Деньги в трубу

Деньги в трубу Привлечение частных инвесторов остается главной проблемой реализации проектов энергосбережения в муниципалитетах. Чтобы ее решить, власти придется взять часть рисков на себя.

Ровно год прошел с тех пор, как в России вступил в силу федеральный закон № 261 «Об энергосбережении и энергоэффективности». Правительство поставило перед регионами конкретную задачу: снизить энергоемкость ВРП к 2020 году на 40%. Для этого каждая область и город должны определить потенциал сбережения и составить собственные программы энергоэффективности. До 80% инвестиций в них предполагается привлечь из внебюджетных источников. Первые итоги реализации закона показали: когда речь заходит о модернизации жилищно-коммунального хозяйства, частный бизнес инициативу не поддерживает.

Планы планами...

Проблемы, с которыми столкнулись регионы, власти и бизнес попытались разобрать в рамках круглого стола «Партнерство России и Германии по модернизации российской экономики», прошедшего 10 декабря в Уральском федеральном университете. Участие немецкой стороны в обсуждении не случайно: сегодня эта страна добилась самых высоких показателей энергоэффективности (отношения расхода энергии к ВВП). Чтобы помочь развиться новому сектору экономики в России, в 2009 году создано российско-германское энергетическое агентство Rudea. Урал выбран одним из пилотных регионов сотрудничества.

- Пока УрФО лидирует среди федеральных округов в рейтинге активности исполнения федерального закона. На втором месте Сибирский ФО, на третьем - Приволжский, - констатировал директор Регионального энергетического агентства по информации по УрФО Александр Савин. - В округе один из самых высоких показателей оснащенности бюджетных учреждений приборами учета электроэнергии (почти 98%), тепла (около 82%) и воды (около 88%). Кроме того, при поддержке немецких коллег субъекты УрФО одними из первых в России разработали целевые программы энергосбережения до 2020 года, определили топливно-энергетический баланс.

«Приоритетные направления энерго­сбережения выбирались в зависимости от специфики территорий», - пояснил генеральный директор Rudea Томас Хендель. Так, для Челябинской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, потенциал энергосбережения - в промышленности (ее доля в потенциале территорий от 50 до 90%), для Тюменской и Свердловской областей - в энергетике (40 - 50%).

Основные задачи ближайшего будущего определил полпред президента в УрФО Николай Винниченко: это подготовка квалифицированных кадров в области энергосбережения и разработка совместно с финансовыми структурами механизмов привлечения инвестиций в энергоэффективные проекты. Помочь в решении первой обещает Уральский федеральный университет. Как сообщил его ректор Виктор Кокшаров, вуз готов к научно-исследовательской работе в сфере энергетики, здесь есть собственная кафедра энергосбережения, которую возглавляет доктор экономических наук и научный руководитель ГУСО «Институт энергосбережения» Николай Данилов. Чтобы расширить возможности, УрФУ подписал меморандум о взаимопонимании с агентством Rudea и Европейской бизнес-школой.

Куда больше вопросов возникает с привлечением инвестиций. По предварительным оценкам, для реализации региональных программ энергосбережения в УрФО в ближайшие десять лет потребуется более 830 млрд рублей. Только пятую часть из них предполагается обеспечить за счет областных и окружных бюджетов, остальное региональные власти рассчитывают покрыть за счет частных средств.

...А деньги врозь

Объем финансирования региональных программ энергосбережения УрФОПока частных инвестиций в энергосбережение можно ждать разве что от энергетических и нефтегазовых компаний. Причем это их собственные инвестпроекты: большая часть разработана еще до того, как федеральное правительство дало официальную энергоотмашку. Именно от их реализации местные власти ждут основной экономии ресурсов. Так, в программах северных территорий акцент сделан на развитии генерации на попутном нефтяном газе (ПНГ) и увеличении доли парогазовых установок в общем объеме установленной мощности станций до 30 - 35%: ТНК-BP должна до 2012 года вывести здесь на полную мощность в 45 МВт электростанцию на ПНГ. В Свердловской области эффекта ждут от ввода энергоблока БН-800 на Белоярской атомной станции: расчетная экономия условного топлива составит 2,5 млн тонн в год. В Курганской области основной объем снижения энергоресурсов планируется достичь за счет запуска Курганской ТЭЦ-2, которая сможет заместить котельные с низким КПД. Местные власти рассчитывают, что новая генерация позволит области к 2020 году экономить порядка 190 тыс. тонн условного топлива в год (41% от планируемого объема годовой экономии в целом).

Самая проблемная сфера для привлечения инвестиций в проекты энергосбережения - ЖКХ (потенциал - около 17%). Здесь внебюджетные источники финансирования должны быть основными: все, что делается за счет бюджета, включается в тариф, а значит, грозит очередным витком цен на жилищно-коммунальные услуги.

Работоспособные программы привлечения внешних средств в ЖКХ пока единичны. Так, власти Курганской области намерены модернизировать муниципальные котельные и тепловые сети. Эффект - снижение удельного расхода топлива на единицу вырабатываемой тепловой энергии на 17,9%, то есть экономия 187,9 млн рублей. Общий срок окупаемости - до 12 лет. Правительство области почти три года совместно с Внешторгбанком искало механизмы частно-государственного партнерства. В итоге банк взял на себя инвестирование 7 млрд рублей (общий объем вложений в проект - 9,5 млрд рублей).

Путь привлечения кредитных займов выбрали и власти Екатеринбурга. При участии Газпромбанка администрация города и компания Rudea намерены реализовать проект замены традиционных уличных светильников на энергоэффективные. «Вложенные в эту программу средства окупятся через 5 - 7 лет, что свидетельствует о высокой рентабельности проекта», - считает Томас Хендель.

Но, как отметили участники круглого стола, муниципалитеты в большинстве своем не могут обслуживать кредиты в российских банках. «Программы энергосбережения представляют достаточно большой кредитный риск для банков: в России мало опыта кредитования муниципальных образований и предприятий не первого эшелона», - пояснил начальник управления энергетики и инфраструктурных проектов ОАО «Газпромбанк» Вольфганг Скрибот. Поэтому в качестве основного механизма привлечения средств сегодня рассматривается энергосервисный контракт, когда компания за свой счет внедряет на объекте энергосберегающее оборудование или технологии, а затраты возмещает за счет средств, которые удастся сэкономить на оплате энергоресурсов.

Так, в Тюмени в рамках пилотного проекта «Энергоэффективный квартал» удалось заключить четыре энергосервисных контракта с привлечением кредитных средств Сбербанка: МУП «Водоканал», выступающее в роли энергосервисной компании, договорилось с ним о предоставлении кредита в 50 млн рублей на установку приборов учета и регулирования тепло- и водоснабжения, а также на замену осветительных приборов на светодиодные во всем жилом фонде пилотного квартала. Срок окупаемости - 2,5 и пять лет. И тоже под гарантии города.

Во всех описанных примерах бюджетные организации заимствуют у банков с государственным участием в капитале. Проекты энергоэффективности в ЖКХ с инвестированием частного капитала, даже через схемы энергосервисных контрактов, единичны. И инициированы, как правило, крупными энергокомпаниями, с инфраструктурой которых связаны, или производителями энергосберегающего оборудования. Причем рассчитаны такие контракты не более чем на три года: даже энергосервисным компаниям сложно привлекать денежные средства на длительный срок из-за отсутствия залога.

«Хорошо, что Сбербанк и Газпромбанк заинтересовались проектами энергосбережения. Но кредитная организация - не альтруист, - резюмирует первый вице-губернатор Челябинской области Сергей Комяков. - Она никогда не даст денег под проект, который не имеет разумных сроков окупаемости. А таких в сфере энерго­сбережения достаточно много, особенно в ЖКХ». Кроме того, проекты энергосбережения в ЖКХ, рассчитанные более чем на год, несут риск невозврата средств: рассчитывать на рентабельность проекта при скачущих тарифах крайне сложно.

Сейчас регионы опробуют несколько вариантов поддержки инвесторов. Так, в Челябинской области, чтобы привлечь частные средства в программу замены 60% теплоисточников области на более эффективные, инвестору предоставили гарантии возврата вложенных средств в виде долгосрочных тарифов, которые сохраняются на весь срок окупаемости проекта плюс два года. В Тюменской области предприятиям с 2011 года будут субсидировать из областного бюджета затраты на реализацию программ по энергосбережению - до 500 тыс. рублей на организацию. Власти Свердловской области предлагают создать в стране на основе крупного инфраструктурного банка лизинговую компанию, специализирующуюся на энергосберегающем оборудовании, по примеру Росагролизинга. Это позволит предприятиям брать оборудование для реализации проектов в сфере энергоэффективности в лизинг в рамках энергосервисного контракта.

Таким образом, основной проблемой реализации закона «Об энергосбережении» остается поиск частных инвестиций. Не помогают и энергосервисные контракты, которые успешно работают в Европе уже много лет, - слишком велик пока в России риск невозврата средств. Как подчеркнул стоявший у истоков российско-германского энергетического сотрудничества председатель Социал-демократической партии Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, России сегодня необходимы не только новые технологические решения, но в первую очередь - разумная нормативно-правовая база для сотрудничества с инвесторами и поставщиками технологий.

МРСК Урала 

Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Новый толковый словарь

Усилиями двух стран

Культурно умираем

Стать немного немцем

Соединяя звенья

 

comments powered by Disqus