Игра в наперстки

Игра в наперстки
Игра в наперстки
Фото: Андрей Порубов

«Комментариев полно, цензурных мало», — с такой экспрессивной оценки началась беседа корреспондента «Э-У» с представителем оператора местной связи о последних изменениях в законодательстве, регулирующем работу отрасли. Ушедший год войдет в ее историю как время самых масштабных перемен. Приняты несколько десятков постановлений правительства и изменений в закон о связи, ряд поправок еще рассматривает Госдума. Большинство нормативных актов вступило в силу 1 января 2006-го. В совокупности объем изменений столь велик, что связисты говорят о них не иначе как о реформе отрасли.

Наиболее известна и прорекламирована правительством внешняя сторона — изменение правил, регулирующих отношения операторов связи с потребителями услуг, а также либерализация дальней связи. Внутреннюю часть реформы — коренную перестройку системы регулирования межоператорских отношений — разработчики законодательства комментируют не столь охотно, упирают на термин «упорядочивание». Между тем, по словам представителя одной из компаний связи, изменения «больно ударили по всем операторам без исключения».

Так называемая либерализация

С 1 января ОАО «Ростелеком» утратил статус единственного оператора в сегменте дальней связи. Теперь это лицензируемая услуга. Лицензиатов уже 18. Чтобы начать работу, они должны построить сеть, имеющую точки в каждом регионе России: как минимум по одному транзитному междугородному узлу связи в федеральных округах и четыре международных, соединенных с иностранными операторами (по два в европейской и азиатской частях России). Власти объясняют столь жесткие требования тем, что все жители РФ должны иметь равные возможности доступа к дальней связи: оказывать услуги, к примеру, лишь на половине территории оператору нельзя (см. «Ждите ответа», «Э-У» № 38 от 10.10.05).

Сетью, отвечающей заданным характеристикам, обладает, помимо Ростелекома, только Международный Транзит Телеком, близки к этому Голден Телеком и ТрансТелеКом. Именно они станут в этом году конкурентами бывшему монополисту. Вариантов действий для остальных компаний, получивших лицензию, три. Первый — построить сеть в соответствии с требованиями. Это маловероятно: по оценке специалистов, на создание внутризоновой сети придется потратить от 5 до 10 млн долларов в каждом из 88 субъектов РФ, а на строитель-ство полноценной междугородной сети — от 50 млн долларов. Срок окупаемости такой сети — минимум пять лет, перспективы бизнеса туманны: компания рискует не отвоевать необходимое количество абонентов у игроков, вошедших на этот рынок раньше. Второй путь — расстаться с лицензией. Начало оказания услуг в большинстве выданных лицензий датируется апрелем этого года. Если через три месяца лицензией не воспользовались, Россвязьнадзор имеет право ее отозвать. Вариант третий — арендовать инфраструктуру у того же Ростелекома. Скорее всего, часть операторов так и поступит.

В этом случае они смогут оказывать услуги дальней связи, но вряд ли станут ему конкурентами. (Налицо фикция конкуренции. Аналогия: формально частные компании, осуществляющие грузоперевозки на железной дороге, — конкуренты ОАО «РЖД». Реально — нет, поскольку работают на основных фондах РЖД и полностью зависимы от монополиста.)

Еще один факт в пользу того, что жесткой конкуренции не будет: любой абонент, хоть раз позвонивший через «восьмерку» по межгороду после 1 января, тем самым автоматически заключил договор с Ростелекомом. Чтобы воспользоваться услугами другого оператора, клиенту придется каждый раз набирать после «8» специальный код или явиться в офис компании для заключения письменного договора. Вряд ли это сделают многие. (Еще одна аналогия: размещать пенсионные накопления в НПФ выгоднее, однако обратилась к услугам фондов незначительная часть населения. Большинство повело себя пассивно: доверило пенсионные накопления государству, поскольку для этого не нужны были какие-то действия.)

На ближайший год самый оптимистичный прогноз таков: у Ростелекома появится два-три конкурента, которые «отъедят» у него 10 — 15% рынка. Вряд ли это можно назвать конкуренцией.

Где добавилось, а где убавилось

Да что там перспектива… Либерализация дальней связи уже сегодня создала любопытный эффект: до 1 января рынок был куда более конкурентным. Дело в том, что одновременно с выдачей лицензий на дальнюю связь потенциальным конкурентам Ростелекома, лицензии на оказание услуг международной и междугородной связи отозваны у межрегиональных компаний (МРК). Они не могут оказывать эти услуги от своего имени. Как пояснил заместитель генерального директора ОАО «Уралсвязьинформ» Андрей Белобоков, компании в новых условиях становятся агентом лицензированного оператора дальней связи (сегодня на Урале это только Ростелеком), своеобразным посредником между ним и абонентом. МРК будет выставлять счета, проводить билинг, станет своеобразным «доверенным лицом» Ростелекома в маркетинге и взаимоотношениях с клиентами. Но саму услугу может оказывать только лицензированный оператор дальней связи, а МРК под это определение не подпадают.

В результате, если раньше дальняя связь приносила ОАО «Уралсвязьинформ» около 30% выручки, теперь только 12%.

У МРК осталась зоновая связь, а междугородная и международная выпали. Не секрет, что доходы от двух последних направлялись дочерними компаниями Связьинвеста на дотирование зачастую убыточной местной телефонии. Для компенсации с нового года вводится надбавка, которую будут платить «дальние» операторы дочерним компаниям Связьинвеста. Для Уралсвязьинформа размер надбавки — 75 копеек за минуту. Андрей Белобоков считает его «достаточным, если объемы междугородного и международного трафика не изменятся в меньшую сторону». В этом случае уральская МРК не понесет убытки от того, что больше не будет заниматься междугородной и международной связью. Уралсвязьинформ прогнозирует даже 7процентный рост доходов в этом году. Но его удастся добиться только благодаря бурному развитию интернета и мобильной связи. Другие МРК более пессимистичны. Например, Северо-Западный Телеком объявил, что изза выпадения междугородной составляющей доходы компании в 2006 году по сравнению с предыдущим снизятся на 8%.

Малый бизнес помножили на ноль

Парадокс: до начала реформы у Ростелекома были реально работающие конкуренты. Сотни (по другим оценкам — тысячи) малых и средних операторов предлагали услуги IPтелефонии и успешно отбирали у монополиста долю рынка в корпоративном и частном сегментах. (Если не вдаваться в технические подробности, IPтелефония — это передача голосового трафика в оцифрованном и сжатом виде по интернетканалам. Конкурентное преимущество технологии — преодоление больших расстояний, минуя сети как зонового, так и международного оператора. Благодаря меньшему количеству звеньев в цепочке, пропускающей трафик, IPзвонок обходился на 20 — 80% дешевле, чем по традиционным каналам.) До 1 января для работы в IPтелефонии требовалась всего-навсего лицензия на оказание услуг передачи данных, имевшаяся практически у любого интернетпровайдера. Поэтому такие услуги предоставляли очень многие. Рынок набирал обороты, качество связи росло, а цены в силу высокой конкуренции падали.

Новое законодательство практически ставит крест на развитии рынка. Дело в том, что технически IPтелефония возможна в двух вариантах.

В первом оконечными устройствами служат, условно говоря, два компьютера, а вместо номеров абонентов используются специальные коды идентификации. В итоге два интернетпользователя могут общаться друг с другом вслух. Наиболее массовый и востребованный вариант — абонент телефонной сети может поговорить с другим абонентом по обычной схеме: снять трубку телефона и позвонить в другой город по IPканалу (например, используя карточку IPтелефонии). Пикантность ситуации в том, что вторая разновидность отныне относится к обычной телефонии, а значит, подчиняется общим правилам пропуска трафика. То есть IPпровайдеры, фактически оказывая услуги дальней связи, должны иметь лицензию на такой вид деятельности. Напомним: для этого необходимо построить сеть по всей России, потратить десятки миллионов долларов, которых у малых и средних предприятий (а это большинство IPпровайдеров) нет и быть не может.

С 1 января, признается руководитель управления Федеральной службы по надзору в сфере связи по Свердловской области Владимир Жернов, IPтелефония в нынешнем ее виде вне закона. Пока операторы работают по инерции, однако правовая почва изпод их ног выбита. Падение сложившегося рынка IPтелефонии в России — вопрос времени и внимания контролирующих органов.

Выбор у IPпровайдеров невелик. Путь первый: поглощение (скорее всего, недружественное) крупным игроком.

В этом случае их бизнес перейдет в руки оператора дальней связи (читай — ОАО «Ростелеком»), а они в лучшем случае получат права распространителей услуги на местах и будут работать за небольшой процент. Этот прогноз подтверждает, в частности, Владимир Жернов. На вопрос, что будет с IPоператорами, он ответил: «К ним придут и сделают предложение, от которого они не смогут отказаться». Путь второй — в тень. Как показывает мировая практика, многие его и выберут. Серый рынок станет черным. Пример подает Китай: там IPпровайдеры в ответ на попытку урегулирования вообще перестали замечать государство и стали предлагать свои услуги на улице изпод полы.

Разрушение рынка IPтелефонии — самое негативное последствие реформы связи, вызывающее максимальное число критических отзывов участников рынка. Шаг, мягко говоря, непродуманный. Во-первых, Мининформсвязи попыталось «запретить прогресс»: вставить законодательные палки в колеса более продвинутой, чем традиционная телефония, технологии, бурно развивающейся во всем мире. Во-вторых, создав парутройку крупных конкурентов Ростелекому, правительство убило множество реально работающих мелких, появившихся в силу развития рынка без всякой «либерализации». Государство в очередной раз не озаботилось судьбой этих малых и средних предприятий.

Говорят, хочешь опошлить идею — доведи ее до абсурда. До либерализации рынка дальней связи услуги оказывали Ростелеком, дочерние предприятия Связьинвеста и альтернативные операторы IP-телефонии. После — только Ростелеком.

Упорядочили или закабалили?

Основная часть реформы — глобальные изменения в регулировании межоператорских отношений. Здесь важны два документа: вступившие в силу с 1 января 2006 года Правила присоединения сетей электросвязи и их взаимодействия и приказ министерства информационных технологий и связи № 98 «Об утверждении требований к порядку пропуска трафика в телефонной сети связи общего пользования». Они устанавливают процедуру присоединения сетей разных операторов, порядок их взаимодействия, существенные условия и содержание межоператорского договора. По сути, это жесткий регламент межоператорских отношений: технических, организационных, а главное — финансовых.

Законодатель диктует такой порядок прохождения трафика: междугородный звонок абонента местной телефонной сети должен попасть от местного оператора на сеть оператора зоновой связи, и только оттуда — на сеть оператора междугородной связи (затем вновь на сеть внутризонового оператора в другой области, оттуда к местному оператору и от него к абоненту). Ничего подобного до сих пор не было: взаимоотношения операторов определялись техническими возможностями и выгодами от сотрудничества. Оператор местной телефонной сети мог заключить договор напрямую с оператором междугородной и международной связи, чтобы звонки его абонентов (при технической возможности) могли попадать сразу на междугородные каналы. Новые правила и приказ Мининформсвязи предусматривают совсем другое: местному оператору запрещено (!) заключать договоры присоединения напрямую с оператором дальней связи, даже если их оборудование стоит в одной комнате.

Еще пример. Многие операторы междугородной и международной связи имеют в крупных городах страны лицензии на местную связь и некоторое количество абонентов. Теперь им формально предписано пропускать звонки этих абонентов на свою же сеть дальней связи через другого оператора, абсолютно не нужного технически. Лишение местных операторов возможности работать напрямую с междугородными и международными может вылиться в ухудшение качества связи (появится лишний сегмент сети, через который проходит звонок) и удорожание звонков (за пропуск трафика через лишнего оператора придется платить). Серьезно пострадают доходы небольших местных операторов. Как поясняет Андрей Белобоков, в основном они зарабатывали на том, что приобретали дальний трафик существенно дешевле, чем соблюдавшие все лицензионные требования компании Связьинвеста. Теперь дешевле не получится: трафик придется проводить через всю цепочку и каждое звено оплачивать.

Один из возможных выходов для местных операторов — получить статус зонового оператора. Но для этого нужно существенно достраивать сеть (требование: доступ к сети зонового оператора должен быть предоставлен абонентам во всех муниципальных районах). Затраты могут вылиться в несколько миллионов долларов. Многие местные компании уже получили лицензию на зоновую связь и собираются строить сеть. Делается это по большей части не для того, чтобы составить конкуренцию существующим зоновым операторам (МРК), а чтобы пропускать междугородный трафик через собственные сети, как это было до реформы, минуя посредника. Таким образом, многомиллионные затраты операторов обусловлены не технической и экономической необходимостью, а формальным требованием, заложенным в подзаконные акты.

Подмена понятий

Создается впечатление, что основная цель реформы в сфере дальней связи (по крайней мере, на краткосрочный период) — сведение денежных потоков от услуг междугородной и международной связи в Москву, в руки нескольких крупных операторов (в первую очередь Ростелекома). Способ достижения этой цели — фактическое уничтожение IPтелефонии как дешевой альтернативной дальней связи. Заодно реформа позволяет имитировать в глазах Запада «либерализацию» рынка услуг связи в преддверии вступления в ВТО: формально на рынок дальней связи допущены все желающие, а право выбора оператора получает абонент. На деле, если до реформы Ростелеком монополистом не был, то сегодня ему монополию вернули (будем надеяться, лишь на переходный период). Выбор оператора дальней связи абонентом пока обставлен в лучших советских традициях — кандидатура одна.

Либерализацией не пахнет и на рынке связи в целом. Мы видим усиление государственного регулирования, сокращение числа возможных вариантов поведения для операторов, сужение круга потенциальных контрагентов по межоператорским договорам. Финансовые потоки сводятся напрямую в центр, региональные операторы теряют доходы, а региональные бюджеты — налоги. Для операторов связи прокладываются «рельсы» без ответвлений: создается унифицированная система межоператорских взаимоотношений в масштабах страны.

С точки зрения государственной политики, вероятно, это целесообразно: сильному государству необходима стабильная общенациональная система связи (как и транспорта, финансов, etc). Однако при всем благородстве идеи претворение ее в жизнь вновь оказалось сугубо российским — негибким, игнорирующим интересы многих участников рынка. Между тем проводить реформы в жизнь по методу царя Петра, рубя бороды и головы замешкавшимся, — значит оставить страну без качественной связи. Да, отрасль стратегически важна. И принцип «не навреди» тем более уместен.

В одном из следующих номеров: существенные изменения коснулись и условий ведения бизнеса операторами мобильной связи. Оценка этих новаций также крайне неоднозначна.

Комментарии

Материалы по теме

Три буквы обошлись «Евросети» в миллион рублей

Умножение столбиком

Скучные люди

Мне еще и петь охота

«Билайн» предан анафеме

 

comments powered by Disqus