В догонялки играть не будем

В догонялки играть не будем Виктор КокшаровЧтобы улучшить позиции на глобальном рынке образования, не нужно подражать западным или восточным университетам, сколь бы успешны они ни были. Необходимы свои стратегии — прорывные и неожиданные для конкурентов.

Уральский федеральный университет договорился с Казахстанским национальным университетом (КазНУ) имени Аль-Фараби о реализации совместных проектов. Ключевые из них — «Зеленый мост через поколения» и «Евразия-G-Global». Как будут взаимодействовать вузы, «Э-У» рассказал ректор УрФУ Виктор Кокшаров.

— Виктор Анатольевич, почему именно КазНУ стал партнером УрФУ?

— Международное сотрудничество для нас приоритет. Сейчас действует более 150 договоров о сотрудничестве с университетами Европы, Азии, Северной и Южной Америки. И в Казахстане есть вузы, с которыми УрФУ эффективно сотрудничает. Например, Евразийский национальный университет — мы работаем в рамках программы регионоведения сетевого Университета ШОС. Всего действует 25 соглашений с казахстанскими университетами. За последние два года почти 300 студентов из этой республики прошли обучение в УрФУ. Если говорить о КазНУ, это один из наших стратегических партнеров. В прошлом году казахстанский вуз посетила делегация УрФУ. Нас привлек динамичный подъем этого вуза в международном рейтинге QS University Rankings. Еще недавно КазНУ находился в группе мест 600 — 650, затем вошел в 400 лучших, а в этом году вообще занял 299-е место. Это рост ежегодно на 90 — 95 пунктов, причем за очень короткий период времени. Перед нами стоит задача войти в топ-100 к 2020 году, и опыт близкого нам по ментальности и структуре КазНУ поможет ее решить.

Полноценное партнерство

— Это соглашение равных? Научный потенциал УрФУ и КазНУ сопоставим?

— Нет оснований говорить о диспаритете. У каждого вуза есть преимущества. КазНУ сегодня быстро поднимается в международных рейтингах, эффективно сотрудничает с зарубежными учеными. Мы в свою очередь накопили опыт в развитии инновационной деятельности. Это полноценное партнерство. Например, во время форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана, который в ноябре прошел в Екатеринбурге, студенты и ученые УрФУ подключились к инновационным космическим проектам республики. Университет договорился о разработке прибора для казахского наноспутника, который предполагается вывести в космос российской ракетой с Байконура в конце 2014 года. Будет специально создан магнитометр. Приборы для измерения магнитного поля Земли разрабатываются и производятся в лаборатории квантовой магнитометрии Физико-технологического института (ФТИ) УрФУ. К слову, технологии ФТИ использовались при поиске метеорита в озере Чебаркуль в Челябинской области. У нас еще очень много точек соприкосновения с КазНУ — энергетика, ИТ, социальные науки.

— Каких результатов вы ждете от сов­местной работы по проектам развития так называемой зеленой экономики?

— Программу партнерства «Зеленый мост через поколения» одобрили Европейская экономическая комиссия ООН и Экономическая и социальная комиссия ООН для Азии и Тихого океана. В основе проекта лежат глобальные цели — вовлечь молодежь, академическое сообщество в процесс решения проблем загрязнения окружающей среды и перенаселенности городов, нехватки продовольствия и чистой воды, роста эмиссий парниковых газов. Одним из главных пунктов программы станет подготовка специалистов будущего. Им и предстоит продвигать энергоэкологические стратегии в регионах, развивать зеленую экономику. Специально под проект будет создана платформа «Евразия-G-Global», где ученые России и Казахстана будут проводить совместные исследования. Разработки этого центра будут представлены в рамках международного проекта G-Global для Астанинского экономического форума и Всемирной антикризисной конференции.

— К этим проектам могут присоединиться другие вузы?

— Конечно. Мы создаем общую платформу, выступаем координаторами. В нашем распоряжении уникальные разработки в области зеленых технологий — от водородной энергетики, которой в УрФУ занимается Институт естественных наук, до энерго­сбережения. Мы с большим интересом будем взаимодействовать с другими вузами.

— Создатели G-Global заявляют ее как многогранную онлайн-платформу, объединяющую мировое сообщество для разработки рекомендаций по глобальным вызовам современности. В каком качестве УрФУ готов участвовать в этой работе?

— G-global инициирован Республикой Казахстан, его основная задача сводится к обсуждению и созданию механизмов решения проблем, затрагивающих все глобальное сообщество, — от геополитических до демографических. На этой платформе мы будем представлены совместными с КазНУ проектами и актуальными исследованиями. Я говорю о масштабных задачах по устойчивому развитию государств в нынешних условиях.

— В таком случае статус вуза значительно возрастет. Не ожидаете ли вы ревностного отношения со стороны международных экспертных организаций?


— Не ожидаю. Чем больше экспертов, международных и российских, тем лучше. Здесь нет цели конкурировать, есть цель сотрудничать в исследованиях по многим конкретным вопросам. Любой российский вуз может выступить с экспертной оценкой в рамках G-global. Мы хотим позиционировать себя как центр исследования стран ШОС, а, как вы знаете, для ШОС Казахстан является одним из центральных игроков. Пока наши ученые-востоковеды не обладают достаточными для этого знаниями, но мы будем заполнять эти пробелы в процессе сотрудничества.

Не надо копировать

— В рейтинге QS у КазНУ лучший результат среди казахстанских вузов. За год университет улучшил показатели на сотню позиций. Готовы ли вы взять на вооружение технологии КазНУ по повышению конкурентоспособности? Какие направления деятельности казахстанского университета вы считаете наиболее перспективными? Предполагается ли в рамках сотрудничества обмен преподавателями и студентами?

— Общих технологий повышения конкурентоспособности, вероятно, не существует не только для разных стран, но и для разных университетов. Стратегии университетов больших и малых, богатых и не очень, ограниченных по спектру преподаваемых дисциплин и обладающих более широкой «продуктовой линейкой» сильно отличаются друг от друга. Поэтому, несмотря на близость России и Казахстана, опыт КазНУ для нас важен, но не может быть скопирован. УрФУ — мощный инновационный университет, тесно связанный с местной и региональной промышленностью. Сильная сторона КазНУ — хорошая связь с государством и продуманная политика интеграции республики Казахстан в мировое академическое пространство. В то же время УрФУ намного превосходит казахстанского партнера количеством инновационных разработок и публикаций в индексируемых журналах. КазНУ же, будучи лучшим вузом Казахстана, довольно успешно продвигается в мировых академических рейтингах за счет повышения своей репутации. В конце концов, когда спрашивают об образовании в Казахстане, имя КазНУ сразу приходит на ум, когда же речь идет о России, естественным образом вначале вспомнят об МГУ и СПбГУ.

Таким образом, речь идет не о копировании, но внимательном изучении опыта партнера и возможном усвоении его сильных сторон в своей собственной политике. Так, вполне достойна изучения система управления, выстроенная в КазНУ, внедренная система KPI, позволяющая оценивать достижения не только кафедр или институтов, но и отдельных преподавателей. Интересен опыт создания международного «Клуба друзей КазНУ», очевидно повлиявшего на общую академическую репутацию университета. Что же касается академических обменов, они всегда полезны. И мы действительно хотели бы запустить такую обменную программу с нашим партнером. При этом речь идет не только о семестровых обменах студентами или краткосрочных визитах профессоров, но и о самом широком участии в различных мероприятиях партнера: включая летние, зимние и весенние школы для студентов и молодых преподавателей. Мы надеемся запустить такие совместные проекты уже этим летом. Только так студенты и преподаватели смогут ближе узнать друг друга.

— Судя по последнему рейтингу 200 лучших университетов мира, составленному британским журналом Times Higher Education, при сохранении лидирующего положения вузов США просматривается тенденция к увеличению в их числе азиатских университетов. Лучшие вузы Китая, Тайваня, Южной Кореи и Сингапура существенно улучшили показатели, а некоторые европейские университеты сдали позиции или вовсе выбыли из таблицы. Значит ли это, что российские вузы должны ориентироваться на Восток?

— Это значит прежде всего, что сегодня происходит перераспределение рынка образовательных услуг. Традиционно поставляющие студентов на Запад страны сами становятся важными центрами получения образования, в том числе и для студентов из США и Европы. При этом значительно увеличивается и общее количество иностранных студентов. Статистика показывает, что при росте набора иностранных студентов в абсолютном выражении доля мирового образовательного рынка, где господствуют западные страны (в первую очередь США и Великобритания), постепенно сокращается. Иными словами, речь идет о появлении новых полюсов силы, своеобразном переходе к многополярному миру в образовательном пространстве. В этом смысле у российских университетов появляется окно возможностей — что-то изменить в текущей конфигурации, складывающейся совсем не в пользу России, занять свое место на международном образовательном рынке. Вопрос об ориентации надо рассматривать именно в этом контексте. Нужно не подражать кому-либо — западным или восточным университетам, сколь бы успешны они ни были, но пытаться разработать свои инновационные, прорывные, а лучше всего — совершенно неожиданные для конкурентов стратегии. Это не отрицает использования опыта как западных, так и восточных университетов. Что же касается партнерских отношений, их следует развивать со всеми хорошими университетами, занимающимися сходной проблематикой, вне зависимости от их географического положения — и на Востоке, и на Западе.

Глубочайшим заблуждением было не обращать внимания на Восток при господствующем движении на Запад (как это было в российском образовании еще несколько лет назад). Равно неверным было бы и забывать сейчас о европейском и американском направлениях.

В конце концов, некоторое вытеснение европейских и американских университетов из международных рейтингов университетами Востока не означает, что первые стали хуже. Наоборот: большинство из них только улучшило свои показатели. Просто новые азиатские игроки пока бегут несколько быстрее. Время покажет, насколько устойчива такая тенденция, но понимать выбор между восточным и западным направлениями развития как дилемму было бы в корне неверным.

— Стратегии развития университетов отличаются от страны к стране. Гонконг достиг значительного успеха копированием западной модели. Южная Корея профинансировала проведение нескольких национальных кампаний по развитию академической системы, таких как проект Brain Korea project. Тайвань сделал упор на бывших соотечественников, получивших западное образование. Сингапур создал стратегические альянсы и пригласил несколько иностранных университетов открыть у себя филиалы. Нам ближе опыт Китая, где реализован комплекс мер по крупному финансированию университетов-лидеров, проведены слияния для создания высококачественных и крупных университетов. Как выбрать правильную стратегию развития, отличную от других, но не менее эффективную?

— Все не так просто. Лучшие университеты Сингапура — вовсе не филиалы западных вузов, модель образования в Гонконге — не абсолютная копия западной, а опыт Китая совсем не сводится к укрупнению и государственной поддержке университетов. Везде было серьезное госфинансирование, везде привлекали и привлекают зарубежных специалистов, везде так или иначе ориентировались на возвращение соотечественников из-за рубежа. В Китае, например, до сих пор работает программа, по которой соотечественники, живущие за рубежом, могут за очень хорошие деньги преподавать и какое-то время вести научные исследования в китайских университетах.

Если сравнивать Россию и Китай, то пока финансирование российских университетов в разы меньше, даже если учитывать государственные программы вроде «5-100-2020» (к 2020 году как минимум пять российских университетов должны войти в первую сотню одного из трех мировых рейтингов). Китай публикует огромное количество статей, привлекает много больше иностранных студентов, строит кампусы и технопарки. Все это приводит к тому, что, например, в только что вышедшем рейтинге лучших вузов стран с развивающейся экономикой (Times Higher Education впервые опубликовал BRICS & Emerging Economies Rankings 2014. — Ред.) оказалось 23 китайских университета и только два российских.

Можно, наверное, ставить под сомнение справедливость таких рейтингов, но, в любом случае, когда речь идет о подобного рода разрывах — проблема не только в рейтинге. Проблема — в фундаментальном отставании российской системы образования по динамике развития. Рецепт же разработки эффективной стратегии довольно прост: определение слабых сторон, выделение финансирования и мониторинг результатов. Важно наличие желания, средств и политической воли честно довести дело до конца. Такая эффективная стратегия не может быть, конечно, скопирована: только разработана в применении к особенностям страны и региона. 
Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus