Лучше быть щенком

Лучше быть щенком

Культурный ландшафт Свердловской области напоминает Уральские горы - древние, но без пиков и ущелий. Нам недостает культурных потрясений и энергии молодости.

Лучше быть молодым щенком, чем старой райской птицей», вспомнил Марка Твена ректор Гуманитарного университета профессор Лев Закс, рассуждая о тенденциях и результатах уходящего года. - Не каждый сезон рождает шедевры. Минувший - не родил. С грустью замечаю, что порой нет и стремления «родить шедевр». Но это же закон искусства - хотеть создавать великие вещи. К высоким заявкам, кстати, обязывают и творческие ресурсы Свердловской области, и то, что можно назвать культурной памятью, образы былых побед. А также репутация и претензии, которые были и остаются.

Вершины и провалы

- Это вы о «столичных» амбициях Екатеринбурга?

- Не только. «Современный культурный центр» - тоже вполне престижное звание. Оно подразумевает присутствие побудительного, аттрактивного творчества, создающего новую реальность, вызывающего острые эмоции и споры. А также наличие не только отдельных творцов, но и их последователей, школ. Что у нас есть сегодня? Давайте посмотрим.

Прежде всего - ряд художественных институций очень высокого уровня, которые в минувшем году его удержали. Назову Уральский филармонический оркестр: красоту его звучания, ансамблевость, выразительность оценили уже и в Европе. Беспрецедентным стало создание абонемента нашего оркестра в Мариинском театре: первый концерт прошел при огромном стечении народа, дирижировал чрезвычайно занятый и труднодоступный «великий и ужасный» Валерий Гергиев.

Затем я бы выделил Коляда-театр. Успешные гастроли в Париже и триумфальные - в Москве. Коляда наконец-то покорил Москву. Прежде в столице его встречали скептически. Я считаю недоразумением, говорящим не в пользу «Золотой маски», что до сих пор его спектакли фестиваль не жаловал. Теперь совершился сдвиг в общественном сознании. Важно отметить, что это произошло не путем приспособления к московской публике, Коляда не изменил себе ни на йоту. Видимо, зритель созрел и стал с ним резонировать. Ну а уральский зритель резонирует с тем, что делает Николай Владимирович, давно. Если говорить о творческом продукте, то в 2011 году в театре создано как минимум два разномасштабных спектакля, которые можно признать полноценной удачей и содержательно, и в плане воздействия на аудиторию: «Борис Годунов» и «Баба Шанель». 

Интересно работали в минувшем сезоне данс-группы, что показал фестиваль «На грани» (подробнее см. «Одиссея на ветру», «Э-У» № 2 - 3 от 24.01.11 ). В связи с этим хочу отметить важное организационное событие, имевшее плодотворные последствия: воссоединение бывшего Института танца со своим руководителем Олегом Петровым, танцевальный коллектив влился в холдинг Екатеринбургского театра драмы.

Лев Зак- В драмтеатре произошли структурные изменения, он обзавелся несколькими творческими коллективами. Как вы оцениваете эти преобразования?

- В Свердловской области есть две крупные творческие организации, которые пытаются преодолеть многолетний кризис: академический театр драмы и академический театр оперы и балета. Ситуации внешне похожие: предпринимаются серьезные шаги для перехода к новому качеству, но результаты пока разные.

- Специалисты долгие годы критикуют эти два коллектива. Вы считаете, в нынешнем сезоне они совершили прорыв?

- Они пытаются его совершить, и это уже важно. В драматическом театре обновляется репертуар, открылась молодежная сцена. Но нет ничего удивительного, что после долгих лет тяжелой болезни, в условиях нерешенности ряда творческих проблем, среди которых главная - проблема режиссера, пока благих намерений больше, чем художественных результатов. «Гроза», «Остров Мирный», а также поставленная «взрослой» труппой «Пышка» вызывают много вопросов и замечаний. Тем не менее если курс на обновление будет последовательным и бескомпромиссным, мы увидим яркие качественные работы. Ситуация в оперном театре представляется мне более проблемной. Наметилась тенденция динамизировать репертуар (что проявилось, например, в постановке оперы «Любовь к трем апельсинам»), но по-настоящему современные постановки по-прежнему отсутствуют. Если Свердловский театр оперы и балета сравнить с даже не с самыми крупными и известными европейскими, с провинциальными в кавычках (как таковой провинции в Европе давно нет), то мы поймем, насколько отстаем по уровню. 

- Лев Абрамович, все, что вы говорите, касается малого количества людей: театр, к сожалению, посещает небольшой процент жителей области...

- Да, в российском искусстве остро стоит проблема распространения. В этом отношении в последний год произошли сдвиги. Лидером по-прежнему выступает филармония. Большие усилия для расширения аудитории предпринимает оперный театр: работа со студентами, льготные тарифы, вплоть до бесплатных пригласительных билетов. 

Хочу выделить сферу, которая долго пребывала в летаргическом сне, а теперь оживляется, - это музеи. Используются современные формы, активно применяется интернет, придумываются дискуссионные проекты. В областном краеведческом музее состоялось уникальное, но недооцененное публикой событие - выставка «Возвращение модерна». Интересно, что экскурсоводами на ней выступали не музейные сотрудники, а различные деятели культуры из смежных сфер. Вызывает уважение и активность Екатеринбургского музея изобразительных искусств. Например, осенью была организована юбилейная выставка Миши Брусиловского, пробудившая чувство гордости, что этот выдающийся мастер, каких немного в России, а может быть, и в мире, живет среди нас. Великолепными получились выставки меццо-тинто и петербургского художника Николая Блохина.

Когда начинаешь вспоминать год подробно, оказывается, были, были яркие события! А плакать по поводу отсутствия шедевров не стоит. Философ и филолог Михаил Бахтин говорил, что шедевры созревают веками. Но это происходит в культуре, а не на рынке. Когда творческий коллектив пытается одним мягким местом усидеть сразу на двух стульях, мировой опыт показывает, что ничего хорошего из этого не выходит. Успех всегда достигается через качество продукта, а поверхностность, легкомысленность, гламурность уместны лишь для бродячих трупп, которых полно в крупных городах: приезжают, уезжают, деньги собирают, а в душе мало что оставляют. 

Культура и общество связаны между собой. Если в обществе состояние смуты и неопределенности, упадка и разочарования, то же мы находим и в искусстве. Конечно, считается, что художник должен быть здоровее общества и тащить его за собой. Но еще Герцен произнес очень верные слова: «Мы не врачи, мы боль». Что-то зреет, конечно, но что?

Какое время на дворе, таков мессия

- Случились ли потери в искусстве области? Несколько преды­дущих лет оказались болезненными для нашей культуры; сейчас мы как будто вступили в более спокойный период. 

- Почему вы сразу о потерях? Дефицит может оказаться не менее важен. У нас сохраняется дефицит на современное искусство. В течение года мы стали свидетелями нескольких ярких проектов екатеринбургского филиала Центра современного искусства, но среди местных художников мало тех, кто работает в актуальных жанрах. Художники застряли в прошлом. Заметен разрыв поколений: есть выдающиеся мастера старшего поколения, есть интересно работающие художники среднего, но там, где начинается новый язык, новые способы художественной деятельности, возникает зона молчания, или я чего-то не знаю. У нас наблюдается «дефицит молодости». Дело не только в возрасте творцов, а в их смелости, желании свергать стереотипы, удивлять.

Чтобы мы «осовременились», необходимы и определенные организационные усилия, и специальные институции. В этом отношении я надеюсь на директора Музея изобразительных искусств Никиту Корытина (подробнее см. «Натюрморт со свечой», «Э-У» № 16 - 17 от 25. 04.11 ). Хоть музей и ориентирован на классику и авангард начала прошлого века, но ему вполне по силам активизировать современные виды изобразительного искусства. Место для такого искусства должно найтись не только в залах, но и на улицах, и в парках, и на площадях. В этом отношении Екатеринбург фантастически недоэстетизирован, ему не хватает современного дизайна, арт-объектов, которые могли бы создавать у людей креативный настрой, нестандартное мировосприятие. 

- Это уже напрямую зависит от воли, вкуса, «продвинутости» и смелости властей. 

- Конечно. Городская, областная власти должны выступать заказчиками художественных событий. Пока город «заказывает» только праздники и ледовый городок, а это, согласитесь, все-таки псевдохудожественная реальность. А могли бы быть всяческие проекты, альтернативные попсовому движению и флэш-мобам. Молодежи необходима реализация, выход творческим порывам; современное искусство дает для этого возможности. 

- Как власть проявила свое отношение к культуре в последний год?

- Установились отношения ровные и позитивные. Власть не давила, действительно помогала. Однако сегодня этого уже недостаточно - необходимо сотворчество, совместное проектирование культурного пространства. Надо понимать, что цели у культуры и власти общие: это развитие человека и модернизация региона. Очень радует, что благодаря позиции и воле министра культуры и туризма Свердловской области начал осуществляться проект, призванный восполнить досадный пробел в художественном издательском рынке. Речь идет о попытке издания областного журнала о культуре. В условиях распространения интернета, при невероятной конкуренции глянцевых изданий ыйти на модель, которая соединит информационное качество без пошлости, без «дешевки» с привлекательным оформлением и полиграфией высокого уровня, - это дорогого стоит и, безусловно, укрепит позиции культуры и авторитет власти. 

- Что, по вашему мнению, важнее: делать ставку на пестование местных героев или наполнять регион пусть качественными, но привозными культурными продуктами? Импорт или экспорт искусства?

- Свердловская область достаточно богата творческими личностями, важно их поддерживать. Но ограничиваться только собственными ресурсами уже нельзя. Сегодня важно открывать двери. Присутствие в общей картине маститых мастеров мира - признак крупного культурного центра. Здесь все дело в критериях: если приглашать, то лучших. Либо мы ориентированы на высокое искусство, либо нет. 

Для оптимизма я бы хотел закончить анализ так. Я замечаю оживление среди молодежи: в театральном институте, в консерватории, на факультете современного танца Гуманитарного университета. Это новая кровь. Слово «академический», которое надели на себя некоторые уважаемые коллективы, хорошо бы на время забыть, есть более важное понятие «творческий». Академичность усыпляет и придавливает, придает псевдозначительность. Пусть коллективу 75 или 100 лет, это замечательно, почетно, но и в таком возрасте можно чувствовать себя свежим, бурлящим творчеством. В искусстве важен не биологический возраст, а тип энергии, мощь и магия духа, осваивающего мир. 

Дополнительные материалы:

События/ Жизнь замечательных уральцев

В 2011 году стартовала книжная серия «Жизнь замечательных уральцев», созданная по образу и подобию старейшей российской серии «Жизнь замечательных людей», но исключительно на местном материале. Первая книга, что естественно, посвящена самому известному уральцу нового времени - Борису Ельцину. Написанная учеными УрГУ, она носит строго документальный характер. Еще одна посвящена Николаю Кузнецову: личность легендарного разведчика сегодня оценивается неоднозначно, но человек, бесспорно, остается знаковым в нашем регионе. Для обоих героев завершающийся год - юбилейный. Кто будет следующим? Возможно, создатель радио Александр Попов, возможно, сказочник Павел Бажов. В рамках серии осуществлен проект «Культура Урала» - книги о самых ярких представителях регионального искусства. Уже увидели свет «Театр Александра Соколова» и «Поэты Урала», готовится к выходу труд, посвященный «художественному триумвирату» второй половины XX века: «Брусиловский, Метелев, Волович».

События/ «На грани»

В третий раз в Екатеринбурге прошел Международный фестиваль современной хореографии «На грани». Событие значимое по нескольким причинам. Первое. Появление и «размножение» самостийных фестивальных проектов - признак зрелости и плодородности культурной среды региона. Когда фестивали не чиновниками придумываются, не из чужих земель заво­зятся, а из почвы местной произрастают, это особенно ценно. Второе. «На грани» ежегодно напоминает и подтверждает первенство Урала в области contemporary dance. Третье - собственно культурный продукт. Пять дней и пять вечеров были наполнены очень разными по содержанию, по стилю, по энергетике постановками. Среди них - несколько мировых премьер. «Провинциальные танцы» показали одно из самых красивых своих произведений - «Sepia» на основе притчи Кобо Абэ «Женщина в песках» и музыки Авета Тертеряна. Челябинский театр современного танца спектаклем «Вертикальные связи» приковал внимание к немыслимым телесным возможностям, напомнив при этом: в contemporary dance изгибами тела отражаются изгибы души. Не обошлось и без излюбленной жанром темы «борьбы полов». Пылко «боролись» казанцы, дебютанты «На грани»: камерный балет «Пантера» представил спектакль «Хороший, Плохой и Ты». Эстонцы (театр «Fine 5», Таллин) продемонстрировали национальный темп и характер эмоций в изящном «стихотворении в пластике». Выступление французских гостей - проект Беатрис Массен «Галантные празднества» - было высокотехнологично и просто красиво.

Можно выделить и четвертое значение фестиваля: это постепенное «приучение» публики к современному искусству. Мир давно закрыл спор между классикой и актуальностью, приняв за аксиому, что это две стороны единого целого. Но Россия по-прежнему тяготеет к привычным формам. По мнению арт-директора «На грани» Ларисы Барыкиной, для полноценной жизни необходима гармония старого и нового: «В современном танце реальная, а не сказочная жизнь выражает себя через любое тело, неприукрашенные лица и сложную пластику». 





Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus