За бюрократию

За бюрократию На банковском рынке начал работать институт кредитных историй, однако пока его эффективность недостаточно высока. Причины — большой разброс информации и отсутствие механизма обмена ею между различными бюро

Прогнозы о кризисе российской банковской системы по причине массового невозврата кредитов населением, похоже, не сбудутся. Как показывают расчеты аналитического центра «Эксперт-Урал», соотношение просроченных кредитов к общей сумме задолженности у банков региона медленно, но снижается: в 2005 году — 4 — 6%, в начале 2007 года — 2,2%, к концу прошлого года — уже 1,9%. Конечно, надо учитывать, что это усредненный результат: у отдельных банков уровень просрочки подходит к 10%, у других не дотягивает и до 1%. Однако тенденция налицо: банки стали больше внимания уделять оценке рисков, тщательнее изучать заемщиков. Факторов много, один из них — начало функционирования института кредитных историй (объединенных баз данных о том, как заемщики выполняют обязательства перед кредитными учреждениями). Мировой опыт показывает, что этот механизм действительно влияет на снижение просроченной задолженности физлиц: на основе негативной информации банки могут отказать клиенту в кредите и тем самым снизить риски уже на стадии обращения недобросовестного заемщика. Пока бюро кредитных историй (БКИ) в России находится на этапе становления, говорить о высокой эффективности преждевременно. Для этого институт должен пройти определенные ступени развития.   

История только начинается   

Закон о кредитных историях принят в России еще в 2005 году, но система начала работать лишь в середине 2006-го: законодатели долго не могли определить, какой именно государственный орган будет контролировать деятельность этих организаций. Первым годом, когда БКИ начали накапливать информацию о клиентах, обращающихся в банк за кредитом, стал 2007-й. «До этого институт существовал лишь де-юре в виде федерального закона и теоретических разработок, отвечающих на вопросы “как должен работать БКИ?” и “что получим в итоге”? Сегодня можно утверждать, что БКИ существуют де-факто и мало кто сомневается в эффективности этого механизма», — констатирует директор департамента потребительского кредитования СКБ-банка Константин Богатырев.

На данный момент в России создано 29 кредитных бюро. При этом 97% накопленных кредитных историй приходится на пять крупнейших: «Глобал Пейментс Кредит Сервисиз», Национальное бюро кредитных историй, бюро кредитных историй «Инфокредит», кредитное бюро «Русский Стандарт» и бюро кредитных историй «Экспириан-Интерфакс». К началу декабря 2007 года в Центральном каталоге кредитных историй (ЦККИ) Банка России, куда стекается информация о титульных частях кредитных историй (паспортных данных заемщика) из всех бюро, собрано 30 млн записей: это в два раза больше, чем на начало года. При этом банки не только отсылают информацию о своих клиентах (естественно, с их согласия), но, что особенно важно, начинают активно пользоваться этим инструментарием. Объем запросов увеличился настолько, что банки вынуждены автоматизировать этот процесс.

К примеру, ранее в банке «Северная казна» скоринговая система при определении кредитного риска не учитывала данные из БКИ: их «добавляли» в конечное заключение андеррайтеры. Но, по словам заместителя председателя правления банка «Северная казна» Романа Витковского, уже в следующем месяце будет создано программное обеспечение, которое позволит скоринговой системе в автоматическом порядке учитывать информацию из бюро при расчете платежеспособности заемщика.

Генеральный директор самого крупного Национального бюро кредитных историй (НБКИ; аккумулировано 16,5 млн записей) Александр Викулин приводит следующую статистику: в декабре 2005 года по запросам банков было выдано 180 отчетов, в том же месяце 2006 года — 102 тысячи, а в декабре 2007 года — уже 1,3 миллиона. За весь 2007 год НБКИ представило клиентам 7 млн отчетов. «Информация из бюро помогает нам правильно оценить финансовые возможности клиента, составить социальный портрет, косвенно она может помочь также оценить стабильность положения человека в обществе», — отмечает начальник управления портфельными рисками Уральского банка реконструкции и развития Семен Кочнев.

Одним из показателей эффективности работы БКИ в мировой практике является hit rate — процент результативной или полезной информации, собранной в бюро. Такой считается отчет, в котором дана история исполнения обязательств заемщика перед банком: сумма долга, новые кредиты, когда и на какой срок взяты, как погашались, наличие судебных решений и так далее. Наталья Щeлованова, региональный менеджер компании CRIF, управляющей крупнейшими кредитными бюро в Италии, Чехии, Словакии, говорит, что в Чехии, где CRIF управляет Чешским кредитным бюро, hit rate составляет 82%. «Но надо учитывать, что этот показатель достигнут спустя пять лет с момента основания бюро, — подчеркивает она. — В Италии, там CRIF управляет кредитным бюро EURISC, средний коэффициент положительного ответа — 86%. По Национальному бюро кредитных историй hit rate составляет 60% — это очень высокий индикатор для кредитного бюро с такой короткой биографией. Рынок кредитных бюро в России переживает стадию роста, и совершенно естественно, что банкам требуется время, чтобы оценить его эффективность».

Собрать и состыковать

Проблема, однако, не только в недостаточном времени, но и в несовершенстве механизма работы бюро. По мнению директора управления кредитования частных клиентов Уральского банка Сбербанка России Вячеслава Решетникова, не отрегулирован процесс обмена информацией между банками и бюро кредитных историй, если между ними не заключены договоры об оказании информационных услуг. «Например, заемщик обращается в банк за получением кредита. Если у данного банка не заключен договор именно с тем бюро, где уже накоплена его кредитная история, то заемщику придется самостоятельно обращаться в бюро за получением кредитного отчета. Минусы очевидны: во-первых, увеличивается время на рассмотрение кредитной заявки; во-вторых, у заемщика могут возникнуть дополнительные расходы, связанные с получением кредитного отчета, если он обращается в бюро кредитных историй более одного раза в год».

Существенно осложняет ситуацию и то, что информация о заемщиках разбросана по разным кредитным бюро. «Чтобы иметь полное представление обо всех обращающихся за кредитом клиентах, нам теоретически надо иметь договоры со всеми 29 бюро: мы не знаем, с каким банком до этого сотрудничал наш клиент и куда этот банк передавал о нем сведения», — говорит Роман Витковский.

Чтобы получить максимально точный результат, крупный региональный банк, ориентированный на розницу, вынужден заключать соглашения сразу с несколькими бюро. «Наша задача — получить “непустую” кредитную историю и при этом найти оптимальную точку соотношения затрат и эффекта от полученной информации. В каждом бюро содержатся кредитные истории только определенной части заемщиков, по нашему опыту, hit rate не превышает 30 — 40% от всех сделанных запросов. Поэтому мы приняли решение сотрудничать сразу с тремя организациями: Национальным бюро кредитных историй, “Глобал Пэйментс Кредит Сервисиз” и “Экспириан Интерфакс”», — объясняет Семен Кочнев.  

Пока финансовые затраты на получение отчетов не слишком велики, такой подход вполне приемлем. В НБКИ, к примеру, для банков, которые делятся информацией о своих клиентах, отчет стоит от 4 до 22 рублей. Но с ростом вовлеченности населения в банковский сектор количество клиентов, а следовательно, и запросов будет расти. «Чтобы минимизировать эти расходы, необходимо регламентировать процесс обмена информацией между бюро кредитных историй. Отсутствие такого взаимодействия затрудняет работу как бюро, так и банков. В конечном итоге излишние затраты ложатся на заемщиков в виде дополнительных комиссий и увеличенных процентных ставок», — убежден заместитель генерального директора Межрегионального бюро кредитных историй (Тюмень) Константин Юсков.

Однако пока реализовать это предложение не удается: выбранная в России модель развития института кредитных историй в форме частных организаций стимулирует БКИ конкурировать между собой. На данном этапе их основная задача — привлечь как можно больше банков в качестве клиентов. Мало того, на рынке есть несколько бюро, созданных лидерами потребительского кредитования — Сбербанком, банками «Русский стандарт» и «Хоум кредит», которые априори не заинтересованы в передаче ценных сведений о своих клиентах конкурентам. Александр Викулин считает, что исправить положение могут только время и логика развития рынка: «Международный опыт показывает, что бюро одного банка появлялись на ранних этапах развития рынка потребительского кредитования во многих странах.

Как правило, все они постепенно трансформировались в рыночные структуры. Очевидно, и наш рынок пойдет по такому пути». Вторая неизбежная тенденция, о которой говорят участники рынка, — необходимость укрупнения системы БКИ. И опять же об этом свидетельствует мировая практика. «В конкурентной борьбе на рынке бюро кредитных историй побеждают современные технологии, умение работать с данными и превращать их в знания. К примеру, в Италии за несколько лет количество кредитных бюро сократилось более чем вдвое: в результате цепочки сделок из массы региональных БКИ осталось всего два», — рассказывает Наталья Щeлованова. Примерно такую же конфигурацию рынка видит в будущем руководитель ЦККИ Банка России Борис Воронин. По его мнению, концентрация рынка БКИ в России будет усиливаться, из нынешней пятерки лидеров останется два-три сильных бюро. Очевидно, тогда и повысится эффективность этого института.

Дополнительные материалы: 

Квартирный ответ   

Евгений БолотинЗаместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин считает, что лучший критерий оценки финансовой дисциплины человека — то, как он вносит коммунальные платежи       

— Евгений Геннадьевич, как вы оцениваете эффективность работы кредитных бюро?  

— Практика показала, что модель развития рынка была выбрана неверно. Надо было создавать одно кредитное бюро под эгидой Банка России. Причем участие в этом бюро для банков должно быть обязательным, а к тем, кто не предоставляет информацию, следовало бы применять финансовые санкции. Потому что эта система функционирует только тогда, когда есть максимально полные данные на заемщика. К сожалению, при принятии закона верх взяла точка зрения «борцов за конкуренцию». Мало того, если в первом варианте законопроекта механизм обмена информацией бюро кредитных историй друг с другом еще был хотя бы прописан, то в окончательном варианте закона он просто исчез. Получается, чтобы иметь объективную картину о платежеспособности заемщика, банк должен давать данные о своих клиентах во все бюро. Сейчас действует жесткий принцип: чем больше информации банк дает кредитному бюро, тем дешевле ему обходятся запросы. А если банк идет в бюро, с которым у него нет никакого договора, стоимость обращения для него становится просто фантастической, издержки растут.  

— Практика создания региональных бюро не получила развития. К примеру, на территории Урала и Западной Сибири удалось создать всего одно БКИ — Межрегиональное бюро кредитных историй в Тюмени. На ваш взгляд, в этом есть негативные элементы для рынка?

— Думаю, это как раз правильно. К примеру, в Свердловской области представлены все группы банков: федеральные, региональные, Сбербанк. Они примерно поровну делят между собой рынок потребительского кредитования. Ни филиалы федеральных банков, ни Уральский Сбербанк, естественно, не стали бы работать с региональным бюро, и в результате для самостоятельных банков доступной была бы только треть информации о заемщиках, а все остальное — за гранью понимания. Сейчас наши банки работают в основном с НБКИ — там есть информация и от федеральных банков, и от региональных, и от Сбербанка РФ. То есть собирается наиболее цельная информация.

— Насколько серьезно банки относятся к информации, получаемой из бюро?

— Все зависит от их политики и стратегии. Розничные банки, как правило, запрашивают информацию абсолютно обо всех заемщиках, и если в кредитной истории есть темное пятно, кредит не выдается. Для них информация из бюро — некий шлагбаум. Есть банки, которые формально исполняют закон, данные запрашивают, однако при принятии решения о выдаче кредита их не учитывают.

— Как, по вашему мнению, должен совершенствоваться механизм работы бюро?

— Необходимо изменить закон «О кредитных историях», разрешив БКИ получать информацию не только с банков, но и с других организаций, работающих с населением: операторов сотовой связи, интернет-провайдеров, а главное — коммунальных служб. Это очень важная информация, она показывает, как человек относится к своим финансовым обязательствам. Получив ее, можно более точно спрогнозировать, как он будет обслуживать банковский кредит.

Интервью взяла Ирина Перечнева

Комментарии

Материалы по теме

Конец экономике дефицита

Учиться не дышать

Летел и таял

Инвестиционное Дао

Банковский M&A зашел не туда

СОБЫТИЯ - 2010

 

comments powered by Disqus