существуют отдельные направления. Они прописаны в нормативных актах, но выход документов из московских кабинетов задерживается, как правило, на месяц-полтора. «Юридические механизмы обещанного повышения зарплаты медикам появились только в конце января, вместо того, чтобы выйти в 2005 году, до начала реализации проекта, — отмечает руководитель ассоциации региональных медицинских страховщиков “Территория” Максим Стародубцев. — Это говорит о подходе не технически грамотном, а административно-командном. В том, как реализуется этот нацпроект, виноваты в первую очередь федеральные чиновники».

Вместе с тем в субъектах федерации должностные лица демонстрируют невиданное рвение. Не дожидаясь прихода документов из Москвы, узнавая порой о решениях федерального центра из интернета, региональная бюрократия выполняет поставленные перед ней задачи безукоризненно и в срок. Наглядный пример — денежные надбавки врачам общей практики, участковым терапевтам, педиатрам и медицинским сестрам: они выплачены всем в первой половине февраля. Чтобы своевременно получить на эти цели федеральные деньги, территориальным фондам ОМС пришлось работать в круглосуточном режиме: необходимо было сформировать реестр врачей и медсестер, по сути — провести инвентаризацию всей системы здравоохранения. Эта задача сопоставима разве что с грядущей сельскохозяйственной переписью, с той лишь разницей, что на ее выполнение был отведен месяц. Борис Чарный: «Каждое медучреждение нам представило реестр, но когда мы стали проверять по копиям трудовых книжек, выяснилось, что туда занесены лица, не числящиеся участковыми сестрами или фельдшерами или работающие на 0,75 ставки, хотя добавка положена только к полной ставке. Сейчас у нас все выверено».

По ходу пришлось решать массу вопросов, которые в Москве вовремя не разъяснили или вовсе не предусмотрели. Следует ли удерживать с денежных надбавок подоходный налог? «Платить подоходный налог — конституционная обязанность каждого гражданина, даже президента», — считает Борис Чарный. Но у главы удмуртского ТФОМС Сергея Шадрина другая арифметика: «Повышение зарплаты будет обеспечено за счет территориального фонда ОМС, с учетом уральского коэффициента и подоходного налога». На эту тему Михаил Зурабов высказался только в начале февраля: «Дополнительные выплаты — такие же, как и любая заработная плата, с этой суммы удерживается подоходный налог».

С января в субъектах федерации ждали официального ответа из Москвы на вопрос, почему в перечисленных федеральным центром денежных средствах на надбавки медикам не учтены районные коэффициенты — «северные» и «уральские».

В Екатеринбурге глава Минздравсоцразвития всех успокоил: «Такое решение принято. С марта надбавки будут выплачиваться с учетом районных коэффициентов, в связи с этим будет произведен перерасчет за январь и февраль». Почему это нельзя было предусмотреть заранее?

Регионалам не позавидуешь, Москва им подбрасывает все больше загадок. Как, например, быть с педиатрами, работающими в небольших арктических поселках: количество пациентов у них гораздо меньше установленных центром норм, зато расстояния по тундровому бездорожью им приходится преодолевать огромные. Не вник федеральный центр и в положение фельдшеров, заменяющих участковых врачей. Некоторые регионы, в частности Свердловская область, самостоятельно приняли решение о дополнительных выплатах для них.

Михаил Зурабов

Михаил Зурабов
Фото: Андрей Порубов

Внимание чиновников из Москвы не задели также ведомственные поликлиники и больницы. Дело вновь пытаются спасти региональные власти. По словам вицегубернатора Пермского края Валерия Сухих, «изначально не предполагалось выделять деньги для медработников негосударственных и федеральных учреждений, но властям региона вместе с федеральным фондом ОМС удалось разработать схему, благодаря которой и эти работники могут получить надбавки».

В ряде регионов, например в Оренбургской области, в целях восстановления социальной справедливости организованы дополнительные выплаты врачам «узких» специальностей. «Это наша личная инициатива, — подчеркнул губернатор Оренбуржья Алексей Чернышев, — чтобы врачи работали с нормальным настроением, приходили на работу и лечили больных».

Оценивая деятельность властей субъектов федерации в первый месяц реализации нацпроекта «Здоровье» и проведение инвентаризации регионального здравоохранения, Михаил Зурабов не скупился на комплименты: «Я чрезвычайно удовлетворен тем, как сработало региональное здравоохранение».

Ждите заказов

Получив высокую оценку сверху, региональные администрации вправе рассчитывать на финансовую поддержку инициатив в сфере развития высокотехнологичных видов медицинской помощи. Поскольку речь идет о федеральных средствах в размере нескольких миллиардов рублей, без интриг не обходится. Например, в Уральском федеральном округе за право начать строительство центра высоких медицинских технологий соперничают Екатеринбург, Тюмень и Челябинск. Полпред президента в УрФО Петр Латышев заявил, что для строительства нейрохирургического центра в Тюмени «все готово». В свою очередь губернатор Свердловской области Эдуард Россель, активно лоббирующий строительство третьего кардиохирургического центра в Екатеринбурге, придал огласке конфликт по этому вопросу.

Михаил Зурабов, похоже, нашел компромисс. «В Свердловской области уже есть неплохие мощности по оказанию кардиохирургической помощи. Часто мы не используем то, что уже есть, стремимся строить и строить. Мы договорились с Эдуардом Эргартовичем, что по такому направлению, как кардиохирургия, примем решение, аккредитовав эти центры в федеральных программах по размещению государственного заказа на оказание высокотехнологичной медицинской помощи на мощностях этих лечебных учреждений». Аналогичные договоренности могут быть достигнуты и с субъектами федерации, в административных центрах которых проживает менее миллиона человек (медицинские центры могут быть построены за счет федерального бюджета только в городах-миллионниках), но имеются учреждения здравоохранения с высокими технологиями, например в Оренбурге и Ижевске.

Значительный объем федеральных средств в рамках реализации национального проекта может поступить в регионы также по линии госзаказа на оснащение первичного медицинского звена. По словам Михаила Зурабова, «есть основания считать, что некоторые из предприятий Свердловской области в серьезном соперничестве с другими производителями все же добьются права на то, чтобы уже в этом году включиться в реализацию программы».

Эдуард Россель, по информации интернетиздания Ura.ru, на совещании в областном минэкономики довольно резко высказался по поводу конкурсов в Москве: «Проводят тендеры на закупку оборудования по национальным проектам — там только “Филипс” и “Сименс”. Все! Нашим предприятиям попасть туда тяжело. Чтобы Годлевский (гендиректор ОАО “Уральский приборостроительный завод”. — Ред.) просочился туда, мне пришлось лично Зурабову звонить и говорить: у нас есть производитель оборудования. Не позвони я, он бы в жизни не попал. А так получил контракт на 200 аппаратов УЗИ».

Пока федеральные и региональные власти пытаются спешно урегулировать противоречия, накопившиеся за первый месяц реализации проекта «Здоровье», на местах перемен к лучшему в работе системы здравоохранения не видно (см. «Талон на весну»).

В подготовке статьи участвовали Евгения Еремина, Ольга Евсеева, Оксана Клиницкая

Дополнительные материалы:

Талон на весну

Разговор о нацпроекте «Здоровье» в коридоре муниципальной поликлиники.

Проезжая как-то по улицам Хабаровска, бывший мэр Казани Камиль Исхаков, недавно назначенный полпредом президента в Дальневосточном федеральном округе, попросил остановить кортеж у крыльца обычной поликлиники. Под регистрационным окном томилась очередь. Толпа была создана искусственно: талоны выдавала одна регистраторша, две другие резали торт, а четвертая щебетала по телефону. Полпред рассердился, вызвал главврача и приказал навести порядок. Повторный визит через час показал: пациенты рассосались, врачи и медсестры сидели на рабочих местах. «Для наведения порядка в медицинском обслуживании порой важны не столько деньги, сколько дисциплина и ответственный подход к работе», — назидательно подытожил Исхаков.

Среди уральских чиновников пока не принято наезжать на поликлиники с внезапными проверками. Губернатор Свердловской области Эдуард Россель инспектирует профильные министерства, полпред Петр Латышев следит за реализацией национальных проектов, вовсе не покидая резиденции. Поэтому редакция журнала «Эксперт-Урал» отправила в одну из рядовых клиник Екатеринбурга собственного корреспондента с заданием получить талон на прием к врачу. 

…Утро 1 февраля. Грязно-зеленая вывеска у крыльца огромного серого здания: «Муниципальное учреждение Городская больница № 6 Поликлиника № 1». Очередь с половины девятого — в гардероб. Мест в нем всего 120, а претендентов намного больше. 40 минут ожидания, и пуховик наконец обменян на бирку.

В регистратуре из пяти окошек открыты два. На вопрос, почему так мало, получаю нервное: «Вы же сами видите, нет никого, подойдет работник — будут три окна работать». По примеру других занимаю место в обеих очередях: посмотрим, какой регистратор расторопнее. 

— Деточка, глянь, где талончик. Я-то совсем не вижу, — обращается ко мне старушка лет 80. В пакете из-под молока бережно сложены один к другому талоны и справки. — К ревматологу записалась на март. Хотела и мужа записать на тот же день, бумажку не могу найти. Просила ведь, чтобы два сразу выписали. Как знала, что потеряю…

Талон мы не нашли. Впрочем, засаленную бумажку размером с почтовую марку потерять немудрено.

— А что, — спрашиваю, — всегда нужно за месяц записываться? 

— А как же? Вот пульмонолог, например, всего четыре талончика на неделю дает. А народу, сама видишь, сколько.

— Еще бы, — шумит очередь, — некоторые врачи по два часа принимают два-три раза в неделю…

Чтоб не стоять зря, пытаюсь выведать у регистратора, есть ли еще талоны на сегодня:

— Стойте. Пока есть.

К десяти часам очередь подошла. Получив талон на 11.30 и амбулаторную карту, отправляюсь на четвертый этаж к терапевту.

У кабинета снова очередь.

— У вас на сколько талончик? — спрашиваю у сидящей рядом женщины.

— Я не к терапевту… Жду своего врача уже больше часа. Она придет, и опять куда-то уходит. Видно, занята очень. Мы-то для нее так: одним больше, одним меньше.

— Национальный проект обещает разгрузить слишком занятых врачей…

— Слышала по телевизору. Только не верю, что на самом деле что-то поменяется. Как были очереди и талоны, так и останутся. Раньше врачи как-то человечнее были.

С температурой, например, без очереди и без талона принимали, а теперь «без талончика нельзя»: ложись и помирай.

— Нужно зарплату сначала медикам поднять, они и работать будут лучше, — вступает в беседу энергичный пенсионер. — Условия создать: стены в кабинетах покрасить, мебель, оборудование новое поставить. А то в некоторые заходить страшно: стены обшарпанные, кушетки рваные, врач злой.

— Думаете, деньги все изменят?

— Посмотрим, но начинать точно с них нужно.

Разговор закипел. Пациенты жаловались на устаревшую систему здравоохранения вообще и качество обслуживания в частности. Каждый предлагал свои выходы. Интересно, что про национальные проекты народу ничего толком не известно: «Слышали»… «Знаю, что четыре, но как выглядят — понятия не имею»… «Нигде об этом не говорится»… На этих словах подошла моя очередь.

После осмотра задаю вопрос усталому участковому:

— Как вы думаете, сможет национальный проект существенно изменить ситуацию в здравоохранении?

— Я не верю в эти реформы. Может, наверху об этом громко говорят, но до нас, простых врачей, ничего не доходит. Ни деньги, ни оборудование. А если и меняется что-то, то делается это как будто на показ. А мы работаем как волы.

— Но национальный проект предполагает разработку механизма повышения зарплат…

— Зарплаты если и будут повышаться, то, как обычно, через массу проверок. А за проверкой у нас всегда следуют штрафы: обязательно найдут какую-нибудь бумажку, какой-нибудь неверно оформленный талон. Вы только не пишите моей фамилии, сами понимаете…

Подготовила Евгения Еремина


Комментарии

Материалы по теме

Не одевайтесь зайчиком

Кому выгодна убогая медицина

Лечить так лечить

Взялись за сердце

Лечебный атом

С больной головы

 

comments powered by Disqus