Шесть сотых процента инноваций

Шесть сотых процента инноваций В начале 2013-го аналитический центр «Эксперт-Урал» совместно с Центром региональных экономических исследований Высшей школы экономики и менеджмента УрФУ подвел итоги исследования инновационной активности компаний малого и среднего бизнеса в промышленных секторах. Исследование инициировано осенью прошлого года в силу нескольких причин. Во-первых, наш очередной рейтинг инновационной активности бизнеса Урало-Западносибирского региона выявил заинтересованность малых и средних предприятий в повышении наукоемкости деятельности (подробнее см. «Ученая степень» , «Э-У» № 38 от 24.10.12). Во-вторых, АЦ «Эксперт-Урал» уже проводил аналогичное исследование среди крупнейших промышленных предприятий региона (см. «Знаю как» , «Э-У» № 50 от 19.12.11), и для полноты картины, описывающей текущий уровень и перспективы развития инноваций, нам необходимо дополнить ее средним и малым бизнесом (СМБ).

В-третьих, на всех уровнях власти, в экспертных обсуждениях все больше внимания уделяется средним компаниям. Они считаются основным источником формирования конкурентной среды за счет большей восприимчивости к внедрению инновационных решений. С ними также связывают перспективы экспорта высокотехнологичной продукции (см., например, «Созидательные разрушители» , «Э-У» № 25 от 25.06.12; «Шило как внутренний стержень» , «Э-У» № 18 от 09.05.11).

Наше исследование велось по двум направлениям. Первое — оценка вклада средних и малых предприятий в инновационное развитие Урала и Западной Сибири, а также уровня инновационной активности данного сегмента. Анализ проводился на базе статистической информации, аккумулируемой Росстатом. Второе направление — проведение углубленных интервью с представителями малого и среднего инновационного бизнеса, посвященных специфике инновационной деятельности отдельных компаний: источникам финансирования, стимулам, инновационным продуктам и решениям, моделям управления инновациями. Перейдем к основным результатам.

Кто здесь хайтек

По данным Росстата, в 2011 году на Урале (из-за отсутствия статистики Удмуртия из расчетов исключена) доля инновационной продукции в общем объеме произведенных товаров, работ, услуг составила всего 3% против 4,8% в среднем по стране. Ра­зумеется, это средний показатель: например, у регионального лидера Пермского края — 7,7%, у Тюменской области — 1,8%. Но даже Прикамью очень далеко до значений, обозначенных правительством страны — 25— 35%.

Судя по статистике, на средний и малый бизнес в целом по Уралу приходится лишь 2% инновационных товаров и услуг. Исключение составляет Курганская область — 32,5%.

Инновационная активность средних предприятий в Уральском регионе по итогам 2010 годаЛидером по инновационной активности средних промышленных предприятий (по малому бизнесу статистика устарела) по итогам 2010 года является Тюменская область: 37,6% компаний здесь занимаются высокими технологиями. На втором месте — Курганская область (17,9%). В аутсайдерах — Свердловская область (6,6%). Заметим, что к этим данным нужно относиться с большой долей скепсиса: Росстат считает инновационную активность как отношение числа средних хайтек-предприятий к общему количеству обследованных (!) средних организаций. Понятно, что такая метода может приводить к значительным искажениям.

Основу инновационной продукции практически на всех территориях Урала представляют товары, внедренные или значительно технологически измененные за последние три года. На общем фоне выделяются только Свердловская и Челябинская области, где 15% и 22% инноваций соответственно получились за счет усовершенствования текущей продукции.

Сомнительно выглядят данные, говорящие о том, что только свердловский средний бизнес отгружает товары наноиндустрии. Тем не менее другой статистики в нашем распоряжении нет.

Если анализировать затраты средних компаний на технологические инновации (Росстат выделяет также маркетинговые, экологические и организационные), то их львиная доля (68%, 420 млн рублей) в 2010 году ушла на приобретение оборудования. У тюменских, курганских и свердловских предприятий на эту статью израсходовано 81 — 89%.

Второе место в общем объеме затрат среднего инновационного бизнеса — производственное проектирование, дизайн и разработка, не связанные с научными изысканиями (17%, около 100 млн рублей). Регионы-лидеры здесь — Пермский край и Челябинская область (37% и 43% в расходах соответственно).

Тройку замыкают затраты на исследования и разработку новых продуктов и методов производства (в среднем около 7%, почти 63 млн рублей).

Структура финансирования инноваций средних предприятий значительно отличается от той, что сложилась в крупных компаниях (о ней см. «Новое не для всех» , «Э-У» № 48 от 05.12.11): если последним 50% средств достается от государства, то у первых в среднем 80% вливаний — собственные деньги. В Челябинской и Тюменской областях цифра больше — 98%. Исключением является разве что Башкирия, в которой половина затрат на технологические инновации покрывается кредитами и займами.

По итогам 2010 года наиболее диверсифицированная структура финансирования инноваций у Свердловской области: 64,6% — собственные средства; 27,7% — кредиты и займы; 7,8% — средства регионального и муниципальных бюджетов. На общем фоне также выделяется Пермский край, где 13,5% денег выделено венчурными фондами.

19 смелых

Для экспертных интервью мы отобрали около 120 компаний. Цифра получилась небольшой (для сравнения: только в одной Свердловской области на конец 2012 года работало 190 тыс. малых и средних предприятий), поскольку фильтр был жестким. Нас интересовали фирмы, во-первых, только промышленные (в их число мы включили ИТ- и телеком-компании), во-вторых, с приростом годовой выручки выше, чем в среднем по рынку. Кроме того, предприятия выборки должны были вести активную инновационную деятельность: тратить деньги на НИОКР, иметь нематериальные активы, патенты или совместные проекты с институтами поддержки и развития инноваций.

Структура инновационной продукции, производимой средним бизнесом в субъектах Уральского региона по итогам 2010 годаНа наше предложение поучаствовать в исследовании откликнулось только 19 компаний из секторов ИТ- и телеком, АПК, машиностроения, металлургии, деревообработки, химии и производства строительных материалов. Потому сразу оговоримся: не стоит экстраполировать выводы, сделанные на основе глубинных интервью, на все предприятия какой-либо отрасли или сектор среднего бизнеса в целом. Тем не менее некоторые тенденции нам показались любопытными.

Самооценка

Прежде всего мы попытались выяснить, как компании оценивают уровень собственного развития в области высоких технологий. Респондентов просили рассказать о предложенных за последнее время инновационных решениях, сопоставить уровень этих решений с российскими или зарубежными аналогами (если таковые имеются), а также указать основных потребителей продукции.

Самооценка предприятий СМБ оказалась достаточно высока. Все без исключения респонденты отмечали, что постоянно ведут разработку новой или усовершенствование уже выпускаемой продукции. В пермском «Прогнозе» (интеллектуальные системы управления данными) отмечают, что их продукты по уровню инновационности соответствуют мировым аналогам. Подтверждение — попадание компании по итогам 2012 года в так называемый «Магический квадрант Гартнера». Это ежегодный аналитический отчет международного агентства Gartner, занимающегося исследованиями в ИТ-секторе. Тем самым эксперты мирового уровня признали рыночные достижения «Прогноза».

В другой ИТ-компании, екатеринбургском «СКБ Контуре» (системы электронной отчетности), видят свою инновационность в методах удовлетворения нужд конкретных клиентов (используемые в работе языки и алгоритмы не новы для мирового ИТ-рынка).

Аналогичную позицию занимают компании машиностроительной отрасли, которые в нашем перечне представляют два узких сегмента — приборостроение и производство оборудования для нефтегазового сектора. Последние оценивают уровень выпускаемой продукции как достаточно конкурентоспособный и на российском, и на мировом рынке. Особенность товара в том, что он может выпускаться под нужды конкретных заказчиков, и это усиливает уникальность и новизну предлагаемых решений.

В области приборостроения участвующий в опросе Завод радиоаппаратуры (Екатеринбург) признался, что не является производителем уникальной в мировом или российском масштабе продукции. Инновационность его решений — в освоении новых технологических процессов и внедрении автоматизированных обрабатывающих центров. Потому, на наш взгляд, в данном случае более корректно говорить о применении инновационных решений для самого предприятия, а не о выпуске высокотехнологичных товаров для потребителей.

Из химического сектора, считающегося в мировой практике достаточно высокотехнологичным, в нашу экспертную выборку попали два предприятия — «Эрготек» и ФГУП «УНИХИМ с опытным заводом». Оба, по их мнению, ведут активную инновационную политику. Например, в «Эрготеке» разрабатывают продукты, «которые, как правило, первое время являются уникальными на российском рынке, затем по их лекалам начинают появляться аналоги». УНИХИМ больше всего гордится установкой для выпуска комбинированного дезинфектанта для питьевой и сточных вод: ее называют самой значительной разработкой за последние три года.

Компании в сфере металлургии, деревообработки, производства строительных материалов отметили, что их инновационность в основном заключается в импортозамещении — предложении местному рынку аналогов уникальных западных технологий.

Структура затрат на технологические инвестиции по видам инновационной деятельности в Уральском регионе по итогам 2010 годаПомимо технологических новшеств многие респонденты выделяли в своей деятельности инновации организационного или маркетингового характера. Например, для компании «Кургансемена» (специализируется в области создания разноплановых сортов зерновых и зернобобовых культур) важна не столько оценка уровня производимой продукции (сказывается специфика конкуренции в этой сфере), сколько сам процесс создания новых сортов. Особенностью компании является разработанная и запатентованная система ускоренного семеноводства.

Маркетинговые инновации — точка роста для компании «Бергауф Строительные Технологии» (производство строительных смесей). Такая активная политика объясняется высокой конкуренцией на рынке. Фирме необходимо и выпускать новинки, и работать над их четким позиционированием. Периодический поиск свободных ниш позволяет при правильной подаче продукта занять определенную долю рынка, уверены в «Бергауф».

Стимулы и стратегии

Следующий блок вопросов экспертного интервью был посвящен направлениям развития компании, которые позволят поддержать или повысить конкурентоспособность, а также — стимулам, побуждающим фирмы к инновационной деятельности.

Все стимулы мы условно поделили на три большие группы. Первая (довольно очевидная) — конкуренция. Она заставляет создавать инновационную продукцию, направленную на максимальное удовлетворение нужд потребителей. Для одних фирм — это конкретные заказчики (государство, госкомпании, крупные холдинги), для других — массовые пользователи. Такие приоритеты характерны для большинства опрошенных.

Вторая группа — развитие спроса на высокие технологии, формирование потребностей в инновационных продуктах, создание новых рынков. Эти стимулы характерны только для малого количества секторов — производства строительных материалов, в котором разрабатываются и внедряются маркетинговые инновации, а также для ИТ и телекомсферы.

Третья группа стимулов — снижение себестоимости товаров за счет минимизации издержек, повышение энергоэффективности производства и качества продукции. Они ведут к технологической модернизации предприятия, организационным и экологическим инновациям. Такие приоритеты характерны для промпредприятий в сфере машиностроения, химического производства, деревообработки.

Что касается стратегии инновационного развития, отдельно она в опрошенных нами компаниях не разрабатывается. Приоритетные направления и возможные стимулы, как правило, помещаются в раздел общей стратегии. Причем только у 20% опрошенных компаний такая стратегия охватывает среднесрочный период (в основном — два-три года). Причина — высокая зависимость экономики страны от политического курса.

Внутренняя организация

Наконец, последний и, пожалуй, наиболее интересный блок вопросов касался того, как в компаниях среднего и малого бизнеса генерируются новые идеи и решения и каким образом построен процесс управления ими.

Судя по ответам респондентов, средние компании не отдают приоритет тем или иным источникам идей и пользуются как внешними (ТЗ госзаказов, обратная связь от клиентов, маркетинговые исследования, мониторинг предложений конкурентов), так и внутренними (R&D-подразделения, собственники бизнеса, топ-менеджмент).

Источники финансирования технологических инноваций среднего бизнеса в 2010 годуОргструктуры, ответственные за инновационную деятельность в средних компаниях, условно можно также разделить на две группы: постоянные и временные (проектные). Последние создаются, как правило, под решение краткосрочных конкретных задач — разработку и продвижение новой продукции, модернизацию технологического процесса и т.п. Такой моделью пользуется большинство производственных предприятий сектора СМБ, она помогает избежать постоянных затрат на содержание R&D-подразделений. Лаборатории, инженерные центры, обеспечивающие непрерывный инновационный процесс, — выбор небольшого количества средних компаний. Хотя такой подход дает максимальную отдачу.

На наш взгляд, достаточно интересен с точки зрения управления инновационной деятельностью опыт Челябинского завода технологической оснастки (ЧЗТО), организовавшего на своей территории технопарк. Модель следующая: ядром структуры является завод, специализирующийся на оборудовании для нефтегазовой отрасли, в его составе работают подразделения, занимающиеся НИОКР, маркетинговыми исследованиями и т.п., а внедрение и продвижение результатов научных исследований ведут малые инновационные предприятия-резиденты технопарка. Кроме того, на свободные производственные площадки завод привлекает сторонние организации, работающие в той же отраслевой тематике. Таким образом, вокруг ядра формируется пояс малых и средних предприятий, функционирующих в одном сегменте и способных производить комплектующие как для завода, так и для внешних потребителей.

Добавим, что статус технопарка обеспечивает ЧЗТО существенными преференциями: льготами по налогам на имущество и прибыль, различными госсубсидиями. Плюс завод зарабатывает на арендной плате. Концентрация опыта, знаний, создание «инновационного бульона», экономия средств позволяют обновлять оборудование, реализовать крупные, востребованные проекты. Например, сейчас ЧЗТО разрабатывает привод штангового насоса с характеристиками, аналогов которым в мире нет.

Постоянные исследовательские подразделения далеко не всегда охватывают полный цикл инновационного процесса. Чаще всего средние компании исключают из поля деятельности своих R&D-отделов опытное и серийное производство или маркетинг. Эти функции выводятся на аутсорсинг, в качестве подрядчиков выступают вузы, научные центры крупных компаний, независимые лаборатории и испытательные центры. Как правило, такая политика обусловлена экономическими факторами. Подобный подход на Урале исповедует компания «Бергауф», она обращается к услугам внешних лабораторий, если ей необходимо провести независимые испытания продукции, а также в случае отсутствия необходимых методик.

Забытый средний

Перейдем к некоторым выводам. Процессы управления инновациями в компаниях СМБ-сектора разнообразны. Иными словами, на данной стадии развития в малых и средних предприятиях типовые модели менеджмента высоких технологий не сформировались. В каждой из интервьюированных компаний организация инновационной деятельности велась на ощупь, по интуиции, исходя из логики развития бизнеса.

Еще один вывод — структура финансирования инновационной деятельности в секторе СМБ ясно свидетельствует о слабой доступности кредитных ресурсов и низком интересе венчуров. Исключение составляет разве что екатеринбургский рынок ИТ, на котором местные фонды профинансировали уже около 20 стартапов, а в конце прошлого года проект Domosite.ru (софт для управляющих компаний и соцсеть для жильцов) подняла международные инвестиции от Runa Capital (подробнее см. «Зона комфорта» , «Э-У» № 1 от 24.12.12).

В целом позитива мало. Возлагая надежды на сектор СМБ как ядро будущего инновационного предпринимательства, государство, очевидно, выпустило из поля зрения сегмент средних фирм. На федеральном уровне для начинающих компаний созданы фонды Бортника и Сколково, на региональном — разнообразные структуры поддержки малых предприятий. Средние же остались за бортом. Хотя такие фирмы, на наш взгляд, наиболее гибки к изменениям внешней экономической конъюнктуры, активны на существующих рынках или создают новые, а также способны быстро адаптировать технологические процессы для внедрения новых разработок.
И именно для средних компаний инструменты господдержки должны быть созданы в первую очередь.


Дополнительная информация.

Очень средние инноваторы

Сергей КротовСегмент среднего бизнеса практически не вовлечен в инновационное развитие региона. Причины — в низкой активности предприятий и отсутствии эффективных инструментов поддержки со стороны государства, считает проректор по инновационной деятельности Уральского федерального университета Сергей Кортов.
 
— Сергей Всеволодович, в чем особенность среднего бизнеса с точки зрения инновационного развития?

— Средние предприятия — тот сегмент, с которым сейчас следует активно работать. Многочисленные исследования, например тех же «газелей», именно у них фиксируют прорывной рост рыночных показателей. Этот сегмент я считаю наиболее перспективным: во-первых, они знают своего потребителя, имеют представление о его надобностях, как текущих, так и будущих; во-вторых, в связи с быстрыми темпами развития, как правило, имеют собственные средства для развития, часть которых могут направить для инициации инновационных процессов. Так, к нам приходят предприятия из этого сегмента и говорят, что 10 — 30 млн рублей в год они готовы потратить на совместные с университетом проекты. И, наконец, они очень мобильны в принятии решений — как управленческих, так и технологических.

— Но их активность очень низка. Почему?


— Что такое среднее производственное предприятие? Это чаще всего либо команда, отпочковавшаяся от крупного и создавшая собственную производственную базу на арендованных площадях, либо крупное предприятие советских времен с готовой производственной инфраструктурой, развалившееся на несколько. Это накладывает определенный отпечаток: средние компании вынуждены пользоваться устаревшими производственными фондами, потому что собственных средств на капитальное строительство и покупку современного оборудования не хватает, а долгосрочная кредитная линия им недоступна. Это первая причина их низкой инновационной активности. Вторая — отсутствие государственной стратегии и поддержки этого сегмента бизнеса. А третья — крайне короткие сроки прогнозирования и планирования, два-три года. В России они, как правило, равны политическим циклам. Малый бизнес как гриб — вырос после дождя и исчез в случае неблагоприятной ситуации, крупный вынужден устанавливать долгосрочные контакты с потребителями и государством, а среднему труднее всего. Поэтому средний бизнес чаще всего в политике видит не возможность, а риск. Отсутствие четких посылов и защищенности не дает этим предприятиям работать в инновационном сегменте, потому что любая инновация, если это не просто закупка импортного оборудования, имеет период окупаемости от трех до семи лет (в частности в области металлургии и машиностроения).

— В Уральском федеральном университете есть модели работы со средним бизнесом?

— Средний бизнес для нас — это платформа для совместных проектов. Здесь есть несколько направлений. Первое — университет как инкубатор готовых проектов. Наши малые предприятия разрабатывают проекты, средний бизнес смотрит, есть ли среди этих проектов то, что он готов поддержать, и если есть — мы обсуждаем конкретные варианты сотрудничества. Второе — предприятие уже имеет свою бизнес-идею инновации и рассматривает университет как источник технологий и кадров. Средняя компания, как правило, ограничена в своих научных исследованиях из-за отсутствия нужных компетенций и оборудования, поэтому наукоемкую разработку она может продвигать самостоятельно только до определенного предела. В этом случае подключается университет, и мы вместе определяем и реализуем наиболее оптимальный путь получения нужного результата. При реализации любого из этих путей возникает роль университета как посредника между государством и бизнесом. Если бизнес не хочет контактировать с государством непосредственно, поскольку не умеет этого делать, то вуз как партнер использует механизмы государственной поддержки и обеспечивает формат частно-государственного партнерства.

— Какие инструменты поддержки рациональны, на ваш взгляд, на высшем уровне?

— Есть форма, которая давно развивается на Западе и над которой мы тоже начинаем активно работать, — индустриальный парк. Причем в нем должны быть зоны и гринфилда (поляна с подведенными коммуникациями для крупного бизнеса), и технологического развития, где располагаются универсальные технологические модули (они могут быть использованы компаниями среднего бизнеса для разворачивания производства). В России большая проблема, сдерживающая развитие инноваций в среднем бизнесе, — отсутствие рынка венчурных инвестиций.

Далее — необходимы программы стимулирования спроса. Например, Москва приняла закон о закупке инновационной продукции: 5% от всего бюджета закупок должно идти на инновационную продукцию. Вопрос — что считать инновационной продукцией. Для ответа создана специальная комиссия, формирующая реестр инновационной продукции. И как только продукция в него попадает, она оказывается в области преференций. Я считаю, что в Свердловской области необходимо создавать подобные инструменты стимулирования спроса на инновации. Это не столько программы финансовой поддержки, хотя они, безусловно, важны, сколько создание благоприятных стартовых условий. Найти деньги — решаемая задача. А вот пробиться через наши конкурсные процедуры и прочие административные барьеры, систему лицензирования, стандартизацию — для инновационных компаний достаточно сложно. В идеале на период осуществления инновационных проектов средние компании должны иметь особые режимы хозяйствования. Это могут быть налоговые преференции, госгарантии, частичная компенсация банковских процентов и т.п. Ключевой проблемой, конечно, является обеспечение инвестиционного и рыночного спроса на инновации. Если помочь среднему бизнесу в этом деле, все остальное он сделает сам.

Отраслевая наука в удручающем состоянии

Татьяна СтахровскаяДля развития инноваций только создания инфраструктуры недостаточно. Нужно стимулировать внедрение новых идей и технологических решений, во всем мире именно это демонстрирует реальную заинтересованность правительства в инновационном развитии, убеждена директор по НИР ОАО «Уральский научно-исследовательский химический институт с опытным заводом» Татьяна Стахровская.

— Наше предприятие сохранило комплексную структуру ведущего отраслевого института, в которой есть и подразделения разработки и внедрения химических процессов, и опытный завод с опробованием технологий, и проектный отдел. То есть мы выполняем НИОКР по разработке технологий новых продуктов нашего профиля, проверяем их в опытно-промышленном масштабе, проектируем производства. Кроме того, выпускаем малотоннажные продукты, нестандартное оборудование и контрольно-измерительные приборы. Основная наша продукция предназначена для промышленности. Если работает промышленность в России — мы востребованы, если не работает или предпочитает импорт — увы! Заказы по сравнению с советским временем у нас уменьшились на порядок. Очень давит конкуренция с Китаем, который стимулирует своих производителей эффективной налоговой политикой, особенно экспортной.

Отраслевая наука в стране находится в удручающем состоянии, пример нашего предприятия — не единичный. Мы с 1991 года не получали ни копейки бюджетных денег. Научный потенциал до сих пор высок — завоевываем высшие награды на инновационных форумах, но на достойную зарплату денег не хватает.

Государство недостаточно стимулирует инновационную деятельность. К нам несколько раз приезжали японские бизнесмены, собирались открывать у нас производство реагента по нашей технологии, необходимого для электроники. Посчитали — оказалось невыгодно. Поехали в Китай вместе с нашими специалистами. Мы завидовали: там, если предприятие работает в сфере хайтек, продает технологии или создает высокотехнологичное производство, ему предоставляют льготы по налогу на имущество, на землю, на зарплату. Потому что компания, вкладывающая в инновационную экономику, должна для начала какой-то «жирок» накопить. В частности, на предприятии, которое предложили для размещения нашего производства, налог на зарплату равен нулю! Понятно, что выбор оказался не в нашу пользу.

Сейчас много говорят об инфраструктуре инноваций. На мой взгляд, это не первое дело. Должно быть стимулирование новых идей и новых технологических решений. Это соотносится как младенец и коляска: главное же не коляску «крутую» купить, а младенца развить. Нужно поддерживать изобретателей и образовательные программы, развивающие творческую молодежь.

По идее

Евгений ТолмачевБез научно-технического планирования и активного взаимодействия государства, науки и промышленников развитие невозможно, считает технический директор ООО «Златоустовский литейный завод — Метапласт» Евгений Толмачев.

— Наше предприятие началось с идеи. Литые жаростойкие цепи из различных марок сталей для цементной отрасли, производство которых мы открыли в 1996 году, до нас делали только европейские фирмы. Наши цепи при одинаковых стойкости и качестве получились значительно дешевле. Появился большой спрос. Сегодня завод выпускает продукцию для предприятий цементной промышленности России и СНГ, ведет исследования в горнорудном сегменте.

Активная инновационная работа завода нацелена на улучшение характеристик товаров и импортозамещение. Основной стимул — конкуренция. Разработанная нами технология была чрезвычайно проста. В итоге сегодня рынок активно осваивается предприятиями пенитенциарной системы Челябинской и Свердловской областей. Но c тюрьмами по себестоимости продукции мы конкурировать не в силах. Поэтому вынуждены постоянно улучшать продукцию, менять материалы с целью ее удешевления при сохранении характеристик. Понятно, что через два-три года наши разработки уходят к конкурентам. Нам каждый день приходится думать, что новое внедрить, чтобы создать запас времени.

Для понимания направления развития мы тесно общаемся с потребителями, стали проводить на базе нашего предприятия конференции. Кроме того, изучаем европейский опыт. В целом, я считаю, нужно возрождать активное взаимодействие между наукой, потребителями и заказчиками технологий.

В советское время в цементной отрасли существовала программа НИОКР: она определяла перспективные направления развития технологий и практические разработки. Под это выделялись ресурсы, которые собирались в общем отраслевом фонде НИОКР: цементники отчисляли в него по 2% от себестоимости их продукции. Сейчас ни планирования, ни источника нет. И государство вроде готово финансировать разработки, но отлаженный механизм проведения денег, учитывающий интересы всех участников, отсутствует.

Дополнительные материалы

Аналитический доклад «Инновационная активность промышленных компаний Урала: текущее состояние и прогноз изменений»

Комментарии

Материалы по теме

Искусство возможностей

Три составляющие прогресса

По закону порядков

В точке пересечения

Случайная уникальность

 

comments powered by Disqus