Краш-тест с летальным исходом

Краш-тест с летальным исходом

Две подряд аварии с участием школьных автобусов выявили проблемы в организации транспортировки детей. Перевозку школьников надо передавать в руки специализированных компаний, а сами автобусы делать более безопасными  

24 января на 5-м километре автодороги Четкарино — Камышлов Пышминского района (Свердловская область) водитель школьного автобуса не предоставил право преимущественного проезда автомашине ВАЗ-2199. Девятка врезалась в автобус, он перевернулся, в нем разбились стекла. 17-летний подросток вылетел через окно из автобуса и оказался им придавлен. В аварии погибла и пассажирка машины. Еще 15 человек (в том числе водители транспортных средств) получили различные травмы. Водителю школьного автобуса Александру Теплоухову грозит до семи лет лишения свободы.

Вторая авария с участием школьного автобуса произошла 28 января в Екатеринбурге. Приехавший из Белоярского района школьный автобус столкнулся с маршруткой: «Газель» врезалась в колонну, которая в сопровождении патрульных автомобилей двигалась по улице Малышева. После удара об автобус маршрутка отлетела на тротуар, где сбила пешехода. Две аварии с одинаковой причиной (несоблюдение прав приоритета) вряд ли можно объяснить только законом парных случаев или началом високосного года. К мистике совпадений привели системные ошибки в организации перевозки школьников.

Рассвет по инструкции     

Ежедневно в Свердловской области школьные автобусы перевозят 14 тысяч детей. Это примерно столько же, сколько пассажиров отправляется в день с обоих автовокзалов Екатеринбурга — Северного и Южного, крупнейших, кстати, на Среднем Урале. Но там работает целый штат водителей, диспетчеров, специалистов службы движения и эксплуатации. «По правилам министерства транспорта РФ, организацией пассажирских перевозок должны заниматься люди с профильным образованием, которые раз в пять лет проходят переподготовку и аттестацию на соответствие занимаемой должности. Кроме этого, водители должны проходить предрейсовый медосмотр — тоже в специальных клиниках. Автобус, и школьный, и любой другой, должен поддерживаться в исправном техническом состоянии», — рассказывает Надежда Квашнина, и. о. начальника Уральского управления госавтодорнадзора. При организации перевозок детей эти правила выполняются, мягко скажем, не всегда.

Что такое современный школьный автобус? Большинство таких возит детей на занятия из нескольких деревень в одну побольше. Однако в деревнях нет механиков, и водители «починяют примус» кувалдой. Беда с предрейсовым медосмотром. Факт: четкаринская медсестра ушла в отгул, и водитель Теплоухов 24 января осмотр не прошел. Да и вообще чудо, что он соответствовал следующему требованию инструкции по перевозке детей — имел стаж работы именно на пассажирских перевозках более трех лет. Обычно все, у кого есть в руках дефицитные нынче права категории D, не идут на зарплаты в 3 — 4 тыс. рублей.

Но самая главная ошибка в организации перевозок — в том, что она сброшена на людей, которые в принципе не могут этим заниматься. По существующим правилам, автобус — собственность поселковой школы, приписывать его к какому-либо автохозяйству запрещено областным министерством образования. Выполнять функции менеджмента автотранспортных предприятий обязаны директора школ, но у них не всегда хватает знаний, чтобы организовать процесс. Однако если кто-то из детей не будет учиться в школе из-за того, что не сможет до нее добраться, — «прилетит» все тому же директору школы.

Но одна инструкция Минобраза прописывает возить детей в школу, другая — Минтранса — по сути, запрещает это делать. Например, по регламентирующей перевозку детей инструкции Минтранса, выпущенной еще в 1995 году, желтым автобусом можно перевозить исключительно детей. «Но иногда школьный автобус служит единственным транспортным средством, которое связывает несколько деревень. Например, рядом со школой находится детский сад. Вот и садятся в школьный автобус взрослые с маленькими детьми, которых надо отвезти в дошкольное учреждение», — рассказывает Надежда Квашнина. Или такое положение инструкции: нельзя перевозить детей в темное время суток. Однако на Урале осенью-зимой начало занятий первой смены и конец второй в аккурат на него и приходятся. «Скорее всего, законодатель просто перестраховался. Когда издавали такую инструкцию, массовые перевозки детей автобусами между деревнями еще не были такими масштабными. Скорее всего, имелась в виду перевозка школьников, например, в оздоровительные лагеря в дни школьных каникул», — отмечает Квашнина.

Именно несоблюдение устаревших инструкций дает право силовым и контролирующим органам закрывать школьные маршруты. Так было, например, осенью 2006 года, когда под Сухим Логом в желтый автобус на железнодорожном переезде врезался поезд. Вот и сейчас все городские и районные прокуроры проверяют исполнение учреждениями образования, за которыми закреплен автотранспорт, законодательства о безопасности дорожного движения при эксплуатации школьного транспорта. Нарушения найдут: их невозможно не найти. Но что изменится? Невозможно усилием воли отменить поздний рассвет. Автобусы все равно будут возить детей — не по инструкции, по жизни. Все останется как было — до следующей аварии, после которой более или менее здравомыслящие люди опять будут говорить: необходимо не просто следовать инструкциям, а менять принципы организации перевозки детей. Очевидно, что два ЧП подряд — это повод наконец-то создать специализированные организации, которые могли бы перевозить между селами не только школьников, но и инвалидов, пенсионеров.
И деньги найдутся: просто надо аккумулировать в одном месте те, что сейчас выделяют на содержание автобусов в конкретную школу.

Это вам не США

Вторая проблема, которую выявили свердловские аварии, связана с тем, что российские школьные автобусы опасны. Как сказал первый вице-премьер правительства России Дмитрий Медведев, прокатившись в августе прошлого года в Калининградской области на подобном, «это просто дрянь!». И хотя он имел в виду 11-местные школьные автобусы, а у нас в аварии попадают в основном 22-местные курганские КАВЗы, такая характеристика — не слишком большая натяжка. Оставим в стороне тот факт, что во многих местах детей перевозят автобусы, вообще технически к этому не приспособленные: их просто переоборудуют таким образом, чтобы не срывать школьный процесс, например, ставят ремни безопасности. Но наши КАВЗы, что попадают в аварии с завидной регулярностью, — совершенно новые, то есть сделаны по правилам.  

Новые, но при этом уже устаревшие. «Модель автобуса на конвейере с 1973 года. С этого года ее сняли с производства», — рассказывает директор по развитию КАВЗа Сергей Бельков.
Государственный стандарт, которым руководствовались при производстве этих автобусов, тщательно прописывает массу вещей: ремни безопасности, кнопку громкой связи, расстояния между сидениями. Наши автобусы оборудованы устройствами ограничения скорости (не более 60 км/час), дополнительными тормозными системами. Регламенты настолько строги, что указывают даже величину форточки в окнах. Но при этом требования по травмобезопасности такие же, как для обычных автобусов: это вам не США (см. справку). Никаких дополнительных рам жесткости или остекления триплекс. А именно бьющиеся стекла (вкупе с несоблюдением требования быть пристегнутым ремнем безопасности) и стали причиной гибели 17-летнего подростка… Да и при движении на дорогах наши желтые автобусы, в отличие от американских, не пользуются особым приоритетом: иначе не случилось бы аварий в Четкарино и Екатеринбурге.

Об изменениях стандартов в производстве автобусов, разумеется, никаких известий нет. Пока (надеемся, что это так) у государства другие задачи — просто дать автобусы школам. В 2008 году за счет федеральных средств (а это 1,2 млрд рублей) в российские регионы будут направлены 1650 автобусов в дополнение к полученным в 2007 году 1390. 31 января в Нижнем Новгороде заместитель руководителя федерального агентства по образованию Александр Рождественский заявил, что за 2008 — 2009 годы Рособразование планирует полностью обеспечить сельские школы России автобусами. Но если одновременно не улучшить этот автобус, не отдать организацию перевозки детей профессионалам, не изменить в пользу школьных автобусов правила дорожного движения, то увеличение их числа, к несчастью, будет означать лишь увеличение числа аварий с их участием.   

Дополнительные материалы: 

Безусловный приоритет

Автобус для перевозки детей в образовательные учреждения — чисто американское изобретение. Даже желтый цвет, ставший обязательным для школьных автобусов всего мира, он получил именно в 1939 году в США. Поэтому его вполне логично использовать для положительного примера.Общий парк школьных автобусов в США — около 480 тыс. машин.

Они ежегодно проходят 4,1 млрд миль (6,56 млрд км). Принадлежат частным компаниям, заключившим контракт с округом на обслуживание определенного количества школьных маршрутов. Фирмы коммерческие (к тому же, платят очень высокую страховку), поэтому они, естественно, заинтересованы в том, чтобы парк работал как можно больше.Технические требования к школьному автобусу строже, чем у нас. Это не только продублированный тормоз, дополнительный аккумулятор, буксирная штанга, наличие запасного выхода, внешняя световая сигнализация и маркировка (катафоты), открываемый на остановках откидной освещаемый знак STOP, трап для инвалидного кресла, ремни безопасности, система видеонаблюдения. Это дополнительные рамы жесткости, не позволяющие автобусу сминаться даже при очень сильном ударе, остекление типа триплекс.

Когда автобус едет по школьному маршруту, на его крыше работает специальное устройство, похожее одновременно и на проблесковый маячок, и на стробоскоп. На дороге автобус с таким сигналом имеет наивысший приоритет. ПДД строги. Например, водителям других машин необходимо остановиться не менее чем за 6 метров до ведущего погрузку/выгрузку детей автобуса при движении в попутном направлении и не менее чем за 15 метров — при движении навстречу. Нарушивший эти правила почти не имеет шансов оправдаться. Водитель школьного автобуса в данном случае приравнен в правах к полицейскому: его показаний достаточно, чтобы зафиксировать нарушение ПДД. Если найдется хотя бы один совершеннолетний свидетель, подтвердивший его показания (а он найдется: в автобусах всегда есть воспитатели), в суде у нарушителя шансов не будет вовсе.

По американской статистике, школьные автобусы — самый безопасный вид транспорта. ДТП с их участием, повлекшие жертвы, случаются в сто раз реже, чем с обычным автотранспортом: 1 пострадавший на 10 млрд пассажиро-миль

Комментарии

Материалы по теме

Гори оно

Мост в горле

Стратегическая небезопасность

Беслан повсюду

ЧП без вариантов

Обыкновенный цинизм

 

comments powered by Disqus