Человек, создающий отношения

Человек, создающий отношения
Клайв Томпсон
Клайв Томпсон
Фото: Андрей Порубов

В рамках проекта «Элита» журнал «Эксперт-Урал» начинает публикацию интервью с генеральными консулами стран дальнего зарубежья, работающими в Екатеринбурге. Так случилось, что в течение прошлого года постепенно сменились руководители дипломатических миссий США, Великобритании, Чехии и Болгарии, а в середине 2005-го к работе приступил первый генеральный консул Германии. Сейчас, когда все они немного освоились и приобрели связи, на наш взгляд, самое время попросить их рассказать о себе и поделиться впечатлениями об увиденном-услышанном на новом месте работы.

Вряд ли кто будет оспаривать принадлежность генеральных консулов к политической и деловой элите региона. Именно их позиция зачастую становится определяющей для иностранных инвесторов при выборе мест и объемов капиталовложений, именно на их сигналы чутко реагируют зарубежные партнеры по бизнесу, от их отчетов во многом зависит образ региона и его властей за границей. Да, дипломаты вынуждены быть осторожными в формулировках, они не всегда могут себе позволить острое словечко. Но за их обтекаемыми формулировками можно найти массу полезных и своевременных советов. Прежде всего — представителям органов власти и предпринимателям, ориентированным на внешнеэкономическую деятельность.

Интервью с дипломатами будут выходить раз в месяц. Первый, с кем мы предлагаем познакомиться, — генеральный консул Великобритании в Екатеринбурге Клайв Томпсон

 — Господин Томпсон, до назначения в Екатеринбург вы работали торговым представителем Великобритании в Нью-Йорке. Как вас уговорили сменить побережье Атлантики на подножье Уральских гор?  

— Меня никто не уговаривал, я сам попросил место генерального консула Великобритании в Екатеринбурге. Многим, конечно, этот шаг непонятен: как можно сменить Нью-Йорк на «какой-то» Екатеринбург. Тем более срок моей дипломатической карьеры подходит к концу, скоро выходить на пенсию, мог бы, казалось, отсидеться в теплом местечке, расслабиться. Но я люблю принимать вызовы судьбы, преодолевать преграды. А Екатеринбург — один из самых отдаленных городов среди тех, где Британия имеет дипломатические представительства. Кроме того, у меня был опыт работы в советской Москве, и мне интересно узнать, как изменилось время и что представляет собой современная Россия.        

Клайв Томпсон — убежденный марафонец. На этом снимке он преодолевает традиционные 42 км в Мюнхене, где в начале 90-х годов работал консулом по коммерции. Летом прошлого года Клайв был членом команды легкоатлетической эстафеты «Великий русский путь», проходящей через Екатеринбург — Вы знали, куда едете?

— Предыдущий генеральный консул Линда Кросс подготовила детальные разъяснения о том, что меня ожидает, дала массу полезных советов. Ее помощь оказалась тем более ценной, потому что, как выяснилось позже, в интернете не так много качественной информации о Екатеринбурге и Урале на английском языке. Мне кажется, это один из важнейших вопросов для обсуждения с областными и городскими властями. Английский понимает огромное количество людей, даже в Японии он популярен. И если вы хотите развивать туризм, ожидаете инвестиций, первое, о чем вам следует позаботиться, — чтобы информация о вас стала доступной максимально широкому кругу лиц по всему миру.

— Припомните, пожалуйста, пару советов от Линды Кросс.

— Она, например, написала, что в Екатеринбурге, в отличие от Москвы и Питера, еще не до конца привыкли к иностранцам, к наличию дипломатических представительств. По мнению Линды, и я с ней согласен, в этом есть преимущество: на Урале люди проявляют значительно больший интерес к нашей, дипломатов, работе, чем в столицах. Мне это нравится, потому что я считаю себя человеком публичным, открытым. В прошлом году, когда мы праздновали юбилей консульства, наши мероприятия на целых три месяца, с июля по сентябрь, заняли первые строчки в рейтинге упоминаемости в СМИ, который проводит агентство Upmonitor. Кстати, Линда также предупреждала меня, что здесь я всегда должен быть готов к контактам с прессой. Впрочем, для меня это не проблема: в свое время я работал пресс-секретарем в министерстве иностранных дел Великобритании и имею опыт общения с журналистами. Третье, о чем сообщила моя предшественница: на Урале и особенно в Екатеринбурге деловая среда развивается очень бурно, бизнес-сообщество формируется быстро. Не исключено, это происходит потому, что более полувека регион был спрятан от иностранцев, и теперь ему приходится догонять центральные районы страны. Отмечу, что контакты с предпринимателями, как и с прессой, не явились для меня чем-то новым: я более 15 лет проработал в коммерческих отделах посольств в Германии и США. Благодаря этому, как мне кажется, я хорошо чувствую запросы бизнеса, хотя бизнесменом себя не считаю. Был и остаюсь дипломатом.    

— Какое впечатление произвел на вас Екатеринбург?

— Сначала оговорюсь, что и губернатор Свердловской области Эдуард Россель, и глава Екатеринбурга Аркадий Чернецкий, и другие VIP убедились в том, что я человек довольно прямолинейный. Откровенно говорю о том, в чем абсолютно уверен. В частности, искренне высказываю советы, как можно улучшить имидж территории, в надежде, что они помогут местным властям принять грамотные и эффективные решения. Теперь к вашему вопросу.

Я прилетел в Екатеринбург немного раньше того, как меня утвердили в должности генерального консула: хотел подучить русский язык. В самолете моя поклажа заняла пять багажных мест. Каково же было мое удивление, когда в аэропорту Кольцово я не увидел ни одной тележки для перевозки багажа — ни бесплатной, ни за деньги. Их не было в принципе! Дальше я был потрясен тем фактом, что людей, встречавших меня и других пассажиров, не пускали к терминалу. А дело было зимой, и они вынуждены были ждать нас на морозе в снегопад… К счастью, эти времена остались в прошлом, недавно в Кольцово открыли новый международный терминал. Это событие сложно переоценить: первое впечатление очень важно. Вообразите, как бы я себя чувствовал, если бы мне довелось прилететь с семьей, с детьми…      

— Ваша жена Кэрол прилетела позднее… 

— Да, она очень важный член команды консульства, хотя ей за это и не платят. Кэрол много работает, особенно в сфере организации коммуникаций с местным сообществом. А эта часть работы для нас не менее важна, чем выдача виз. Мы должны поддерживать с местными жителями самые разные контакты. Кэрол, например, является президентом женского клуба «Дарина». Помогает реализовывать социальные и благотворительные проекты. Совсем недавно вместе с Эдуардом Росселем и Аркадием Чернецким она участвовала в открытии детского онкологического госпиталя, на мой взгляд, лучшего в России. 

— Заканчивая тему Екатеринбурга, спрошу: появились ли у вас в городе любимые места?  

— Да. Екатеринбург город компактный, здесь очень легко гулять, например, приятно побывать в хорошую погоду на Плотинке. Мы с Кэрол освоили лыжные трассы в парке Маяковского, на Уктусе, на Шарташе. Мне очень нравится филармония и местный театр оперы и балета, я был в нем около двадцати раз.

Чтобы работа давала эффект

— Как строится рабочий день генерального консула?

— Замечу, что в штате нашего консульства всего 12 человек, но только двое из них имеют дипломатический статус — консул и вицеконсул. Не удивлюсь, если выяснится, что у нас самое маленькое дипломатическое представительство из тех, что расположены в Екатеринбурге. Но я доволен, что даже при таком раскладе все мы, включая  сотрудников — граждан России, весьма эффективно работаем. Хочу подчеркнуть: у нас очень хорошая команда российских сотрудников.

Мне сложно представить типичный рабочий день. Скажу так: примерно половину рабочего времени составляют бизнес-контакты, 25 — 30% уходит на встречи с прессой и PR, 15% отнимает визовое обслуживание, остальное — менеджмент, решение разного рода управленческих задач. Мне, собственно, потому и нравится моя работа, что я не знаю, чем буду заниматься завтра. Мы не вовлечены в какие-то серьезные политические проблемы и не занимаемся составлением больших политотчетов. В первую очередь для нас важны вопросы развития бизнеса, организация и поддержание контактов с местными властями, решение проблем простых граждан.

— Откуда вы черпаете информацию при составлении отчетов для посольства и МИДа?   

— К сожалению, у меня пока не все хорошо с русским языком, я поздновато начал его изучать, к тому же для меня это шестой иностранный язык. Поэтому почти всю информацию я получаю на английском. Мне очень нравится новый канал Russia Today, много сведений я черпаю из газет Moscow Times, Moscow News. Возможно, я сделаю небольшую рекламу одному из ваших конкурентов, но у газеты «Коммерсант» потрясающий сайт на английском языке. В Екатеринбурге захожу на сайт www.e1.ru, совсем недавно отвечал на вопросы его посетителей, получилось довольно большое интервью по широкому кругу вопросов. Очень надеюсь, что на Урале все же появится хороший сайт на английском языке.   

— Существуют критерии оценки вашей работы?

— У нас пять основных целей, о которых мы можем рассказать вашим читателям. Вот они (снимает со стены лист), каждый день висят перед глазами, напоминая о том, зачем я здесь нахожусь. Тут пять пунктов. Разумеется, все они согласованы с посольством и рассчитаны на текущий финансовый год, который длится в Британии с 1 апреля по 31 марта. Итак, пункт первый — проведение мероприятий, посвященных юбилею генконсульства. Его реализацию мы закончили 20 октября 2005 года на торжественном приеме исполнением знаменитой мелодии «Hаppy birthday to you» на волынке (смеется). Думаю, это беспрецедентно для Урала. Второй пункт — оказывать качественные услуги британским компаниям, которые хотели бы продвинуть бизнес в России. Здесь не указано, сколько конкретно компаний мы должны обслужить. Вероятно, это тот самый случай, когда качество важнее количества. (Хотя у министерства торговли и инвестиций, к примеру, такой план есть.) Понятно, что частью второго пункта является работа с уральскими компаниями и организациями. Третий пункт — поддержка развития гражданского общества: через контакты в местном сообществе, реализацию социальных проектов, благотворительных мероприятий. Хорошее качество визового обслуживания — пункт четвертый. И пятый: управлять коллективом так, чтобы работа давала эффект и все перечисленные цели были достигнуты. Это общие установки. У меня есть и личные задачи, но я не буду их озвучивать.

Консул в одном из развлекательных центров Екатеринбурга, где в начале этого года прошли соревнования по боулингу между командами генеральных консульств, расположенных на Урале :: Фото - Андрей Порубов— Какова политика консульства в части визового обслуживания? Соревнуетесь ли вы по количеству выданных виз с другими дипломатическими представительствами?

— Нельзя сказать, что соревновательный дух (а он, конечно, существует) — часть визовой политики. Суть политики в одном: обеспечить высокий уровень обслуживания. В 2005 году нам подали 8148 заявок на получение визы, из них удовлетворено 7784. Отказов было 288, или 3,5%. Любой специалист подтвердит, что это очень неплохой показатель. Поскольку, как я сказал, нас мало, мне самому довольно часто приходится выступать в роли визового офицера. Не уверен, что такое возможно в консульствах других европейских стран и США, расположенных в Екатеринбурге. Но я делаю это с удовольствием, поскольку так я в курсе того, что происходит на этом направлении. Меня абсолютно устраивает наш уровень сервиса, мы часто получаем благодарности от клиентов. Однако с апреля будет внедряться новая система визового обслуживания. Это эксперимент для посольства Британии в России, в других странах система давно и успешно работает. Чуть позже мы выпустим подробный пресс-релиз на эту тему. Расскажу вкратце суть. Сегодня гражданин России может подать заявку на получение британской визы всего в трех точках: в посольстве в Москве и консульствах в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. С апреля таких точек будет 12. Девять дополнительных «окон», куда можно будет сдать документы и получить визы, на условиях аутсорсинга обеспечат действующие частные сетевые компании, которые отобраны по результатам тендера. Оплачивать их работу будет посольство, так что стоимость услуг за оформление виз не вырастет. В пределах нашего консульского округа дополнительные пункты оформления виз появятся в Екатеринбурге и Уфе.

Бизнес — это в первую очередь личные контакты

— В ходе первой встречи с губернатором Росселем, вы предложили ему назвать три главные задачи, которыми, с его точки зрения, вам следовало бы заняться в первую очередь. «Инвестиции, инвестиции, инвестиции», — сказал Россель. Какие препятствия вы видите на пути иностранных, в частности британских, инвестиций на Урал? Насколько, по-вашему, местные власти и бизнес заинтересованы в получении заемных средств? Оцените, пожалуйста, те проекты, которые бизнес предлагает в качестве объекта вложений.

— Мне показалось, местные власти искренне заинтересованы в получении информации о том, как улучшить в регионе инвестиционный климат, увеличить приток инвестиций. В прошлом году меня пригласили на «мозговой штурм», где как раз обсуждалась эта тема. Были представители МИД России, министерства международных и внешнеэкономических связей Свердловской области. Тогда родилось много хороших идей. Я думаю, эту встречу в скором времени следует повторить. Во всяком случае, я с удовольствием принял бы в ней участие. Суммируя все, что тогда прозвучало, главный совет можно сформулировать так: если вы хотите привлечь серьезные инвестиции, следует как можно быстрее заняться улучшением инфраструктуры. Мы видим — в России вращается немало частных денег. Мы слышим — из федерального бюджета вот-вот пойдут дополнительные средства на развитие инфраструктуры: ремонт дорог и т. д. Это очень хорошо, но фронт работ велик. Да, аэропорт Кольцово сделал первый шаг — построил международный терминал. Не следует на этом останавливаться. Теперь надо открыть информационный офис или справочное бюро для иностранцев, задать четкие и понятные правила оказания услуг такси, организовать подачу автобусов для встречи международных рейсов. Казалось бы, это мелочи, но они важны — это же первое впечатление от Урала. Далее — гостиницы. Если город хочет привлечь иностранцев — туристов, бизнесменов, им нужно доказать, что здесь их ждут хорошие гостиницы с приличным сервисом. Замечу, что в Екатеринбурге уже появились неплохие гостиницы, но их должно быть еще больше, потому что сильная конкуренция поможет, с одной стороны, удержать цены, а с другой — улучшить качество обслуживания.

На том «мозговом штурме» я сказал, что Урал имеет хорошие возможности для туризма. У него есть три «фишки», которые могут привлечь путешественников.

Во-первых, все, что связано с Романовыми, как бы ни печально это звучало. Во-вторых, Транссибирская магистраль, которая позволяет совершать путешествия в поисках природной красоты на запад и восток страны. И третье — перспективы развития лыжного туризма, что позволит заполнять те же гостиницы зимой.   

Если вернуться к бизнесу, нельзя не отметить: по-прежнему много бюрократии. Приведу пример одной очень интересной компании (не буду ее называть, но, поверьте, она высокого уровня, ведет отличный бизнес). В течение нескольких лет она безуспешно пытается создать в Екатеринбурге центр новых технологий —  не может получить помещение под офис. Если власти серьезно настроены на решение вопроса с инвестициями, они должны хоть в какой-то степени ослабить бюрократический гнет.

— Внешнеторговый оборот — один из ключевых показателей уровня отношений между странами и косвенный показатель вашей работы. В интервью российских чиновников, отвечающих за развитие внешнеэкономических связей, часто можно услышать, что Британия и Урал имеют большие резервы для роста оборота… 

— По прошлому году официальных данных пока нет. Но в 2004 году внешнеторговый оборот Великобритании со Свердловской областью составил около 180 млн долларов, от вас поступило товаров на 168,725 млн долларов, от нас — на 10,603 миллиона. Меня лично никогда не будет удовлетворять текущая ситуация, всегда есть желание стремиться к большему. Хотя, не скрою, в октябре прошлого года приятно было услышать из уст министра международных и внешнеэкономических связей Свердловской области Виктора Кокшарова, что Великобритания является ведущим инвестором на Среднем Урале. Возможности для роста торгового оборота действительно огромны. Их можно реализовать, если постоянно совершенствовать отношения с местными властями и компаниями. В 2005 году мы организовали пять урало-британских торговых миссий: три группы предпринимателей Великобритании побывали на Урале, а представители уральских компаний дважды съездили к нам. До конца текущего финансового года мы организуем еще две миссии. В январе Ассоциация промышленных технологий Великобритании открыла офис в Екатеринбурге, то же планирует сделать Российско-Британская торговая палата. То есть британская сторона демонстрирует интерес к Уралу и оптимизм по поводу будущего наших отношений. Прошлой осенью открылся Урало-Британский бизнесклуб. Он позволяет нашим предпринимателям напрямую общаться, учиться друг у друга. Такой клуб очень важен, поскольку бизнес — это в первую очередь личные контакты. Создана рабочая группа, которая разрабатывает устав и программу клуба. 

— Вы часто упоминаете Свердловскую область. А что делается для развития отношений с другими субъектами?  

— Вернусь к тому, что у нас в штате всего два дипломата, а консульская зона — в десять раз больше территории Великобритании. Тем не менее кое-что для расширения географии работы нам удается сделать. За год мы организовали торговые миссии в Пермь, Уфу и Челябинск, в Башкирии на одной из промышленных выставок разместили стенд консульства, где представили ведущих британских товаропроизводителей.     

Клайв, Кэрол и одна из двух дочерей — Анна, которая 7 февраля впервые прилетела в Екатеринбург :: Фото - Андрей Порубов — Линда Кросс регулярно бывала на тюменском севере
— в Ханты-Мансийском автономном округе, на Ямале. Я заметил, что вы с особым вниманием относитесь к Прикамью: уже дважды посетили Пермь и заявили, что Пермский край станет одной из главных площадок для реализации проектов британского консульства…     

— Не забывайте, что Линда работала четыре года, а я — всего год. Кстати, на март запланирована поездка большой делегации британских бизнесменов в Тюмень.

А Пермский край действительно интересный субъект, тем более что Пермь — побратим Оксфорда. Сейчас мы договариваемся с пермскими властями об очередной торговой миссии британцев на берега Камы. Мне было очень приятно видеть представителя краевой администрации на семинаре, который провело британское посольство в Москве. У пермских властей, как и у соседей-свердловчан, также есть понимание, что местный аэропорт должен приобрести более цивилизованный вид.

— На сайте посольства Великобритании я прочитал, что в этом году британцы проведут серию семинаров «для специалистов в области экономического управления». Там сказано, что они пройдут только в Москве и Санкт-Петербурге. Почему исключен Екатеринбург?    

— Мне сложно ответить на этот вопрос. На своем уровне мы довольно много делаем для обучения российских менеджеров современным методам управления. За год провели на Урале три мастер-класса с привлечением ведущих специалистов из Британии: по архитектуре, модернизации промышленных территорий и энергетике. Каждое мероприятие посетило не менее сотни человек, их обучение было бесплатным. В конце февраля пройдет мастер-класс по дизайну предметов интерьера.

В Екатеринбург приедет Нина Кемпбелл, которая входит в число ведущих мировых дизайнеров в этой сфере. Она изобрела массу интересных вещей, например очки в форме сердечек. Но наши мастерклассы — не увеселительные мероприятия, это всегда обучение, конкретная помощь в работе. 

— Мне кажется, вам хорошо удается продвигать на Урале «британский стиль». В частности, на нашей почве успешно прижилась неделя британской моды, совсем недавно в Екатеринбурге открылось британское ателье. Работа со стилем — часть консульской политики?

— Идею открыть британское ателье реализовал уральский предприниматель, основной бизнес которого — поставка строительных материалов. Он думал, куда вложить свободные средства, и решил создать ателье. Мы, конечно, способствовали этому, в частности познакомили его с самым знаменитым портным Великобритании Джоном Лоббом. Его представитель теперь регулярно бывает в Екатеринбурге. Уральские модники получили возможность, не выезжая в Лондон, заказать себе новые наряды. Конечно, мы не имеем права продвигать конкретный бизнес, но мы можем создавать отношения. В этом тоже суть работы консульства.     

— Полагаю, на Урале вряд ли появилось бы ателье британской моды, если бы Екатеринбург и Лондон не связывало прямое воздушное сообщение. Насколько, по-вашему, успешны рейсы British Airways на уральском направлении?      

— О деловой стороне вопроса лучше поговорить со специалистами-маркетологами этой авиакомпании. В Екатеринбурге есть билетная касса и небольшой офис в аэропорту, но маркетинговой политикой управляют из Москвы. Я довольно часто летаю рейсом Екатеринбург — Лондон и должен отметить: по моим наблюдениям, места в эконом-классе почти всегда заняты. Из Лондона в Екатеринбург British Airways летают через Алма-Ату, и я знаю, что наша авиакомпания была бы счастлива выполнять рейсы даже по маршруту Екатеринбург — Алма-Ата — Екатеринбург. Это очень выгодное направление. Пока British Airways не имеет соответствующего разрешения, но авиакомпания готова расширять спектр услуг и географию полетов. Думаю, генеральный консул Германии Тило Клиннер вряд ли поблагодарит меня за это, но я скажу: многие немецкие бизнесмены признавались мне, что рейс British Airways более удобен для них, чем рейс Lufthansa. Из Франкфурта в Екатеринбург ты вылетаешь рано утром и остаешься без завтрака, а из Лондона самолет вылетает днем, после обеда. 

Ask Me Why

— Продолжая тему британского стиля на Урале, хочу спросить, поддерживаете ли вы идею установить на Урале памятник группе «Битлз»? 

— Первой пластинкой, которую я приобрел в своей жизни, был второй альбом «Битлз». Тогда, в 60-е годы, все британские мальчишки увлекались этой группой. Сегодня у меня полная коллекция альбомов «ливерпульской четверки», она хранится здесь, в Екатеринбурге. Как старый битломан, я, конечно, поддерживаю идею создания памятника. В эскизе мне понравилось то, что там нет никаких лиц, видны лишь силуэты музыкантов. Эта образность более чем уместна сегодня, когда создатели группы состарились. Я знаю, что в конце февраля пройдет марафон по сбору средств на возведение памятника, и если мне позволит время, я обязательно в нем поучаствую.

— Я слышал, что вы увлекаетесь футболом. Ваша любимая команда? 

— «Астон Вила» из родного Бирмингема. Она появилась в 1876 году, выросла из крикетного клуба. Кстати, в то время мой прадед вел счет в соревнованиях по крикету. В 1960 году мой отец впервые взял меня на футбольный матч, где «Астон Вила» играла с «Ливерпулем». К середине первого тайма счет был 4:0, вел «Ливерпуль», а закончился матч со счетом 4:4. Игра была захватывающая.

Как старый битломан британский генконсул поддерживает идею строительства памятника «Битлз» на Урале :: Фото - Андрей Порубов Я тогда подумал, что это обычная практика, и через неделю сказал папе — давай сходим еще. Короче, втянулся. Но с тех пор «Астон Вила» подобных подвигов не совершала. Тем не менее эта команда — часть моей жизни.     

— Два года назад я был в Бирмингеме и мне показалось, что его жители — большие патриоты…  

— Это правда. Им есть чем гордиться. Совсем недавно Бирмингем представлял собой умирающий город, каменные джунгли. За сравнительно короткое время власти, при поддержке всех горожан, смогли сделать из него один из самых современных городов Британии. На месте бывших промышленных зданий появились красивые пешеходные зоны, по ним приятно прогуляться. Старые промышленные города везде одинаковы. Мы передали екатеринбургским специалистам подробную информацию о проекте возрождения своего города, показали нынешний Бирмингем чиновникам мэрии. Конечно, это очень затратный проект, он был бы невозможен без применения механизмов частно-государственного партнерства.

— И последнее: какую книгу вы сейчас читаете?

— Может, это не будет так интересно российским читателям, но в Англии я живу не в самом Бирмингеме, а в деревушке Котсуолдс неподалеку. Это очень красивое место, его любят туристы, иногда там можно услышать и русскую речь. Наша семья живет в доме, которому около ста лет, а вообще деревня основана в XIII веке. Так вот сейчас я читаю исторические зарисовки о ней. 

— Полагаю, вы большой любитель традиционной британской кухни.

— Мое любимое блюдо — деревенский пирог со свининой. Это одно из основных блюд национальной кухни. Свинина запекается в тесте с большим количеством овощей и специй. Кэрол как-то готовила его в кулинарной передаче на екатеринбургском телеканале. А завтра впервые в Екатеринбург прилетает одна из моих дочерей, Анна. Надеюсь, среди гостинцев будет и этот пирог.

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus