Напряжение растет

Напряжение растет Энергетики называют массу поводов пересмотреть подходы к энергоэффективности отрасли, цель которых — снижение себестоимости продукта и развитие рыночных отношений.

Программа энергоэффективности оказалась неэффективна. Настолько, что нужно начинать все заново, с законодательной базы, заявил не так давно председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. 22 ноября он представил четкую позицию правительства: ставка в повышении энергоэффективности должна быть сделана на частные инвестиции и государственно-частное партнерство. Поводы пересмотреть подходы к энергоэффективности дает и принятая правительством РФ 11 ноября Схема территориального планирования в сфере энергетики до 2030 года, разработанная с учетом стратегий социально-экономического развития субъектов Российской Федерации.

Тренды плюс и тренды минус

Что не так и куда рулить, позволяют увидеть глобальные тренды в электроэнергетике.

Наиболее очевидный — отрасль во всем мире обращается к возобновляемым источникам энергии, бурно растут сектора, поддерживающие развитие этого направления. В Европе коммерциализация сегмента, особенно солнечной энергетики, приближается к конкурентоспособности практически без субсидий.

В России в этом году тоже начали развивать возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Сначала ждали, когда будет принято решение в конце июня, затем прошли первые конкурсы по возобновляемым источникам энергии — у нас проекты основаны на механизме договоров на поставку мощностей (ДПМ). Рынок стартовал, но вскоре возникли опасения, что поддержка будет заморожена. Так, запуск завода «Хевел» по выпуску отечественных солнечных модулей в Чувашии уже неоднократно переносился: сначала говорили о вводе в 2011 году, затем — в 2012 году, наконец — 1 ноября 2013 года. Причина: нет рынка сбыта, в связи с кризисом власти многих стран прекратили субсидирование альтернативной энергетики. А ориентация производства исключительно на внутрироссийский рынок для строительства солнечных электростанций в регионах (на Урале заявлены по нескольку проектов в Оренбургской области, Башкортостане) полностью зависит от величины государственного финансирования. Окупаемость этих электростанций в российских условиях пока невозможна без бюджетного субсидирования даже в регионах с максимальным количеством солнечных дней в году.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин полагает, что запуск «Хевел» отложен в связи с ожиданием изменений позиций правительства РФ по поддержке развития ВИЭ. Видимо, взята некая пауза.

И вот известие последних дней — Россия все-таки инвестирует 516 млрд рублей до 2020 года в развитие возобновляемых источников энергии. Об этом заявил министр энергетики РФ Александр Новак, находясь в США: по планам правительства, к 2020 году мощность генерации на основе ВИЭ в России должна вырасти в три раза  и составить 6 ГВт, что и потребует названной министром суммы.

Второй тренд — развитие когенерации. Вице-президент корпорации «Фортум», глава дивизиона «Россия» Александр Чуваев:

— Мы живем в холодной стране. Нам нужно отопление, обеспечить которое альтернативными источниками практически невозможно. Для нас путь один — развивать когенерацию, то есть вырабатывать электроэнергию и тепло одновременно, используя топливо с 85% КПД. Без когенерации средний КПД в энергетике 35%, отсюда наша неэффективность — высокие цены на электроэнергию, расходы бизнеса. Когенерация даст потребителям шанс увидеть снижение цены и возможность не разбазаривать ресурсы, природный газ и прочее.

Третье направление — очевидное развитие рынка энергетики, который создан как итог энергореформы 2008 года. Он абсолютно конкурентоспособен и прозрачен, есть правила, есть реальное снижение цены. Появился и рынок мощности. Но, на взгляд Александра Чуваева, он сильно зарегулирован, поэтому конкурентного отбора мощности как такового нет. Непонятны пути, не найден механизм вывода из эксплуатации неэффективной генерации. А хорошо бы найти его как можно быстрее.

На пути повышения энергоэффективности генерирующих компаний стоит и непрозрачная работа Системного оператора. Непонятно, почему оператор в энергосистеме решает иной раз отключать эффективный энергоблок, который работает в системе ДПМ, и не отключать соседнюю неэффективную электростанцию с технологиями 70-х годов.

Самый негативный тренд: сетевая составляющая в тарифе российских промышленных потребителей — 45%, когда во всем мире 20 — 25%. Можно сказать, что у нас относительно дешевый оптовый рынок, электроэнергия стоит немного, на этом фоне сетевая доля в тарифе выглядит очень большой. Но правда и то, что плата за сетевую составляющую у нас практически самая высокая в Европе. Рост сетевого тарифа сдержан решениями правительства, но до сих пор непомерен. Почему должно быть так — непонятно.

Реформа энергетики принесла примерно 45 млрд рублей инвестиций и 30 гигаватт новой генерации в отрасль, которая до того 25 лет проедала наследство Советского Союза, не получала инвестиций, оборудование старело, система приходила в упадок. Но, к сожалению, до сих пор не начата реформа тепла. Сейчас у нас нет выбора — проводить ее или нет. Платежи уральцев за тепло сравнялись с платежами скандинавов, при этом мы втрое более расточительны. Наша система производства и транспортировки тепла убыточна, неэффективна и очень затратна — как для производителей, так и для потребителей.

Какие задачи стоят перед нами по теплу? Рынок и его механизмы должны отвечать изменениям, которые происходят сейчас в мире и в РФ, удовлетворять запросам промышленных потребителей и участников рынка. В 2017 году завершается программа ДПМ, по которой строящиеся новые электростанции гарантированно вернут вложенное инвесторам. Что дальше, зависит от того, как мы будем развивать механизмы рынка, какой дадим инвестиционный сигнал.

Нам нужна реформа тепла и соответствующие механизмы на оптовом рынке электроэнергии и мощности. Везде по стране строят котельные, производящие тепло априори более дорогое, чем позволяют вырабатывать когенерационные источники. Происходит это только потому, что у нас нет условий для инвестиций в когенерацию, потому что ТЭЦ пока только и делают, что покрывают убытки  производства тепла за счет выработки электроэнергии.

В тепле происходит то же, что происходило в электроэнергетике в 2008 году накануне реформы. Тепловые сети изношены на 70% и более. ЖКХ требует 9 трлн рублей инвестиций. У государства этих денег нет и никогда не будет. Выход — привлекать частные инвестиции. Но они не придут, пока не будет ясных правил.

Оптовая мантра

Оптовую генерацию более всего волнуют перспективы модернизации электроэнергетики в условиях нестабильности правил игры, говорит Максим Широков, генеральный директор и председатель правления ОАО «Э.ОН Россия» (актив на Урале — Яйвинская ГРЭС):

— Мы повторяем как мантру одни и те же вещи, но их пока никто не слышит. Первый момент: мы выполняем обязательства в рамках ДПМ, реализуя масштабные проекты. В этой связи нас чрезвычайно волнует тот факт, что в последнее время на волне изысканий дополнительных резервов в процессе бюджетообразования на полном серьезе начинает обсуждаться, каким бы образом изменить действие этого механизма. Фактически это означает нарушение договоренностей, которые были достигнуты при привлечении иностранных инвестиций в энергетику страны. Для нас это крайне серьезный вопрос. Это окончательно подорвет какое-либо доверие к инвестиционному климату в  стране. Решений пока никаких не принято, но разговоры идут. На мой взгляд, это посылает рынку абсолютно неправильный сигнал.   

Второй момент: это обнуление тарифов на услуги естественных монополий. Даже в Минэкономразвития РФ до конца не уверены в том, какие последствия это принесет нашей экономике. Энергобизнес ничего хорошего от этого не ждет. Потому что логика понятна: компании, бюджеты которых не всегда прозрачны для профессионального сообщества и населения, должны изыскивать внутренние ресурсы для того, чтобы учиться работать в более финансово сжатых условиях. В теории это правильно. Но эти компании ничего не сделали для эффективного развития за последние 15 лет, и шансы на то, что они перестроятся в следующем году, равны нулю. А это значит, что они пойдут по очень простому сценарию — просто зарежут свои инвестиционные программы.

Вот эти две тенденции волнуют генераторов больше всего последнее время. В отрасль необходимо привлечение дополнительных средств, ресурсов не только и не столько для строительства новых мощностей, но прежде всего для глубокой модернизации с заменой и выводом существующих неэффективных мощностей. Износ приводит к росту аварийности на 12% за год. Это говорит о том, что внутреннее напряжение в отрасли нарастает.

Партнер проекта МРСК Урала
Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus