Социальная плеть

Социальная плеть 2011 год охарактеризовался невиданным разгулом интернет-демократии. Пользователи, почувствовав безнаказанность, посылали президента в Твиттере, сервис Вконтакте стал инструментом формирования акций протеста, а ЖЖ - орудием прокачивания нужных тем.
 
Екатеринбург стал эпицентром интернет-активности на Урале еще в 2010-м: первый более-менее заметный всплеск случился в апреле, когда свердловские власти и представители епархии всерьез заговорили о возможности строительства в центре города храма св. Екатерины. Противники изменения облика Екатеринбурга в самые короткие сроки посредством создания группы Вконтакте и постов в Живом журнале (ЖЖ) организовали митинг, собравший около 4 тыс. человек. Второе бурное проявление вызвали общественные слушания по вопросу изменения устава Екатеринбурга и введения поста сити-менеджера, прошедшие в сентябре. Для сбора и координации действий противников поправок использовались уже проверенные каналы - ЖЖ и Вконтакте. Накануне 17 сентября свой первый пост в ЖЖ опрометчиво опубликовал губернатор Свердловской области Александр Мишарин. В нем он доказывал необходимость введения в Екатеринбурге поста сити-менеджера. Запись за два дня собрала более 700 комментариев, по преимуществу негативных. Хэштег (специальная метка, являющаяся активной ссылкой, нажав на которую можно прочесть все сообщения, ею помеченные) #ekb1709 на несколько часов стал самым популярным в рунете (более 2,5 тыс. сообщений).  

В уходящем году активность соцсетей росла как снежный ком. Чего стоит одна Сагра (Свердловская область), где конфликт между сельскими жителями стал на некоторое время общероссийской новостью номер один. На федеральный уровень вышла и история с компанией «Аргуслес» (поселок Восточный, Свердловская область), одним из учредителей которой якобы была дочь Александра Мишарина, из-за чего фирма получала существенные незаконные преференции.  

Другая резонансная тема - госзакупки. Самый громкий скандал вызвали «мерседесы» Александра Мишарина и главы администрации Екатеринбурга Александра Якоба. 

Яркая страница блогерской жизни Екатеринбурга - вступление в партию «Правое дело» Евгения Ройзмана. Тогда в интернете велись буквально войны среди сторонников и противников главы фонда «Город без наркотиков». 

И еще два существенных замечания. Весной Свердловское отделение Союза журналистов России создало прецедент, сформировав первичную ячейку блогеров (неформально она называется Центр гражданской журналистики) и выдав им удостоверения Союза. А летом депутат Екатеринбургской городской думы Леонид Волков и политолог Фёдор Крашенинников выпустили книгу - «Облачная демократия». В середине года был запущен сайт democratia2.ru. Основная идея - создать площадку (по типу соцсети), где большие группы людей могли бы обсуждать актуальные вопросы политической жизни страны, вырабатывать решения и голосовать по ним. Сейчас на сайте зарегистрировано более 1,5 тыс. человек. 

Итак, мы стоим даже не на пороге появления новых медиа: Урал (по крайней мере Екатеринбург) уже через него перешагнул. Доступные для простых людей инструменты самоорганизации и публичного выражения мыслей породили феномен. Он имеет позитивные и негативные проявления. 

Всеобщая мобилизация


Причины резко возросшей популярности социальных сетей прозрачны. Первая - технологическая. 2011-й стал годом настоящего бума смартфонов и планшетных компьютеров («таблеток», в том числе бюджетных и для слабовидящих). Они позволяют человеку быть на связи в любое время и практически в любом месте (за исключением тех, где нет Wi-Fi или сотового покрытия). Samsung, HTC, LG, Apple, Nokia и другие производители довели свои творения почти до совершенства. Норма - двухъ­ядерный процессор, 64 Гб памяти (варианты - сменные карты памяти или возможность хранить данные в облаке), камера на 8 Мпикс, возможность в одном устройстве объединить плеер, радио, телевизор, телефон. Наиболее мощный рост в ближайшем будущем продемонстрируют «таблетки». Аналитическая компания Gartner прогнозирует взрывной рост продаж планшетов: в 2012 году - более 103 миллионов, в 2015-м - почти 327. Лидером рынка и через пять лет останется iPad. К технологиям, способствующим развитию соцсетей, можно отнести и мобильный широкополосный доступ в интернет. В 2009 - 2011 годах операторы вложили огромные средства в строительство 3G-инфраструктуры. В мегаполисах сотовая передача данных вполне устойчива.  

Вторая причина - наличие пассионариев, лидеров мнений на местах. Екатеринбургские оппозиционные политики одними из первых в своей сфере завели блоги (подробнее см. «Блог государев», «Э-У» № 25 от 27.06.11 ): Леонид Волков в 2007 году, Евгений Ройзман в 2005-м, депутат Свердловской облдумы Андрей Альшевских в феврале 2010-го, депутат Екатеринбургской городской думы Максим Петлин в июле 2010-го. Первые три имеют более тысячи друзей в ЖЖ: их активная позиция может транслироваться через несколько сотен аккаунтов и покрыть десятки тысяч пользователей.      

Третья причина - атмосфера недоверия к повестке дня, которую формируют официально зарегистрированные средства массовой информации. Да и оперативность традиционных СМИ уже не устраивает потребителей. Контент распространяется через интернет мгновенно, для него не существует географических рамок. 

Четвертая - интерактивность. Ни одно традиционное СМИ (даже онлайн) не может похвастаться такой обратной связью.

И, наконец, пятая причина - люди уверовали в то, что через интернет можно достучаться до нужных институтов. Катализатором этого процесса стал президент Дмитрий Медведев, который завел аккаунты в большинстве популярных соцсетей.

Безымянная страшилка


В 2011 году власть, похоже, осознала, что блогеры и пользователи социальных сетей набрали силу не хуже, чем традиционные СМИ. Недаром почти все уральские губернаторы организовали встречи с пользователями Живого журнала. Некоторые главы регионов собирали блогеров несколько раз. Другое дело, что власти не могут перестроиться, и при организации подобных мероприятий все еще предпочитают приглашать только «угодных и безобидных», чем вызывают смех интернет-сообщества. 

Главный редактор портала it-eburg.com Даниил Силантьев:

- Подчас получается, что сам факт наличия аккаунта в ЖЖ обладает некой магической силой, которая сразу придает владельцу особые возможности для влияния на аудиторию. Эта странная магия действует и в политических, и в бизнес-кругах. Нелепые и бестолковые примеры заигрывания с блогосферой плодятся с завидной регулярностью. Учитывая попытки институализировать блогеров, я уже вижу, как люди с удостоверениями настоящего пользователя LiveJournal.com пинками открывают двери чиновничьих кабинетов, пугают синими корочками с изображением козла Фрэнка гайцев на дорогах и сводят с ума молоденьких официанток угрозами написать в блог о непрогретой кофейной чашке. Блогеров нанимают на работу, водят в рестораны и возят на дорогие экскурсии. Признаюсь, я сам в свое время немало сделал для того, чтобы блоги стали известным и понятным инструментом, но такого фарса я не желал. 

Еще одна властная инициатива появилась сразу после декабрьских выборов. Начальник бюро специальных технических мероприятий МВД России Алексей Мошков предложил отменить анонимность в интернете, считая, что это поможет в борьбе с преступностью. Правда, в ведомстве быстро сообразили, к чему может привести подобное заявление, и министр МВД Рашид Нургалиев назвал эту инициативу глупостью.

Лихая безнаказанность 


Автор нашумевшей книги «Когда умрут газеты» Андрей Мирошниченко уверен: «Миф о том, что качество контента у новых медиа никогда не сравняется с продукцией профессиональных СМИ, в этом году был окончательно развеян. В России появился новый субъект - "авторствующая публика"». 

Мы не разделяем подобных восторгов. Безусловно, новые медиа набрали доселе невиданную силу. Но огромное количество разного рода активностей, связанных с блогами и соцсетями, все больше напоминает мыльный пузырь. Очевидно, что перед такими медиа на данный момент стоит сразу несколько вызовов, способных их похоронить. 

Первый - достоверность. Утверждение о том, что качество контента в социальных медиа сравняется с продукцией профессиональных СМИ, нам кажется крайне спорным. Проблема в том, что та самая «авторствующая публика» не обременена никакой ответственностью. Пользователь не обязан регистрировать свой аккаунт, закон в принципе не может заставить отвечать за написанное в ЖЖ или выложенное Вконтакте. Исключения, безусловно, бывают. Самый нашумевший пример - суд против Леонида Волкова, которого обязали опровергнуть сведения об «Аргуслесе». 

Второй вызов - использование лидерами мнений социальных медиа и их возможностей в своих интересах. Формирование повестки дня в современных СМИ мало чем отличается от построения блогов того или иного лидера мнений. На наш взгляд, именно поэтому незадолго до выборов всплыла Сагра. Но, казалось бы, ничуть не менее резонансную тему о погибшем в Еланском гарнизоне солдате из Челябинской области «раскручивать» никому уже не было интересно. Блоги лидеров мнений практически похожи на телеканалы, только в интернете все субъективнее.

Когда люди поймут, что блог - это не сермяжная правда, социальные сети и вместе с ними весь интернет может настигнуть кризис доверия, аналогичный тому, что сейчас испытывают традиционные СМИ.   

Третий вызов - срок службы информации неумолимо сокращается. Веб демонстрирует симптомы болезни Альцгеймера. Контента все больше, времени на его создание все меньше. Информации слишком много, она быстро обновляется и также быстро забывается. Подавляющее большинство пользователей читают новости только на уровне заголовков. Они не знают, как фильтровать информационный поток. А без эффективных инструментов отсеивания лишнего каждая последующая новость (пост, запись в Твиттере или Вконтакте) делает бесполезной предыдущую. Пока ответов на эти вызовы новые медиа не дали.

И последнее. Гораздо ближе, чем риторика Андрея Мирошниченко, нам гипотеза немецкого журналиста Фольфганга Рипля, сформулированная в 1913 году: «Более высокоразвитые средства массовой информации не являются заменой предыдущих. Задача новых медиа это вербовка своего потребителя, поиск иных областей применения». На наш взгляд, социальные медиа займут место некого инструмента, ресурса для организации людей, формирования пула, готового на определенные действия - от покупки товаров до митингов. 
Комментарии
 

comments powered by Disqus