Копай глубже, кидай крупным

Копай глубже, кидай крупным
Копай глубже, кидай крупным
Фото: Андрей Порубов

Для рынка металлургического вторсырья ушедший год стал переломным: изменились факторы, определяющие его развитие в течение десяти последних лет. Во-первых, снизилась доля вывоза металлолома из России: с 13,9 млн тонн в 2005 году до 11,4 млн тонн. Во-вторых, увеличилось внутреннее потребление: на 15% в целом по стране. Таково следствие модернизации меткомбинатов, за пять лет поменявших старые мартены на электропечи, а также строительства минизаводов. Основное сырье для тех и других — металлолом. Объем ломосбора между тем остался на уровне 2005 года: порядка 31 млн тонн. Таким образом, сложился третий фактор — устойчивый рост цен на лом. Фоном служат истощение запасов легкодоступного сырья и расплывчатость законодательства. В таких условиях можно прогнозировать передел рынка: выдавливание мелких компаний и укрупнение игроков.

Заломили

Уральский федеральный округ стал в прошлом году лидером по объемам потребления металлолома в стране: спрос вырос более чем на 27%. Прирост в основном обеспечили: Магнитогорский металлургический комбинат (Челябинская область), перешедший с мартеновского на сталеплавильное производство с удвоением потребления лома; Нижнесергинский метизно-металлургический завод (НСММЗ; входит в Максигрупп), открывший второй электросталеплавильный цех на 1 млн тонн; Металлургический завод им. А.К. Серова (УГМК), также запустивший новые мощности. В ответ на рост потребления крупнейшие уральские ломозаготовительные холдинги наращивали объемы (данные компаний: ЗАО «Профит» — на 47%; ЗАО «Уралвторчермет» — на 26%). Не остались в стороне и сами металлурги. Так, «Уральская сталь» (Оренбургская область), присутствовавшая ранее на рынке только как покупатель лома, наращивает трейдерские структуры и скупает площадки. 

Средние цены на лом 3АВозросшие потребности спровоцировали резкий подъем стоимости черного лома: с января по сентябрь 2006 года марки 3А и 3А1 подорожали с 3900 — 4200 до 6000 — 6300 рублей за тонну. В сентябре цены достигли пика (на Урале — 6600 рублей) и вплотную приблизились к экспортным. По словам коммерческого директора ИПК «Мехтранс» Евгения Овчинникова, экспорт в итоге перестал быть определяющим ценовым фактором, и значительная часть лома, предназначавшегося экспортерам, вернулась на внутренний рынок. Но этот ресурс конечен, и новые источники сырья искать все равно придется.

Облом

Проблема в том, что легкодоступные ресурсы исчерпаны: поверхность практически очищена. По словам директора по маркетингу консалтинговой компании Steel Limited Company Олега Масленникова, в силу дефицита лома уральские трейдеры уже в 2006 году давали более высокие цены на поставки из Сибири и центральных регионов. Правда, глобальный дефицит лома УрФО не грозит: по данным руководителя отделения малых и средних металлургических предприятий Союза металлургов Свердловской области Юрия Верещагина, в нефтедобывающих районах севера Тюменской области, а также в оборонке и машиностроении, модернизирующих производство, сосредоточены большие его запасы (отслужившие век трубы и оборудование). Но переработка этого сырья требует гораздо больших затрат.

Динамика потребления стального лома основными метзаводами УралаУчастники рынка признают: в условиях усложнения сбора лома решающим фактором конкурентоспособности становится качественное улучшение его переработки. «Смена технологий выплавки стали, уход от мартеновского производства и повышение требований к готовому прокату сказываются на требованиях к качеству исходного сырья. Между тем рост цен повлечет за собой углубление сбора, лом повезут с дальних расстояний. Его необходимо приводить в габаритное состояние, очищать от неметаллических включений. Качественной подготовки можно добиться только на высокотехнологичном оборудовании», — рассказывает первый заместитель генерального директора ЗАО «Профит» Сергей Лобанов. «Мы продолжим проводить техническое перевооружение предприятий, закупая мобильную ломоперерабатывающую технику», — развивает логику коммерческий директор ЗАО «Уралвторчермет» Александр Рожнев.

Расширение объемов сбора потребует значительных инвестиций в оборудование, в первую очередь — в шредерные установки для измельчения низкосортного лома. В России ломоперерабатывающее оборудование не производят, его поставляют из Германии, Франции, Италии. И по карману оно только крупным игрокам. Например, американские малогабаритные переносные приборы для определения состава металла стоят до 75 тыс. долларов. Об оснащении собственных сертифицированных лабораторий и говорить не приходится. Возможно, ситуация исправится с выходом на российский рынок поставщиков более дешевой техники из Китая. Но всех проблем это не решит. Если наличие сертифицированных лабораторий станет обязательным требованием законодательства, многим ломопереработчикам придется уйти из бизнеса.

По мнению крупных участников рынка, ничего страшного в этом нет. Для рынка это даже лучше, в процессе укрупнения он станет более цивилизованным: «Чем крупнее игроки, тем честнее игра. Они прежде всего заинтересованы в стабильной и системной работе», — говорит Сергей Лобанов. Но малые и средние предприятия обеспечивают сбор, переработку и транспортировку малых объемов лома для крупных заготовителей, поскольку именно они собирают лом «с земли», то есть берут на себя самую черную работу, которая не интересна крупным заготовителям, отмечает Юрий Верещагин.

Нет приема

Структура рынка лома фрагментирована: по оценке «Профита», крупные игроки занимают не менее 40%, остальное делят средние и мелкие фирмы. По разным оценкам, в России работает 4 — 5 тыс. предприятий, имеющих лицензии. В Свердловской и Челябинской областях это примерно по 200 фирм. Большинство из них имеют свою сеть заготовительных и перерабатывающих площадок, поэтому в целом игроков в три-четыре раза больше.

Глобальный дефицит металлолома Уралу пока не грозит. Но переработка потребует гораздо больших затратИ это не считая «теневых» площадок: несмотря на усилия правоохранительных органов, их количество не уменьшается. Причина в том, что в законодательстве не предусмотрены адекватные меры наказания нелегалов: точки закрывают, но они открываются в соседнем квартале. Поэтому получается, что контролирующим органам легче проверять легальные фирмы, чем бороться с нелегальными. Это так называемое преимущество «теневых» площадок приводит к тому, что «белые» ломосборщики вынуждены поднимать закупочные цены для повышения привлекательности сдачи лома. Криминализация рынка обернулась настоящим бедствием для всей экономики. К сожалению, все попытки государства законодательного регулирования в этой сфере пока вносят лишь сумятицу.

С 1 января 2006 года была введена льгота по уплате НДС при операциях с ломом. Суть ее в том, что компании сами выбирают, платить налог или нет. При этом принятие льготы подразумевает снижение цены на величину НДС (18%). Однако как инструмент для выявления тех, кто использует «серые» схемы, эта мера не сработала. Получилось, что крупные и легальные участники рынка готовы перейти на работу без НДС, а полулегальные предпочитают прежние схемы работы. В условиях снижения цены это ставит законопослушных ломопереработчиков в неравные условия с мошенниками. Поэтому большинство крупных игроков от получения «льготы» воздержались, и вопрос о переходе на работу без НДС повис.

06_07_graf_03_400Неразбериху внесло и постановление правительства РФ от 14 декабря 2006 года «О лицензировании деятельности в области обращения с ломом цветных и черных металлов», вступившее в силу с 1 января этого года. Старое постановление четко формулировало: оптовая перепродажа лома без завоза на свои площадки не требует лицензии. Существовала  сеть перепродавцов, которые закупали у десятков фирм лом и поставляли их на другие площадки или на меткомбинаты. Как рассказал Юрий Верещагин, в новом постановлении о необходимости лицензирования этой деятельности говорится двусмысленно — она скорее требуется.

Поэтому фирмам, не имеющим собственных площадок, но занимающимся закупками и поставками черного лома, все-таки придется оформлять лицензии. Это коснется большого количества ломозаготовителей, что может нарушить отработанные схемы поставки.

Неотрегулированность законодательной базы, часто меняющиеся правила игры лишают рынок устойчивости. В условиях повышенных требований государства выжить смогут только сильнейшие и аффилированные с меткомбинатами игроки. По данным Олега Масленникова, реструктуризация рынка в сторону увеличения аффилированности компаний уже началась: независимых ломопереработчиков покупают связанные с металлургами трейдеры, приобретая при этом не столько сами площадки, сколько опыт работы персонала с источниками ломосбора.

Вторичное станет первичным

По мнению участников рынка, в 2007 году потребление лома черных металлов в России будет расти. Магнитка, например, намерена увеличить его на 1 млн тонн, Максигрупп ввести еще одно производство мощностью 1 млн тонн на площадке НСММЗ в березовском. Планы строительства минизаводов есть у УГМК. По словам Сергея Лобанова, потребление лома в ближайшие годы увеличится в среднем на 20%, соответственно дефицит на внутреннем рынке возрастет.

Динамика потребления лома основными метзаводами УралаПо оценке трейдеров, тенденция уменьшения доли экспортной составляющей сохранится. Впрочем, не все так однозначно: вступление России в ВТО и снятие заградительных пошлин может спровоцировать обратную реакцию. Кроме того, укрупнение российских металлургических холдингов за счет покупки иностранных предприятий приведет к перераспределению сырьевых потоков: из страны будет вывозиться металлолом, а завозиться продукция высоких переделов, сделанная из материалов, малопригодных для вторичной переработки. В итоге в долгосрочной перспективе дефицит будет только крепчать.

По мнению Олега Масленникова, проблема связана скорее с возможным падением конкурентоспособности российских электросталеплавильных производств. Так, в Турции не менее 80% лома импортируется и никто не испытывает по этому поводу беспокойства: на мировом рынке поток сырья идет к тем, кто дает более достойную цену. Способность турок платить связана во многом с эффективной сбытовой политикой, относительно дешевой рабочей силой и некоторыми преимуществами в логистике. У российских проектов таких «козырей» нет: рост цен на топливноэнергетические ресурсы и транспортные тарифы снижают вероятность массированного импорта лома. Выходов из ситуации четыре: сохранение экспортных пошлин; установление контроля аффилированных с метзаводами игроков над физическими объемами собираемого лома; нетарифное управление объемами экспорта (ввод дифференцированных транспортных тарифов или требований по качеству, ограничивающих экспорт лома ниже определенного стандарта); разрешение экспорта только при условии полного выполнения плана поставок внутренним потребителям.

Пока в России сохраняют экспортные пошлины и за счет роста доли крупных игроков стараются повлиять на товарные потоки лома черных металлов неценовыми методами. В этих условиях участники рынка будут только укрупняться, а меткомбинаты продолжат развивать сеть аффилированных трейдеров.

Комментарии

Материалы по теме

Медная свадьба

Дружба крепкая не расплавится

Поляки перебили ставку «Мечела»

Без проката по России

Черная металлургия

 

comments powered by Disqus