Уступили

Уступили Амбициозные проекты разработки труднодоступных месторождений нефти и газа на полуострове Ямал и прилегающем шельфе наконец-то получили перспективу: российским компаниям в 2011 году удалось привлечь в качестве партнеров иностранных коллег. От них ждут не только инвестиций, но и технологий.

Два года назад правительство РФ вдруг сделало реверанс в сторону мировых энергетических компаний, предложив им партнерство в разработке месторождений углеводородов на полуострове Ямал и в прилегающих акваториях - на арктическом шельфе. «Мы готовы к расширению партнерства и хотим, чтобы вы чувствовали себя членами нашей команды», - обратился тогда к главам энергокорпораций премьер РФ Владимир Путин. Однако привлечь инвесторов за Полярный круг оказалось куда сложнее, чем построить железнодорожный мост в условиях вечной мерзлоты. Да и кому бы понравились «зубастые» условиях, на которых предлагалось вкладывать кровные доллары в разработку газовых месторождений Ямала: налоговые преференции в обмен на технологии и использование иностранных активов. Российским нефтегазовым гигантам и правительству РФ пришлось пойти на значительные уступки - вплоть до того, чтобы отдать доли не только в проектах, но и в самих компаниях. В 2011-м это принесло плоды.

Что ищем

О богатствах полуострова Ямал известно не одно десятилетие. Но вопрос его освоения стал актуален лишь теперь. Доля трудноизвлекаемых запасов природного газа на традиционных месторождениях Западной Сибири достигла 60% и продолжает расти. Падает добыча на основной ресурсной базе Газпрома - в Надым-Пуртазовском газовом районе: к 2030 году она не превысит 140 млрд кубометров газа. Прогнозные же суммарные ресурсы полуострова Ямал и прилегающего шельфа превышают 50 трлн кубометров газа, 7 млрд тонн нефти и конденсата. Здесь уже открыто 32 месторождения углеводородов, в том числе четыре в акватории Обской губы и два в Карском море. Подготовленные к промышленной разработке запасы природного газа полуострова Ямал (10,4 трлн кубометров), а также ресурсный потенциал прилегающих акваторий, гарантируют стабильную ежегодную добычу 300 млрд кубометров газа на протяжении 50 - 70 лет. Это позволит увеличить объемы добычи газа в стране на треть.

Объем вложений, необходимых Ямалу, огромен: еще до кризиса Газпром оценивал их не менее чем в 100 млрд долларов. И это без учета затрат на шельфовые месторождения Карского моря. А ведь полуостров Ямал должен стать еще новым центром сжижения газа. Удовольствие не из дешевых: по комплексному плану развития производства СПГ на полуострове, за 25 лет инвестиции достигнут 8 трлн рублей. Без иностранных партнеров освоение трудноизвлекаемых углеводородных запасов полуострова вряд ли возможно. И вопрос не только в деньгах. Наши компании испытывают сложности с изготовлением и прокладкой подводных трубопроводов, извлечением газа с больших глубин. Если у нынешних базовых месторождений Газпрома запасы на 70 - 85% представлены наиболее легкодоступным сеноманским газом (расположен на глубинах около 700 метров), то в структуре запасов ямальских месторождений его доля составляет лишь 27,5%. Другая четверть представлена расположенными на больших глубинах неокомскими и юрскими залежами, значит, нужны технологии.

Совместное сжижение


Первым проектом, под который удалось привлечь иностранных инвесторов, стало создание «Новатэком» комплекса «Ямал СПГ» на базе Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения. Он предусматривает строительство в 2016 - 2018 годах трех линий завода сжижения газа по 5 млн тонн в год каждая. Вывести новый завод на полную мощность планируется в 2018 году. Цель - экспортировать СПГ по всему миру. Объем необходимых капитальных вложений в развитие пилотного проекта оценивается в 18 - 20 млрд долларов (858,2 млрд рублей). Из них 264 млрд рублей потребуется на создание танкерного флота ледокольного класса примерно на 20 судов вместимостью 140 - 160 тыс. кубометров, чтобы обеспечить вывоз углеводородов с Ямала. Эти затраты государство пообещало взять на себя. Остальные «Новатэк» планировал разделить со стратегическими партнерами, уже имеющими опыт производства СПГ: в 2010 году компания объявила, что намерена продать им до 49% в проекте в расчете на помощь в финансировании, технологиях и маркетинге СПГ на мировых рынках. 

Сначала об интересе к совместному проекту заявили представители индийской ONGC и катарской Qatar Petroleum. Вслед за ними - англо-голландская Shell и испанская Repsol. Потенциальные иностранные инвесторы появились на горизонте только после того, как правительство пообещало предоставить льготу нефтегазовым компания по НДПИ на ямальский газ и газовый конденсат. О поддержке подобной идеи заявил тогда даже противник всех льгот Минфин РФ. Правда, с оговоркой: если сырье будет использовано для производства СПГ. После этого пошли разговоры о том, что в проект может вступить французская Total. Эта компания уже 40 лет занимается производством СПГ, участвует в действующих производствах сжиженного газа в Индонезии, Йемене, Катаре, Нигерии, Норвегии, ОАЭ и Омане, а также в строительстве подобных в Австралии, Алжире, Нигерии и России (проект «Штокман»). 

Однако было понятно, что одними льготами по НДПИ инвесторов в проект не привлечешь. Для завода СПГ их явно недостаточно: пример «Штокмана» показал, что даже обнуление налога сокращало затраты на реализацию топлива в экспортном направлении всего на 5 долларов за тонну. Основная причина - более высокая себестоимость добычи газа на Ямале, чем в том же Катаре.

Нужен был «ход конем». Для начала министерство финансов РФ обнулило для проекта экспортную пошлину на газ и конденсат. А затем «Новатэк» объявил о продаже доли в своем уставном капитале. И весной 2011 года Total купила пакет в 12% (с последующим доведением доли до 19,4%) оценочно за 4 - 5 млрд долларов. И тут же подала заявку на приобретение 20,5% в проекте «Ямал СПГ», а к концу года вошла в проект, заплатив 426 млн долларов.

Интересно и еще одно обстоятельство: буквально через три месяца после появления французов в числе собственников «Новатэка» правительство специальным решением предоставило компании право пользования недрами еще четырех участков недр, которые должны увеличить ресурсную базу для завода СПГ вдвое, до 4,5 трлн кубометров газа. Это Геофизическое и Салмановское месторождения (на территории полуострова Гыдан), а также Северо-Обский и Восточно-Тамбейский участки (акватория северной части Обской губы). Total вносит в проект передовые технологии в области сжижения, хранения и транспортировки газа, а также будет обеспечивать его финансовую устойчивость и экономическую эффективность.Интересно, что «Новатэк» продолжает искать инвесторов. Согласно корпоративной стратегии компании, в итоговой конфигурации «Ямал СПГ» «Новатэку» будет принадлежать лишь 51%, а помимо стратегического инвестора в лице Total появится еще несколько партнеров с общим пакетом в 29%. В числе потенциальных - вновь Индия и Катар.

Шельф на двоих


Не менее сложным оказалось вхождение стратегического иностранного инвестора во второй масштабный проект - разработку трех очень крупных Восточно-Приновоземельских участков шельфа Карского моря. Их общие ресурсы оцениваются в 5 млрд тонн нефти и 10 трлн кубометров газа. Лицензия на них принадлежит государственной Роснефти. Первоначальный путь был аналогичен тому, что прошел «Новатэк». В январе 2011 года Роснефть и British Petroleum подписали соглашение о создании «стратегического глобального альянса». Они объявили об обмене акциями: за 9,53% Роснефти ВР отдавала 5% своих акций (стоимость каждого пакета составляла на тот момент порядка 8 млрд долларов). В планах также создание СП по разведке и добыче углеводородов на арктическом шельфе. Роснефть должна была внести в капитал СП лицензии (две трети капитала должны были остаться за россиянам), а BP - инвестировать до 2 млрд долларов в разведку, включая сейсмические тесты и пробное бурение. 

Эта сделка должна была позволить использовать техническую экспертизу ВР в реализации сложных проектов, каким является разведка в арктических акваториях. 

Нужно отметить, что после аварии в Мексиканском заливе потребности британцев в расширении ресурсной базы существенно возросли: власти США обвинили тогда ВР в халатности, и американские перспективы компании оказались под большим вопросом. А свободных для частных западных компаний нефтяных запасов осталось совсем немного. 

Но сделку заблокировал консорциум AAR - партнер ВР по ТНК-ВР. Ему удалось доказать, что британская компания нарушила акционерное соглашение. На урегулирование конфликта с AAR у ВР было почти полгода, но уже в мае стороны объявили об отказе от соглашения. 

Поиск нового партнера для освоения арктического шельфа Роснефть вела недолго. Среди претендентов назывались Shevron и Royal Dutch Shell, китайские Sinopec, CNPC, CNOOC. Уже в конце августа появилась информация о создании стратегического альянса между госкомпанией и другим мировым нефтяным грандом - американской ExxonMobil. Они уже работали вместе в рамках разработки Туапсинского прогиба на шельфе Черного моря. Стороны договорились, что ExxonMobil примет участие и в разработке арктических проектов: возьмет на себя затраты на начальную геологоразведку (2 - 4 млрд долларов). В СП ей будет принадлежать около 33%. При этом партнерство с американской компанией позволит Роснефти увеличить и мировое присутствие: по соглашению, она войдет в ряд проектов по добыче сланцевой нефти в Техасе и геологоразведочных - на шельфе Мексиканского залива. «Компания ExxonMobil рассчитывает на дальнейшую поддержку правительства РФ в создании благоприятных условий для деятельности на территории России», - пояснил президент ExxonMobil Рекс Тиллерсон в Сочи, где проходила его встреча с руководством Роснефти. Тиллерсон тогда подчеркнул, что его компания ценит усилия правительства России по улучшению налогового режима и совершенствованию налогообложения: «Это будет положительно сказываться на российских и иностранных инвесторах». Он выразил уверенность, что теперь начинается новый этап изучения и разработки запасов континентального шельфа РФ.

По мнению управляющего фондом «Финам нефтегаз» Романа Беседовского, плюс этой сделки в том, что речь не идет об обмене акциями. Она предполагает прямые инвестиции со стороны американцев: с учетом сопротивления западных властей входу российских госкомпаний в капиталы европейских и американских корпораций это сулит более простую процедуру согласования, меньшие риски и атаки на партнеров. ExxonMobil в отличие от ВР не нуждается в глобальном привлечении денежных средств за счет продажи своих акций. Компания заинтересована в доступе к новым месторождениям. 

Возможность участия иностранцев в реализации проектов в Западной Сибири и на шельфе рассматривает и Газпром. В частности в июне соглашение об этом подписано с Shell. У компаний уже есть опыт сотрудничества: СП Salym Petroleym Development разрабатывает группу Салымских месторождений в ЯНАО. По неофициальной информации, Shell ведет переговоры о работе на российском шельфе и с рядом других компаний.

Обратная сторона


Западные компании хотят застолбить себе место в Арктике, обладающей огромными запасами углеводородного сырья. «У зарубежных мировых нефтедобывающих гигантов выработалось четкое понимание того, что время, когда мир будет испытывать серьезную нехватку углеводородного сырья, не за горами, - полагает генеральный директор компании "Финэкспертиза" Агван Микаелян. - Поэтому сейчас на пике актуальности проблема получения углеводородов любыми доступными методами, и наш арктический шельф вызывает такой интерес, невзирая на отсутствие отлаженных технологий добычи в подобных условиях».

Конечно, партнерство предоставляет российским компаниям возможность доступа к некоторым технологиям, которыми владеют их иностранные партнеры. При этом понятно: особо ценные наработки иностранные инвесторы либо откажутся раскрывать, либо раскроют ровно настолько, насколько это будет необходимо для реализации одного проекта.
Комментарии

Материалы по теме

С надеждой на взаимность

Охотники за «черным золотом»

Не докачали

Энергетические и горнорудные компании готовы вложить в проект «Урал промышленный — Урал Полярный» 160 млрд рублей

Частных инвесторов привлекли буровые

 

comments powered by Disqus