Актуальные книги

Актуальные книги Макроэкономика

История мира в процентных ставках

Гринспен А. Эпоха потрясений: проблемы и перспективы мировой финансовой системы. (Серия «Сколково») М.: Юнайтед Пресс, 2010. С. 520.

Эпоха потрясенийАлан Гринспен - американский финансист, 18 лет руководивший федеральной резервной системой США. Он - олицетворение регуляторов экономической системы, глобализации и американских либерально-демократических ценностей. В соответствующем ключе написана и его книга - она очень американская и очень финансистская (с точки зрения подхода к действительности, а не по содержанию). Безусловно, назвать этот труд типичными отчетными мемуарами уходящего на пенсию политического деятеля язык не поворачивается. Книга - глобальный макроэкономический и финансовый анализ (и прогноз развития мира), пропущенный через призму богатейшего личного жизненного опыта.

Несмотря на то, что автор и издатель говорят о двухчастности монографии, мы усмотрели в ней три аспекта. Первый - биографический, именно его наличие и позволяет назвать книгу мемуарами. Здесь автор рассказывает о детстве в еврейском районе на Вашингтон-Хейтс в Нью-Йорке, о школе, в которой также учился и будущий госсекретарь и советник по национальной безопасности США Генри Киссинджер, о начале трудовой деятельности в оркестре Генри Джерома (Гринспен начинал как профессиональный музыкант). И, безусловно, о становлении Гринспена как экономиста в собственной консалтинговой компании Townsend - Greenspan и в работе на правительство (Совете экономических консультантов при президенте, Национальной комиссии по реформе системы социального страхования и т.п.).

В первой части параллельно с повествованием о частной жизни автор излагает свою версию американской экономической истории середины ХХ века. (Гринспен придерживается позиции классика Смита и основателя австрийской экономической школы Шумпетера.) При этом Гринспен, будучи педантичным консультантом-практиком, постоянно сталкивает лбами экономистов и политиков.

Второй срез книги - страноведческий. Особое внимание здесь уделено странам Юго-Восточной Азии, Китаю и Латинской Америке. В числе объектов пристального внимания и Россия. К экономическому опыту нашей страны автор обращается неоднократно: к плановой системе СССР, к активному перестроечному периоду 1990-х и к курсу на централизацию и вертикализацию, который был взят в начале 2000-х годов. И снова хочется отметить яркую «американскость», с которой автор подходит к описанию экономики и политики рассматриваемых государств.

Третья часть - финансово-экономический анализ современного мира и прогноз до 2030 года. Отметим, что книга вышла на языке оригинала как раз к началу нынешнего экономического кризиса. И очень интересным для внимательного читателя, на наш взгляд, представляется сопоставление прогнозов автора с реальными мерами антикризисной поддержки и стимулирования посткризисного восстановления, которые предпринимались и предпринимаются мировыми правительствами в последние три года.

Глеб Жога

Лингвистика

Языковой барьер

Кронгауз М.А. Русский язык на грани нервного срыва. М.: Знак, 2009. С. 232.

Ошибки одного поколения становятся признанным стилем и грамматикой для следующих. И.Б. Зингер

Русский язык на грани нервного срываС конца 1980-х годов русский язык меняется настолько быстро, что традиционные институты «языкового контроля» не поспевают за бурной динамикой. В результате в обществе возникают тревожные, порой панические настроения, все чаще говорят не то что о порче, о смерти русского языка.

Научная позиция лингвистов между тем такова: для русского языка не страшны ни поток заимствований и жаргонизмов, ни дикий «неконтролируемый» темп изменений. Язык «переварит» все, что-то сохранив, что-то отбросив, и выработает новые нормы. Кроме того, даже в хаосе можно найти положительные стороны: в этом состоянии ярко реализуются творческие возможности языка, не сдерживаемые строгими нормами. То есть лингвисты, как и подобает ученым, выступают с позиций наблюдателя и исследователя.

Автор в книге присутствует дуалистично: как профессиональный лингвист и как, по его собственному определению, «просвещенный обыватель». Принципиальная разница подходов - отсутствие и наличие субъективизма. «Как лингвист я с большим интересом отношусь к русскому мату, считаю его интересным культурным явлением, которое нужно изучать и описывать. Кроме того, я считаю, что искоренить русский мат невозможно ни мягкими просветительскими мерами, ни жесткими законодательными. Таким образом, как лингвист я мат не то что поддерживаю, но отношусь к нему с интересом. А вот как человек и обыватель - не люблю, когда ругаются матом», - объясняет различие двух своих ипостасей Кронгауз. Кроме того, таким подходом он имитирует диалог между заинтересованной частью общества и научным сообществом, без которого нынешние языковые сложности гладко пройти не получится.

В результате на суд читателю предлагается разноплановый, взвешенный, но не бесстрастный анализ текущих проблем современного русского языка. Обсуждение касается, во-первых, исконно лингвистической проблематики (заимствования и жаргонизмы). Во-вторых, социологических последствий изменения языка как важнейшего фактора общественной самоидентификации (дробление общества на целостные субкультуры со своим лексиконом и правилами речевого поведения). В-третьих, возможности управления языковыми изменениями. Здесь автор пускается в скрупулезный анализ законодательной составляющей, сопоставляя советскую законотворческую практику с современной.

«На грани срыва, безусловно, находится не язык. Переживаем и нервничаем о происходящем в родном языке мы сами, и, наверное, это правильно. Главное, не переходить эту самую грань срыва. Думается, слухи о скорой смерти языка сильно преувеличены. Однако о русском языке все же стоит беспокоиться, его надо любить, о нем надо спорить. И главное - на нем нужно говорить, писать и читать», - говорит автор.

Глеб Жога


Комментарии

Материалы по теме

Моби-next

Цельная наука

Почувствовать другого

Ничто современное Перми не чуждо

Будущее одной иллюзии

В рот мне ноги

 

comments powered by Disqus