Восемьдесят миллиардов шагов

Восемьдесят миллиардов шагов Экономика Урала в целом сохраняет стабильность и пока в рост не собирается. Химики все больше перехватывают системообразующую инициативу у металлургов. Агропром по-прежнему уверен в себе.

С татья, опирающаяся на предварительную базу данных по инвестиционным проектам, вышла в «Эксперт-Урале» в начале октября 2013 года (см. «Вскрышные работы» , «Э-У» № 40 от 07.10.2013). Сейчас мы имеем дело с более обширным и выверенным материалом. Прояснению информации к нынешней публикации способствовали кроме прочего календарные особенности: подводя итоги года и перекраивая планы на будущее, в ноябре-декабре компании охотнее распространяли данные (и в открытых источниках, и по запросу) об инвестиционных начинаниях. Поэтому в результате осенне-зимней ревизии нашей базы мы значительно улучшили представительность выборки. В сентябре прошлого года из пяти с лишним сотен проектов «проверенными» и «информационно устойчивыми» мы могли счесть лишь 104 общей стоимостью около 10 млрд долларов. Сейчас ядро, на котором можно строить относительно непротиворечивые выводы, увеличилось до 213 проектов, а их суммарная стоимость перевалила за 80 млрд долларов.

Мы ни в коем случае не отказываемся от сделанных прежде выводов. В этой статье мы, во-первых, верифицируем набор наших ранних гипотез на более достоверной и объемной выборке и дополним его новыми предположениями, а во-вторых, публикуем больше первичной информации из уникальной базы инвестиционных проектов Большого Урала, которую аналитический центр «Эксперт-Урал» ведет с середины первой декады 2000-х годов.

Деньги в пространстве

Осенью мы писали, что инвестиционные инициативы последних лет — не чета прежней деловой активности: это прослеживалось и по числу заявляемых проектов, и по их объему. За три последних месяца информация прояснилась по многим начинаниям, ранее казавшимся смутными: теперешний совокупный объем в 80 млрд долларов уже выглядит внушительным. Здесь, однако, стоит оговориться: из суммарных 80 миллиардов почти 27 приходится на крупнейший отечественный газовый проект — строительство компанией «Ямал СПГ» в ЯНАО завода сжижения газа (см., например, «Китайцы на Ямале», «Э-У» № 37 от 16.09.2013 и «В Азию через Пиренеи», «Э-У» № 45 от 11.11.2013).

Традиционно велики плановые инвестиции, заявляемые энергетиками: и со стороны генерации, и со стороны передачи и сетевого хозяйства. На эту инвестиционную позицию отрасль стала восходить еще с начала реформирования РАО ЕЭС, в кризис лидирующие позиции энергетики только укрепили (финансирование фактически нерыночной отрасли оказалось куда стабильней, чем, например, рыночных металлургов). Надолго ли модернизационный запал? С одной стороны, состояние энергетической инфраструктуры до сих пор требует существенных вложений, с другой — анализ нашей базы свидетельствует об отступлении волны вливаний в энергетику (об этом чуть позже).

Металлурги на Урале всегда были в числе лидеров, верно это и на сей раз. Хотя и с оговорками: сектор в целом с 2010 — 2011 годов планов экстенсивного роста не строит, предпринимая, условно говоря, поддерживающие вложения. К ярким примерам таких инвестиций относятся проекты УГМК: например, разработка месторождений Северной группы под Ивделем (прежние месторождения отработаны) или создание собственной малой генерации для обеспечения энергетической безопасности Среднеуральского медеплавильного завода и других предприятий (см. «Медь — дефицитный товар», «Э-У»№ 43 от 28.10.2013).

Зато куда большую активность, чем прежде, мы фиксируем в химическом секторе (понимаем его расширенно, включая туда неорганическую и органическую химию, фармацевтику и нефтепереработку). По общему объему инвестиционных планов отрасль уже перегнала металлургов, притом что последние по совокупной доле в валовом продукте в Урало-Западносибирском регионе куда весомей. Особую активность заявляет не сходящий с информационной повестки дня «Уралкалий»; и если заявления калийной державы будут выполняться, то Пермский край имеет все шансы избавиться от имиджа недоинвестированной территории (этого изменения ко времени осенней публикации мы не отловили), где холдинг лишь зарабатывает прибыль, не уделяя особого внимания развитию производства (это суждение мы подробно обосновали здесь: «Больше кормить? Нет, доить!» , «Э-У» № 25 от 25.06.2012).

И последний отраслевой акцент — победоносное шествие агропрома и пищевки. Мы уже не раз писали о становлении этого сектора в качестве одного из системообразующих на Урале, подчеркивали этот момент и в осенней публикации об инвестпроектах в регионе. Сейчас отметим лишь символический рубеж, перейденный пищепромом: по результатам последней волны исследования объем заявленных инвестиций здесь (2,6 млрд долларов) превысил сумму инвестиционных планов в уральском машиностроении (2,1 млрд долларов).

Деньги во времени

Средний срок реализации проектов по новой расширенной выборке в целом составил ровно три с половиной года. Напомним, что осенний расчет выдавал нам и того меньшие значения — около 2,8. Расхождения объясняются тем, что в первом варианте мы брали меньше проектов, причем каждый из них, по-нашему мнению, очень высокой степени вероятности осуществления, а это автоматически предполагает четкие (но и, как правило, локальные) задачи, небольшие сроки и умеренные вложения. Теперь же мы стали всерьез рассматривать и то, что раньше нам виделось сомнительным, — компании демонстрируют свою решимость в реализации.

Но даже 3,5 года — срок небольшой. Да, он свидетельствует о том, что компании живут не только сегодняшним днем, что бизнес старается обеспечить стабильность на среднесрочную перспективу. И, конечно, корректировка этого срока с 2,8 до 3,5 — положительный знак. Тем не менее говорить, что региональная экономика приближается к новому инвестиционному циклу (а значит, к восходящей фазе), пока нет оснований. Вспомним, что на гребне прежней волны срок реализации проекта по экономике в среднем уверенно переваливал за пять лет. Сейчас длительные перспективы остаются уделом специфических отраслей (например горного дела) да инфраструктурных проектов, завязанных на нефтянку.

О продолжении стагнации свидетельствует и распределение финансовых вложений по заявленным инвестиционным инициативам во времени. Если равномерно распределить планируемые вложения на весь срок реализации проекта и суммировать все модернизационные начинания (что, конечно, очень грубо, но все же дает инструмент для анализа), то можно составить «календарный план» инвестиций.

Впервые этот трюк мы проделали в 2011 году, когда искали начало новой волны роста на выходе из посткризисного восстановления. Не нашли: вершинка кривой плотности пришлась ровно на текущий тогда 2011 год. Это говорило о том, что экономика жила настоящим, но не будущим; типичную картину роста можно было наблюдать разве что на примерах прошлого. Так, в исследовании 2007 года вершина графика плотности распределения финансовых вложений во времени была сдвинута на два года вперед — к 2009-му, то есть все экономические агенты активно планировали инвестпрограммы, рассчитывая на увеличение сверхдоходов. Тогда положение хозяйственного комплекса Большого Урала мы условно назвали шаткой неопределенностью (см. «Нестабильная стабильность», «Э-У» № 47 от 28.11.2011).

В исследовании последней волны пик таких расчетных вложений по нашей выборке пришелся на 2013 год — то есть фактически оказывался пройденным даже в момент проведения исследования, а на момент публикации и вовсе остался в минувшем году. Если вы боитесь слова «спад», то определение «застой», учитывая неулучшающуюся с 2011 года конъюнктуру, может быть чересчур оптимистичным. Однако это не «крах». Ранее форма рассчитанной кривой получалась, как правило, симметричной относительно вершинки, сейчас же «горб» получился более смещенным в будущее: компании пусть и не планируют больших проектов, зато предполагают много вложений среднего масштаба, которые какое-никакое существование на среднесрочную перспективу обеспечат. При этом замечено, что предприниматели в посткризисный период отказываются от начатых проектов куда реже, чем в кризисный провал или даже предварявший его виток сырьевого роста.

При этом ситуация имеет отраслевые различия. Читателя уже не удивит, что самыми долгосрочными и нацеленными на будущее оказываются проекты в химической и нефтехимической отраслях, есть некоторые долгосрочные начинания и в металлургии. (И тех, и других роднит, например, наличие горнодобывающих подразделений, модернизационный цикл которых весьма продолжителен). Спрос на продукцию химических отраслей имеет фундаментальные предпосылки к росту, и, судя по всему, в ближайшее время химики постепенно будут отвоевывать у металлургов звание системообразующего промышленного сектора в регионе.

Нетипична ситуация в энергетике: во-первых, это единственная отрасль, в которой пик условных вложений приходится на 2014 год, а во-вторых, расчетные вложения после прохождения этого пика резко падают. Исходя из этого предположим, что энергетики, как два-три года назад металлурги, находятся на завершающем этапе инвестиционного цикла в отрасли.

Равномернее всего инвестиции распределены во времени в АПК и у машиностроителей. И если суммарный объем вкладов у машиностроителей просто мал, то агропромышленники при всей своей исторической недолюбленности уверенно превращаются в растущую отрасль.    

Дополнительные материалы

Крупнейшие инвестиционные проекты Урала и Западной Сибири по итогам мониторинга 2013 года

Комментарии

Материалы по теме

Про щук и карасей

Кооператив «Большой Урал»

Рубль — раз, рубль — два

Комплексный обет

Ударная доза

Деньги на разведку

 

comments powered by Disqus