Всех этих слов на русском нет

Всех этих слов на русском нет Инструментами экономии на цене за электроэнергию — фьючерсами и хеджированием — многим компаниям только предстоит овладеть. Российские потребители постижению технологий работы на энергобирже пока предпочитают требования к государству снизить тарифы.
 
Доля затрат на электричество в себестоимости выпускаемой продукции в некоторых отраслях (например, в металлургии) достигает, по данным заместителя директора по сбыту Златоустовского филиала ОАО «Челябэнергосбыт» Эдуарда Харисова, 40%. Примерно на 40% конечной цены, которая фигурирует в счетах, выставляемых потребителю, он не может влиять, цена регулируется государством и устанавливается в виде постоянных значений сроком на год: 38% — тариф на оплату услуг по передаче электроэнергии сетевыми компаниями; 1% — сбытовая надбавка гарантирующего поставщика; около 1% — услуги инфраструктуры рынка, в которую входят администратор торговой системы и системный оператор. Бизнесу требуется умение экономить на оставшейся конкурентной части цены на электричество.

Сегодняшняя структура европейского энергорынка похожа на российскую. Но там гораздо больше опыта превращения рынка в финансовый инструмент с помощью энергобирж, где электроэнергия свободно покупается и продается. И предприятия там знают цену на электроэнергию на несколько месяцев, а то и на годы вперед, утверждает руководитель центра взаимодействия с потребителями электроэнергии и сопровождения концепций развития УППТ ОАО «Фортум» Игорь Корабельников. Российские игроки в процессе постижения этих технологий.

Недавно в честь десятилетия первой электронной сессии энерготрейдеры Челябэнергосбыта, компании БКС, Московской энергобиржи и ОАО «Фортум» провели мастер-класс для челябинского бизнеса. Тема — современные инструменты, способные защитить компании от роста цен на электро­энергию.

Фьючерс

Отличительная особенность оптового рынка электроэнергии и мощности — значительная волатильность цен, поскольку они формируются исходя из большого количества факторов: цены на используемое для производства электрической энергии топлива, его вида, графика ремонтов и ввода новых мощностей, и прочего. Цена электроэнергии на оптовом рынке меняется каждый час. Принимая во внимание тот факт, что в сутках 24 часа, а в месяце 30 — 31 день, получим более 700 значений цены. Таким образом, прямым следствием волатильности становятся высокие ценовые риски участников рынка, которые они закладывают в цену товара.

Выход — умение пользоваться инструментами, позволяющими прогнозировать затраты на электроэнергию с максимальной точностью. Как с помощью работы на бирже, в частности через фьючерсные контракты на поставку электроэнергии, можно выгадать в цене и как минимум спланировать затраты на довольно долгий период, снижая возможные финансовые и производственные риски, рассказал генеральный директор Московской энергетической биржи Сергей Трофименко. А начал он так:

— Я просто шокирован теми настроениями, теми докладами, которые представили недавно региональные участники заседания в Комитете по ТЭК Российской торгово-промышленной палаты. Вопрос был один: рост цен на электроэнергию в связи со вступлением в силу постановления № 442. Основной тезис: «Нам сказали, что цена вырастет не более 15%, но она выросла на 30%, у кого-то на 100% и на 300%, а на Алтае, наоборот, упала на 10%». Основная проблема, на мой взгляд, — непонимание того, почему так происходит и что с этим делать, как обезопасить бизнес. Риски, которые возникают для промышленных предприятий, ставят на грань рентабельность производства.

Важная составляющая роста цен связана с большими инвестиционными затратами в сетевом комплексе, отраженными в 39% с хвостиком энерготарифа. Их заморозили на один, следующий год, но будут ли замораживать дальше — неясно. Что еще вносит неопределенность в цены на электроэнергию?

На следующий год рост ограничит то, что цена на газ, одно из основных топлив для электростанций, тоже заморожена. Но тарифное регулирование неизбежно когда-нибудь кончится. И, по оценкам независимых экспертов, в перспективе цена на газ будет расти. Планируется введение газовой биржи в России. Хотели с нового года, теперь, по последним данным, с первого квартала будут запускать торги на «Межрегионгазе» и еще нескольких биржах. Почему зимой? Потому что цена на газ выше, а у Газпрома нет стремления продавать дешевле.

Источником неопределенности служит и долгосрочный рынок мощности: у генерирующих компаний, строящих новые электростанции по инвестпрограммам, есть договоры на поставку мощности, гарантирующие им возврат средств. Понятно, что эти деньги входят в ту нерегулируемую рыночную цену, которую будут все оплачивать. Какова именно окажется стоимость новой генерации, никто не может сказать: ну нет таких прогнозов на 2015 — 2016 годы. Цена может как значительно вырасти, так и упасть. Что делать потребителям, как планировать бизнес, чтобы при этом не быть крепостными, которым «сгружают» цену?

Хедж

Руководитель челябинского филиала ООО «Компания БКС» Илья Рощупкин рассказал, что добиться стабильности при нестабильных расценках на электричество помогает хеджирование — фиксация цены. Энергобиржа дает игрокам возможность влиять на цену за счет фиксации на какой-то период (месяц, квартал, год, дальше прогнозировать сложно), кроме того — позволяет сторонам расплачиваться друг с другом через расчетную систему биржи, что уменьшает риск неплатежей.

Крупные потребители и генерирующие компании все чаще говорят о том, что им нужен прямой договор купли-продажи электроэнергии. И эта модель, по некоторым данным, вполне может быть введена с 2015 года, то есть совсем скоро.

— Сегодня есть инструмент, и я считаю, он ничем не отличается от прямых договоров — это контракт на разницу в ценах, — утверждает Сергей Трофименко. — Предположим, 1000 рублей за 1 МВт (условно) устроила потребителя и поставщика. Что происходит дальше? Если цена на рынке установится в 1200 рублей за 1 МВт, потребитель покупает на таких условиях, а его контрагент-продавец возвращает ему 200 рублей, так как договаривались по 1000 рублей за 1 МВт. Если цена падает до 800 рублей за 1 МВт, то потребитель возвращает контрагенту-продавцу 200 рублей.

Этот простой механизм, самый распространенный в мире, пока в России не раскручен, и необходимо большие усилия приложить для того, чтобы и руководители компаний, и финансовые директора поняли: все равно, брать ли электроэнергию на рынке по прямому договору, заключать ли контракт на разницу цен.

Причем такой контракт даже проще, чем прямой договор, отмечает московский биржевик. Во-первых, он меньше по объему, то есть не нужно выкладывать большую сумму. Во-вторых, эти контракты стандартизированы и обращаются на бирже. В-третьих, они удобнее с точки зрения ликвидности, в-четвертых, — управления деньгами и корпоративного управления. Простой пример. Если потребитель заключил с производителем прямой двухсторонний договор о приобретении электроэнергии по 1000 рублей за МВт, а цена к концу года упала до 800 рублей за МВт, вряд ли продавец сможет и захочет пересмотреть с ним договор, если только они не находятся в одном холдинге.

На бирже, напротив, всегда есть покупатель и продавец по контракту на разницу. Поэтому, если вы видите, что цена идет вниз, а вы заключили годовой контракт, вы можете просто закрыть свою позицию и купить дешевле. Другой важный момент — платежи. На бирже контрагентом по сделке как гарант расчетов выступает клиринговый дом, такой мешок с деньгами, который всегда гарантирует, что один участник сделки другому заплатит.

Итог таких сделок — снижение риска неблагоприятной цены базового актива, электроэнергии, что позволяет компании оптимизировать себестоимость, снять неопределенность в распределении доходов и расходов и, соответственно, упрощает процесс планирования. Цель всего этого — увеличение прибыли, говорит Илья Рощупкин.

Вариантов начать процесс хеджирования, чтобы оградить себя от рисков колебания цен известно три. Первый — самостоятельный выход на биржу, то есть получение лицензии, обучение специалистов. Второй — поручение дел контрагенту, региональной сбытовой компании, путем заключения договора. И третий — стать клиентом профессионального участника Московской энергетической биржи, использовать услуги консультантов. Сегодняшний оборот биржи достигает 20 млн рублей в день, количество новых участников постоянно увеличивается, рассказывает Сергей Трофименко.

Слова о том, что экономить можно и нужно, звучали на мастер-классе в Челябинске убедительно. Однако пока западная прививка пользоваться инструментами энергорынка приживается сложно. Изучению возможности сэкономить на свободном рынке потребители предпочитают требовать от государства заморозки тарифов. Но если рынок электроэнергии не будет развиваться и прирастать игроками, мы так и будем оплачивать исключительно государевы решения.

Партнер проекта МРСК Урала
Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus