Дышите глубже

Дышите глубже На первый взгляд, экологические итоги-2008 радуют: по данным МТУ Ростехнадзор по УрФО, выбросы предприятий в атмосферу в прошлом году сократились почти на 1 млн тонн. Заместитель руководителя надзорного ведомства Николай Крупинин считает, что во многом это произошло за счет внедрения новых технологий. В частности он отметил работу, проведенную на Нижнетагильском и Магнитогорском меткомбинатах, Карабашмеди и Среднеуральском медеплавильном заводе. Но и влияние кризиса, который вынудил многие компании остановить производственные мощности, отрицать не приходится. Например, в Челябинской области легче стало дышать именно по этой причине: по подсчетам регионального министерства экологической и радиационной безопасности, за счет реализации природоохранных программ сверхнормативные выбросы вредных веществ в атмосферу снизились на 19,7 тыс. тонн, а благодаря падению объемов производства - на 36 тыс. тонн.
 
Промышленный спад может улучшить экологические показатели и в этом году. Однако уповать на это не стоит: есть крупные загрязнители, которые не снизят объем выбросов по объективным причинам. Как отмечает директор свердловского областного государственного учреждения «Центр экологического мониторинга и контроля» Александр Еремин, на Среднем Урале четверть выбросов в атмосферу от всех стационарных источников дает Рефтинская ГРЭС. А ее работа зависит не от кризиса, а от того, насколько морозной выдалась зима. Кроме того, показатель удельного выброса на рубль товарной продукции в условиях снижения производства рискует вырасти, так как выпускать ее будут меньше, а дымить при этом почти столько же.

Экономика - мать экологии

О том, что обвал экономики мало способствует улучшению экологии, говорит ситуация начала 90-х годов прошлого века. В переходный период уровень загрязненности падал значительно медленнее, чем уровень производства, утверждает доцент кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Виктория Битюкова:

- В первые годы наблюдался даже рост загрязнения, поскольку относительной стабильностью отличались отрасли с наибольшими абсолютными и удельными выбросами: энергетика, цветная и черная металлургия. Кроме того, неиспользуемое оборудование старело физически и морально, мощности переставали быть функциональными. Сокращение количества занятых и закономерное снижение квалификации кадров, отсутствие должного контроля усугубили положение. Производства перешли на работу с неполной, а следовательно, неэффективной с точки зрения ресурсоемкости загрузкой мощностей. Приходилось топить почти неработающие цеха.

К счастью, сегодня столь мрачные последствия снижения производства нам не грозят. За «тучные» годы многие металлургические компании смогли провести модернизацию и снизить нагрузку на окружающую среду. Так, в ноябре прошлого года в кислородно-конвертерном цехе НТМК запустили обновленный агрегат для выплавки стали. Благодаря современной конструкции котла-охладителя отходящих газов и газоочистки, выбросы конвертера в атмосферу должны уменьшиться почти в 2,5 раза. Улучшением экологических показателей может похвастаться Магнитка, по итогам года сократившая выбросы в атмосферу на 7% (порядка 18 тыс. тонн). Как рассказал начальник отдела охраны окружающей среды ММК Олег Дробный, на природоохранные мероприятия в прошлом году потрачено 2,6 млрд рублей, из них более половины пошло на строительство новых объектов (газоочистку, оснащение новых печей современными рукавными фильтрами) и реконструкцию имеющихся (обновление сероулавливающих установок агломерационного производства). В конце декабря на ММК запущен новый шлакоперерабатывающий комплекс, который позволит перерабатывать 1 млн тонн металлургических шлаков в год и извлекать из них до 100 тыс. тонн железосодержащего сырья.

Лицом к природе повернулись и цветники. В 2008 году «Уралэлектромедь» (предприятие УГМК) завершила начатую четыре года назад реконструкцию газоочистных сооружений химико-металлургического цеха. Сейчас выбросы загрязняющих веществ в атмосферу не превышают предельно допустимых норм. Кроме того, газоочистка обеспечивает дополнительное извлечение ценных компонентов (меди, селена, теллура и других) из улавливаемой пыли и их возврат в производство.

В целом в прошлом году на экологическую программу «Уралэлектромеди» потрачено 108 млн рублей.

Принуждение к чистоте

Алюминщики преподнесут окружающей среде подарок в этом году. Как рассказал представитель ОК РУСАЛ по информационной работе в Уральском регионе Роман Лукичев, Богословский и Уральский алюминиевые заводы досрочно останавливают производство на двух экологически несовершенных линиях электролиза, введенных в эксплуатацию в конце 30-х годов прошлого века. По плану их вывод был намечен на 2012 - 2015 годы, но неблагоприятная рыночная конъюнктура заставила ускориться. И хотя сроков замены
в РУСАЛе не называют, экологический эффект уже гарантирован: после закрытия только на Уральском алюминиевом выбросы сократятся на 14,9 тыс. тонн в год (до  9 тысяч). Ввод нового оборудования обеспечит улавливание 99,6% выбросов.

Объем образования отходовЕсли алюминщиков заняться экологией подталкивает кризис, то нефтегазодобытчиков - государство: к 2011 году оно обязало довести утилизацию попутного газа до 95%. Для этого «Лукойл-Западная Сибирь» планирует инвестировать в 2009 - 2010 годах более 8 млрд рублей. Уменьшения объема инвестиций или срыва проекта в связи с кризисом здесь не ожидают. Правда, в управлении промышленной безопасности и экологии компании осторожно отмечают, что многое зависит от того, каков будет спрос на продукты попутного газа (широкую фракцию легких углеводородов, газовый бензин): сегодня нефтехимические предприятия не принимают эту продукцию в том количестве, которое оговаривалось в контрактах. Все опрошенные нами предприятия заявили, что не намерены сокращать затраты на экологию в связи с кризисом.

Например, ОГК-5, в 2008 году вложившая в природоохранную деятельность на Рефтинской ГРЭС 924,4 млн рублей (в частности завершена рекультивация золоотвала  № 1 площадью 440 гектаров), планирует реализовать все намеченные проекты, в том числе строительство системы сухого золошлакоудаления.Не дать промышленникам расслабиться обещают и надзорные ведомства. «Мы все предприятия предупреждаем, что, несмотря на кризис, требования наши остаются прежними, мы не будем принимать никаких отговорок», - заявил Николай Крупинин. В прошлом году его ведом­ство собрало 3,778 млрд рублей платежей и штрафов за негативное воздействие на окружающую среду, выполнив установленный федеральной службой по экологическому надзору план на 136%. «Одна из основных составляющих экологических платежей - плата за складирование отходов, по отдельным субъектам УрФО их объем увеличился, потому что росло производство в 2007 - 2008 годах. Кроме того, мы выставляем претензии за несанкционированное и сверхлимитное размещение отходов, плата в этих случаях идет с повышающим коэффициентом», - пояснил Крупинин.

Разруха в клозетах

Количество очистных сооружений в УрФОЕсли объемы выбросов в атмосферу и складирование твердых отходов хотя бы немного удается снижать, то о положительной динамике в сфере водопользования говорить не приходится: из 372 очистных сооружений на территории УрФО до нормативных показателей воду обрабатывают только 57. Основной загрязнитель - ЖКХ, пребывающее на грани развала, а также ливневые канализации городов, грязь которых сбрасывается в уральские реки вообще без всякой очистки (см. «Завышенные притязания», с. 22). Понятно, что здесь кризис и безденежье только усугубят плачевное состояние.В этой ситуации проект Минприроды, предусматривающий увеличение с 2009 года платы за загрязнение водных объектов вдвое, а с 2014 года - в десять раз (см. «Расчет грязными», «Э-У» № 41 от 20.10.08 ), выглядит неоднозначно. Стимулировать предприятия к модернизации водоочистки, конечно, необходимо. Но это может стать последней каплей для ЖКХ.

Получается, что спад производства, вызванный кризисом, позволит отложить решение лишь части экологических проблем. Глобальный минус в том, что большинство компаний заморозило программы модернизации, сопутствующим итогом которых должно было стать внедрение «чистых» технологий. Поэтому когда спрос на их продукцию восстановится и производства запустятся на старых мощностях, дымить они начнут по-черному.

Дополнительные материалы:

Завышенные притязания

Юрий ГалкинНормы российского природоохранного законодательства чрезмерно жестки, они требуют сразу устанавливать оборудование, устраняющее практически 100% загрязнений. Это не соответствует экономическим реалиям, считает генеральный директор НПФ «Эко-проект» Юрий Галкин

Начать внедрение системы очистки стоков ливневой канализации, которые сегодня сливаются в Исеть без всякой обработки, власти Екатеринбурга планировали в этом году. Помешал кризис: реализация проекта отложена на неопределенный срок. Однако проблема не только в деньгах, считает Юрий Галкин, руководитель НПФ «Эко-проект», разработавшей концепцию очистки сточных вод городской ливневой канализации и рабочий проект первого очистного сооружения в центре города.

- Юрий Анатольевич, кто должен платить за сбросы в ливневку?

- В отличие от сбросов в хозяйственно-бытовую канализацию, плату за которые берет Водоканал, платежи за ливневые стоки отсутствуют. Сегодня город ничего не платит за их сброс, следовательно, и стимула вкладывать большие средства в строительство очистных у него нет. Нерешенный вопрос об источниках финансирования не позволяет привлечь средства на строительство, а в будущем - на эксплуатацию сооружений. Думаю, за сброс в ливневую канализацию должны платить те, кто пользуется благоустроенной территорией: предприятия и сами жители. Других источников нет.  

- Как решить проблему ливневых сточных вод в принципе?

- В ливневую канализацию попадают атмосферные осадки, воды от полива и мойки территории, а также стоки промышленных предприятий. Состав сбрасываемой воды сложен и требует многоступенчатой очистки. В разработанной нами схеме предусмотрено три ступени. Первая - механическая очистка. Это решетка, задерживающая крупный мусор, и песколовка, улавливающая крупные тяжелые примеси, а также часть взвешенных веществ и нефтепродуктов. На них поступает весь объем стоков. Затем - регулирующий резервуар: он необходим для временного накопления жидкости во время интенсивных дождей. Из него наиболее загрязненная вода подается насосами на вторую и третью ступени для глубокой очистки. На второй стоки доводятся до нормативов водоемов культурно-рекреационного использования, на третьей - рыбохозяйственных объектов.

Механическая очистка снимает примерно 60% загрязнений, первый уровень глубокой - еще 30 - 35%, второй - 5 - 10%. Но затраты распределяются иначе: на механическую идет 10% общей стоимости проекта, на ступенях глубокой - 50% и 40% соответственно. Таким образом, эффективность самой глубокой очистки - мнимая, хотя она и соответствует самым жестким нормам ПДК. Получается, что, потратив деньги на последнюю ступень на одном коллекторе, мы не можем построить механические установки на нескольких (в Исеть выходит порядка десяти крупных коллекторов) и задержать гораздо большую массу грязи. Поэтому самым разумным представляется строить очередями: сначала на всех коллекторах механическую очистку, затем первую ступень глубокой, а потом, когда появятся лишние средства, вторую.

- Что мешает двигаться пошагово?

- Проект с одной механической очисткой не пройдет экспертизу: у нас хотят создать «рай» на отдельно взятой установке. Проблема в том, что установленные нормативы не соответствуют экономическим реалиям. Судите сами: река Исеть по нормам причислена к рыбохозяйственным. Это же абсурд. В пределах города этого просто не может быть. В будущем Исеть может стать рекреационным водным объектом при условии, что сначала мы удалим основную массу грязи.

Нам нужна продуманная государственная природоохранная стратегия. Например, в Европе законодательство в этой сфере ужесточается, когда есть соответствующие технологии и экономические возможности для их внедрения.

Интервью взяла Юлия Кабакова

Комментарии

Материалы по теме

Прочь из усталых городов

Фарс-мажор

Заводы уступают место

Выгодная экология

Великое переселение

На Урал везут уран

 

comments powered by Disqus