У каждого свой праздник

У каждого свой праздник Зависимость банковской системы от внешних факторов можно снизить только одним способом — сформировать внутренние долгосрочные источники ресурсной базы. Сегодня это пенсионные деньги и инструменты, имеющиеся в распоряжении регулятора, убежден президент УБРиР Антон Соловьев.

Региональные банки начинают подводить финансовые итоги 2011 года: на прошлой неделе сразу несколько кредитных учреждений устроили по этому поводу брифинги. Судя по предварительным результатам, банковская система в 2011 году показала хорошую динамику роста активов, кредитных портфелей. Однако уверенности, что тенденции удастся сохранить, нет. Экономика во многом зависит от ситуации на мировых рынках, а большинство экспертов один за другим корректируют прогнозы в сторону ухудшения. Так, если в октябре 2011 года НSBC предполагало, что темпы роста мирового ВВП в 2012 году достигнут 2,6%, то сейчас — максимум 1,9%. Насколько вероятен шанс реализации пессимистичных сценариев, как они могут отразиться на конкретных регионах, отраслях и сегментах — эти темы сейчас активно обсуждаются в предпринимательской среде. Мы предложили президенту УБРиР Антону Соловьеву высказать свою точку зрения и представить видение развития новой фазы банковской системы в стране.    

Жить по средствам 

— Антон Юрьевич, где сейчас сосредоточены основные риски, за какими новостями стоит следить?

— На мой взгляд, глобальных рисков два. Первый — падение темпов роста в Китае ниже уровня 8%, что может резко затормозить рост китайской экономики. Второй — вероятность рецессии в США. Однако и там и там есть обнадеживающие события. В 2011 году власти Китая начали охлаждать перегретый рынок недвижимости и сдерживать инфляцию, добившись в этом ощутимых успехов. А затем, чтобы не допустить критичных темпов снижения роста, стали смягчать денежно-кредитную политику, что внушает определенный оптимизм, по крайней мере, в первом и втором кварталах этого года.

В попытках разрешения другой мировой коллизии, в экономике США, я бы обратил внимание на два очень важных факта. В начале этого года ФРС неожиданно заявила, что в ближайшей перспективе вполне возможно будет проведен третий раунд количественного смягчения (меры дополнительного монетарного регулирования экономики. — ред.), при этом ФРС до конца 2014 года не будет менять ставку в сторону увеличения. Ориентир уровня инфляции в 2% вполне комфортен. Такие долгосрочные прогнозы всегда успокаивают рынки. Если раньше США выбирали между экономическим стимулированием и инфляцией, не давая при этом четких ориентиров, то сейчас цели и инструменты представлены публично. И это хороший знак. Честно говоря, такой риторики от ФРС мало кто ожидал.

За новостями из этих двух стран нужно следить. Хотя, конечно, в целом сегодня экономики в мире очень разные, если раньше все падали и поднимались практически одновременно, сегодня у каждого свой «праздник».

— Получается, что новости из Еврозоны уже не так актуальны?

— Рецессия в Европе — дело по сути свершенное. В первом квартале 2012 года, как и в четвертом квартале 2011-го, в странах Еврозоны в любом случае будет падение ВВП, и все это в прогнозах уже учтено. Европейский центральный банк предоставил банкам трехлетние кредиты на 500 млрд евро, что решило системные проблемы банков как минимум в краткосрочной перспективе. Самая больная точка Европы — Греция, но, честно говоря, она уже всех утомила настолько, что на эти новости мало кто обращает внимание. Вообще это чисто европейский подход: заговорить проблему так, что она сама по себе становится неактуальной. Если долги Греции, не важно, в какой пропорции, хоть 50%, хоть 70%, не будут списаны, по-моему, до конца этого месяца де-факто случится дефолт. И это, безусловно, вызовет нервозность на рынке, а значит, краткосрочные распродажи. Но глобально новой волны паники не произойдет.  

Конечно, есть вероятность появления своего рода «черного лебедя». Например, война с Ираном. В этом случае будут взлет цен на нефть и, конечно, массовая распродажа ценных бумаг и активов на всех рынках. Другая опасность кроется в том, что начнется хаотичный развал Еврозоны. Но, на мой взгляд, чем дальше, тем вероятность такого хода развития событий все ниже. Об этом говорит возвращающаяся уверенность инвесторов. Статистика фиксирует приток капитала в Россию в начале этого года. Поэтому, если не брать во внимание каких-то разовых событий, которые просто добавят волатильности рынкам, кардинально общий тренд не изменится.

— Означает ли это, что российские банки снова могут получить доступ к мировому рынку капитала?

— На текущий момент долларовое фондирование для наших банков безумно дорого. Но перспектива снижения стоимости заимствований есть, и первый квартал в этом отношении будет показательным. Вполне возможен сценарий, когда качественные заемщики — Сбербанк, ВТБ — смогут более выгодно разместить евробонды. Не исключено, что западные фонды, столкнувшиеся с дефицитом качественных активов после снижения рейтингов стран с ведущими экономиками ниже уровня 3А, будут вынуждены снизить требования к своим риск-процедурам. И тут, пожалуйста: welcome to Russia, то есть инвесторы включат активы России в портфели. Не исключено, что будет разыгрываться и «политическая карта», то есть будет делаться ставка на исход выборов в России, инвесторы рискнут покупать дешевые активы в расчете на их рост, что спровоцирует некоторый приток средств на рынок. Но я бы не стал возлагать на это большие надежды, надо привыкать жить по средствам.

Кредитор последней инстанции

— Хорошая постановка вопроса, только где эти средства взять? Вклады населения в российских банках, как правило, короткие, а задача вовлечения
пенсионных ресурсов в экономику за двадцать лет реформ так и не решена. 

— А вот здесь очень важно получить внятный ответ от нашего Центробанка — готов ли он взять на себя роль кредитора и предоставлять банкам среднесрочные инструменты. До текущего момента Центральный банк говорил о том, что он это делает осторожно, только в критичных ситуациях, когда есть угроза сжатия ликвидности. Мне кажется, настало время перевести это в разряд системного решения, потому что другого реального источника финансирования экономического роста в ближайшей перспективе нет. Инструментарий, критерии отбора, требования к претендентам на получение денег — это уже дело техники. Главное, чтобы это был канал, а не ручеек, и канал с нормальным потоком, чтобы он охватывал активную часть банковской системы и был прозрачным.

Следующий шаг — нужно вовлекать в экономику пенсионные деньги. Эту кубышку в любом случае необходимо распечатывать. По сути, создание нескольких источников внутреннего долгосрочного финансирования — это независимость России от внешних факторов. Сейчас что происходит? Перекрыли кран — банки прекратили кредитовать экономику, открыли — ура, побежали занимать. Но это же несерьезно! Россия — уже шестая экономика в мире, пора о самоидентификации подумать, в том числе и обеспечив независимость финансовой системы.

Здесь есть еще один важный момент. Как только ЦБ положительно ответит на вопрос, дает ли он экономике среднесрочную ликвидность, сразу вырастет значимость процентной ставки. Потому что если есть эмиссионный канал, который влияет на ставку, значит, есть инструмент управления инфляцией. Да, за 2011 год нашим монетарным властям можно только поаплодировать: инфляция в 6,1% — хороший результат. И то, что ЦБ не боялся снижать ставку рефинансирования на этом фоне, конечно, отрадно. Но теперь нужно заниматься обеспечением роста экономики. В условиях ограниченной ликвидности это можно сделать только одним способом — управляя ставками. И, судя по всему, Центробанк идет именно по этому пути. Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев на форуме Россия-2012, который недавно состоялся в Москве, фактически подтвердил эту мысль. По его словам, теперь основным источником эмиссии денег станет кредитование банков под залог облигаций или кредитных требований, а не покупка валюты Центробанком, как это было ранее. Если регулятор действительно возьмет этот курс, кредитование банков со стороны ЦБ РФ будет обыденным делом, а значит, он сможет регулировать экономические процессы.         

Новый рост

— Очевидно, что восстановительная фаза экономики закончилась, по крайней мере, в большинстве секторов.
В банковской сфере до 2008 года рост в основном обеспечивали количественные параметры: рынок розницы был пуст и только благодаря этому банковские портфели росли темпами 50% в год. Сейчас будет также? 

— 2008 год тут ни при чем. Был бы кризис или нет, период стремительного роста все равно бы закончился. В любой отрасли количество рано или поздно переходит в качество, и банковский рынок — не исключение. Для банковских услуг главный вызов 2012 года заключается в том, что клиент научился в них разбираться. Его требования постоянно повышаются, он хочет, чтобы его обслужили быстро и качественно, чтобы ему было удобно. Теперь клиент желает, чтобы часть операций можно было совершать удаленно, чтобы была возможность отслеживать движение денег по счету в онлайн-режиме и т.д.

Все это приводит к тому, что раньше клиент искал на рынке услугу, а теперь он ищет банк, в котором ему комфортно обслуживаться. И на этом этапе происходит качественное преобразование. Чтобы клиент выбрал именно твой банк, нужно добиться того, чтобы сотрудники, во-первых, не только дружелюбно с ним разговаривали, но и квалифицированно консультировали. Во-вторых, нужно обеспечить ему многоканальность коммуникаций: по телефону, в чате, через скайп, e-mail и так далее. И желательно, чтобы эти все каналы поддерживали высокий уровень сервиса. Если вы сегодня спросите меня, может ли банковская система в целом дать все это клиенту, то я честно отвечу «нет». Если вы не являетесь VIP-клиентом, то, перемещаясь по территории России, вы не можете получить единый стандарт сервиса.

— У вас есть предположение, когда банки смогут обеспечить такой стандарт?

— Думаю, через два-три года. И это будет означать следующий эволюционный скачок в развитии российской банковской системы. Он будет заключаться в том, что клиент, научившись взаимодействовать с банком, захочет персонифицировать с ним отношения, ему будут интересны только те услуги, которые востребованы им лично. Значит, появятся другие требования к CRM-системам, к маркетинговой активности, аналитике, процедурам и т.д.

Только двигаясь по этой траектории, банки смогут наращивать свой вклад в экономику. А к этому, думаю, мы в конечном итоге должны стремиться. Мы должны стать мощными сервисными предприятиями, которые производят добавленную стоимость в сфере услуг. Банковская система для Швейцарии — одна из лидирующих отраслей. Почему бы не поставить такую цель для России? 

— И какие тактические шаги необходимы для этого?

— Прежде всего технологии. Это касается не только собственно самой платформы, но и коммуникаций с клиентом, и внутренней аналитики, и внутренней организации процесса. Технология позволяет удовлетворить главный запрос банковского сервиса — скорость. Это то, за что клиент готов платить, поэтому лично для нашей команды на ближайшие годы технология будет приоритетом. Второй важный акцент — качество обслуживания. Самое главное — обеспечить единый стандарт во всей сети, независимо от того, какая она по размеру — 200, 600 или 1000 офисов. Конечно, надо следовать общему тренду с точки зрения коммуникаций. Сегодня приложения должны быть на iPhon, Ipad, Android, то есть банк должен давать клиенту то, что для него актуально сегодня, а не позавчера. В этой части банки меняются: скорости выпусков приложений, каналов коммуникаций стремительно растут. И, конечно, нужен правильный маркетинг. То, что банк должен идти к клиенту, а не наоборот. Очень скоро для всех банков станет аксиомой. 

Комментарии

Материалы по теме

Круглосуточный рост

Большая переделка

Тень пирамиды

Малому кораблю — большое плавание

Рождение прецедентов

 

comments powered by Disqus