Кто не спрятался — банкрот

Кто не спрятался — банкрот

По данным Арбитражного суда Свердловской области, в 2008 году количество исковых заявлений о взыскании долгов выросло на 25%, к производству принято 41,224 тыс. дел. Такого всплеска активности со стороны кредиторов не отмечалось уже лет пять. Судьи связывают его с экономическим кризисом: подавляющее большинство исков пришлось на второе полугодие, когда у компаний возникли проблемы со сбытом продукции, отсутствием средств для обслуживания и погашения кредитов. Эксперты считают, что значительная часть дел завершится банкротством компаний.

- Разорение бизнеса - объективная реакция рынка на сложившуюся экономическую ситуацию, - утверждает управляющий партнер Incor Alliance (Екатеринбург) Игорь Басаргин. - Российский бизнес в период роста оторвался от реальности, набрал большое количество кредитов, которые невозможно стало обслуживать: чтобы гасить один, приходилось брать другой. Зачастую предприниматели неадекватно отражали размер кредитной нагрузки.

Чаще всего в предбанкротном состоянии оказываются компании, которые пытались профинансировать проекты с продолжительным сроком окупаемости (около семи лет) короткими кредитами до года. Как правило, эти кредиты рефинансировались либо за счет кредитов в других банках, либо выпусков облигационных займов. Сейчас банки отказываются перекредитовывать таких клиентов из-за высоких рисков, долговой рынок для них практически закрыт, а собственных ресурсов для погашения долгов нет. Пик напряженности вероятнее всего придется на весну - осень 2009 года: у многих компаний, эмитировавших облигации в 2007 - 2008 годах, подойдет срок оферты, а у некоторых и завершение выпусков. На рынке возникнет масса не просто технических, а вполне реальных дефолтов.

- Очевидно, что банкротства будут происходить с компаниями, имеющими наибольшую долговую нагрузку, которая сейчас есть абсолютно во всех отраслях, - отмечает директор Практики управления финансами и рисками «БДО Юникон» Дина Попова.

Бесспорно, в очень плохом положении находится сектор недвижимости, финансовые сложности фиксируются в продуктовом ритейле, в металлоторговле, сбыте электроэнергии. Сильнее других отраслей подвержены банкротству машиностроители: они стоят в самом конце технологической цепочки, и объем заказов, а также возврат инвестиций будут восстанавливаться у них в последнюю очередь.

Первые ласточки

Череду банкротств крупных предприятий на Урале в период кризиса открыли компании сферы недвижимости. Первыми стали «Уралмедьстрой-1» (строительство жилья в Екатеринбурге и Верхней Пышме; объем задолженности перед кредиторами - 555,3 млн рублей) и некогда крупнейший уральский девелопер «КИТ-Кэпитал» (размер требований кредиторов, который не оспаривается должником, приближается к 4 млрд рублей). Обе компании еще в декабре прошлого года сами подали в суд заявления о банкротстве. Эксперты тут же заговорили о начале массового добровольного банкротства должников, особенно в сфере недвижимости. В московских арбитражах действительно выстроились очереди застройщиков с заявлениями о самобанкротстве. Мы ожидали подобного и на Урале, однако арбитражная практика показала, что такой сценарий развития у нас не получил.

Теоретически действующее законодательство позволяет компаниям весьма неплохо чувствовать себя в качестве банкрота по нескольким причинам.

- Для погашения долга необходимо распродать имущество. Но сегодня сделать это непросто из-за снижения спроса и цен. Кроме того, сама процедура потребовала бы много времени и дополнительных затрат. Поэтому самый простой выход - объявить себя банкротом, - отмечает директор департамента консалтинга компании London Consulting & Management Company (Санкт-Петербург) Сергей Богданчиков.

Президент Уральской саморегулируемой организации арбитражных управляющих Дмитрий Кармацкий добавляет, что собственники при этом от управления не устраняются. Мало того, приостанавливается исполнение документов по имущественным взысканиям, снимаются аресты имущества, предприятие на год-два получает передышку. Таким образом, бизнес освобождается от просроченных кредитов. При этом предприятие не останавливается ни на минуту.

Инициирование процедуры банкротства выгодно менеджменту, отмечает Игорь Басаргин:

- Не будем забывать, что несостоятельность предприятия начинается с момента, когда компания в силу объективных причин больше не может исполнять обязательства. И первый, кому становится известно об этом, - менеджмент. Я делаю на этом акцент, потому что все сделки, которые менеджмент будет совершать от момента, когда ему стало достоверно известно о невозможности исполнять обязательства, до момента, когда компания фактически будет признана банкротом, подвергнутся дальнейшему анализу с точки зрения гражданской и уголовно-правовой ответственности. Когда же компании сами подают на банкротство, этот промежуток времени сокращается, а действия арбитражного управляющего, направленные на оздоровление предприятия, имеют уже совсем другую правовую природу и оцениваются иным образом, нежели действия менеджмента. Кроме того, банкротство зачастую приводит к заключению сторонами мировых соглашений.
Таким образом, по мнению председателя правления строительной компании «Астон Груп» Вячеслава Трапезникова, финансовое оздоровление через процедуру банкротства может стать выходом из ситуации для живой, чистой компании, не допускавшей злоупотреблений, но обремененной долгом из-за катастрофичного падения спроса на ее продукцию или услуги. По такому пути могут пойти металлургические и машиностроительные предприятия, у которых копятся многомиллионные долги, пени и штрафы за свет, газ, тепло и воду.

- Подача добровольного заявления о банкротстве представляется наиболее логичной для предприятий, которые попали в сложную финансовую ситуацию и не способны в данный момент расплатиться с долгами, - считает председатель президиума Свердловской областной экономической коллегии адвокатов Владимир Винницкий. - При этом они продолжают работать и надеются на восстановление платежеспособности, если будут сняты аресты с их имущества и счетов. Если у предприятия ничего за душой не осталось, ему остается только дожидаться, когда заявление о банкротстве подадут кредиторы.

Инициатива наказуема

Однако на Урале добровольных банкротств пока немного, по нашим оценкам, не более пяти, в основном в сфере недвижимости. Большая часть исков подается кредиторами. По словам председателя судебного состава по банкротствам Свердловского арбитражного суда Сергея Соловцова, с начала года в суд ежедневно поступает в среднем по три заявления о признании должников банкротами: «Если раньше с такими заявлениями к нам обращались, как правило, налоговые органы, чтобы стребовать задолженность перед бюджетами, то теперь это компании, которые не могут получить расчет по обязательствам».

Не исключено, пыл должников несколько охладили поправки в федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», вступившие в силу 1 января 2009 года. С одной стороны, они существенно упростили процедуру подачи заявления о признании должника банкротом. Раньше кредитор должен был пытаться взыскать долг с помощью службы судебных приставов, и только если через 30 дней это не удавалось, можно было инициировать процедуру банкротства. Теперь, если размер задолженности превышает 100 тыс. рублей, в суд можно обращаться сразу после вступления в силу решения суда о взыскании долга. Кроме того, если раньше суд мог вернуть заявление о банкротстве из-за формальных несоответствий законодательству, то теперь, пока нарушения устраняются, заявление остается в суде.

Однако с другой стороны, стремясь защитить интересы кредиторов, прежде всего банков, законодатель ввел несколько новых форм, облегчающих для них процесс возврата долгов. Раньше банки получали средства от реализации имущества в порядке очереди: как правило, их хватало для погашения обязательств перед бюджетом. Сейчас банки вне зависимости от очереди получают 80% выручки, полученной в результате продажи имущества, находившегося в залоге. Правда, сами банки предпочитают мирное решение вопроса.

- В некоторых случаях банкротство может стать единственным цивилизованным путем для преодоления экономического конфликта. Но в любом случае банк не ставит себе задачей создание проблемного кредита. Напротив, мы стремимся конструктивно договариваться, при необходимости идем на рассрочку платежа, усилить обеспечение. Дело в том, что «замораживание» кредитных ресурсов на период банкротства на 1,5 - 2 года снижает эффективность работы банка, так как эти денежные ресурсы не приносят дохода. Кроме того, банку дополнительно необходимо формировать резервы в сумме проблемного кредита, что в конечном итоге снижает прибыль - поясняет заместитель директора управления инвестиционного кредитования Уральского Банка Сбербанка России Александр Мурзаков.

Наконец, важно, что теперь все сделки, совершенные в течение года до начала банкротства, могут быть оспорены. «Для собственников, которые надеялись с помощью искусственно созданной задолженности вывести активы и оставить кредиторов ни с чем, это станет неприятным сюрпризом», - отмечает замдиректора Уральского банковского союза Евгений Болотин.

Другим тормозом для самобанкротства служит качество имеющихся активов.

В ходе процедуры банкротства компания может реструктурировать долг и сохранить активы, но только если владеет ликвидными объектами, стоимость которых будет расти по мере преодоления кризиса. А большинство девелоперов, особенно региональных, остались с недостроем на руках и без источников финансирования. Для таких компаний, по мнению директора по развитию ИДК «Алур» (Москва) Михаила Хайкина, вариантов немного: продажа объектов по бросовым ценам и фиксирование убытков или поглощение.

Таким образом, на Урале прогнозы относительно вала заявлений на банкрот­ство пока не оправдались. Многие, в отличие от москвичей, рассчитывают на помощь региональных властей, особенно на территориях, где традиционно силен административный ресурс - в Тюменской области, ХМАО, ЯНАО. «За счет внутренних резервов мы продержимся максимум четыре месяца. Пока же девелоперы надеются на чудо и вмешательство государства», - говорит заместитель генерального директора холдинга «Партнер» Артем Божедомов. Другие просто выжидают, уповая на восстановление платежеспособности населения. «Если через год кризисные явления не исчезнут, мы сможем действительно наблюдать вал банкротств в строительстве. А пока компании, у которых объекты в начальной стадии и нет обязательств перед дольщиками, могут занять выжидательную позицию», - считает заместитель генерального директора компании «Наш дом» (Екатеринбург) Андрей Озорнин.

Процесс банкротств в регионе будет массовым - в этом сомнений нет. Однако инициаторами будут выступать в основном партнеры, контрагенты и несколько реже - банки. Если улучшения рыночной ситуации не произойдет, через год-полтора Урал накроют самобанкротства.

В подготовке материала принимали участие Ольга Воробьева, Сергей Ермак, Аркадий Коновалов

Дополнительные материалы: 

Замерли в ожидании

Андрей ОзорнинУчастники рынка недвижимости опасаются преднамеренных банкротств. Даже один такой случай может вызвать резонанс по всей стране и создать кризис недоверия ко всей строительной отрасли, считает заместитель генерального директора компании «Наш дом» (Екатеринбург) Андрей Озорнин

- Много ли будет банкротств в строительной отрасли?

- «Уралмедьстрой-1», «КИТ-Кэпитал» - первые ласточки. До кризиса на моей памяти был только один случай в Екатеринбурге - банкротство компании «Центральный посад». Безусловно, сейчас у многих застройщиков сложная ситуация. Но мне кажется, что громких банкротств не будет. Возможны задержки в исполнении взятых на себя обязательств со стороны некоторых застройщиков.

- Но в Екатеринбурге две сотни застройщиков. Неужели все останутся?

- Активных игроков на рынке строительства около 50, они вряд ли захотят обанкротиться. Остальные либо держат землю, либо еще не приступили к строительству, либо строят по одному дому в три-четыре года. Если через год кризис не закончится, тогда, думаю, мы сможем наблюдать вал банкротств, продаж бизнеса. Из 150 компаний тогда останутся максимум 50.

- У кого наибольшая вероятность стать банкротом?

- Самые серьезные проблемы будут у застройщиков, занимающихся только коммерческой недвижимостью. И мы уже видим это на примере «КИТа». Вся коммерческая недвижимость строилась на заемные средства. Необходимость возврата кредитов сильно бьет по таким компаниям. Думаю, все они сейчас находятся на стадии переговоров с банками или институциональными инвесторами. И если им не удастся договориться о перекредитовании или удастся, но на короткий срок, а к тому моменту кризис не закончится, тогда такие девелоперы начнут банкротиться. Что касается жилой недвижимости, там на кредитные средства строилось ничтожно мало объектов, в основном - на средства будущих собственников жилья.

- Будут ли мелкие застройщики продавать землю крупным?

- В течение года - вряд ли. Вот если через год-полтора спрос на жилье не восстановится, то я не исключаю, что земля начнет продаваться. Земельный участок требует определенных трат (арендная плата, проведение работ по проектированию, согласований, экспертиз). Чтобы не тратиться, компании начнут продавать участки.

- Какие схемы решения проблем могут стать наиболее популярными?

- Все зависит от моральных качеств менеджмента. Если топ-менеджмент не собирается заниматься никаким бизнесом в городе, конечно, ему легче закрыть компанию и никаких обязательств не иметь. Те 50 компаний, которые сегодня владеют значительным объемом земельных участков для строительства, у которых есть имя, вряд ли способны на банкротство и соответственно обман дольщиков и кредиторов. Они собираются дальше строить. Скорее всего, таких действий можно ожидать от оставшихся 150 компаний. Но повального банкротства с целью невозврата долгов не будет. На рынке даже один такой случай может вызвать резонанс по всей стране, создать кризис недоверия ко всей строительной отрасли.

Подготовил Сергей ЕрмакУ

Условия возбуждения процедуры банкротства

По заявлению кредитора: если исковое требование превышает 100 тыс. рублей, а срок неоплаты договора превышает три месяца.

По добровольному заявлению должника:

  • если сумма кредиторских обязательств превышает сумму активов;
  • если обращение взыскания на имущество со стороны кредиторов существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность предприятия.

Должник обязан подать заявление, если:
  • уплата долга одному из кредиторов сделает невозможным исполнение иных денежных обязательств;
  • обращение взыскания на имущество должника сделает невозможной его дальнейшую деятельность;
  • в процессе ликвидации предприятия оказалось невозможно удовлетворить все требования кредиторов.

Комментарии

Материалы по теме

Без дела и без денег

Представители губернатора появятся на всех проблемных предприятиях Челябинской области

Ранжир для транжир

Кризисный фильтр

Влегкую

Прожорливые старушки

 

comments powered by Disqus