2008 — 2009: Итоги и перспективы. Война за умы

2008 — 2009: Итоги и перспективы. Война за умы Что делать бизнесу в условиях резкого изменения экономической ситуации, к каким сценариям ему готовиться, мы беседуем с одним из ведущих российских консультантов по стратегическому менеджменту, профессором Высшей школы экономики Геннадием Константиновым.

- Геннадий Николаевич, когда, по вашим ощущениям, станут ясны новые экономические ориентиры?

- Из-за чего возникла неопределенность? Из-за того, что все испугались и замерли. Но ведь пока ничего не произошло, кроме того, что банки зажали деньги и боятся давать их в долг. А ждать-то на самом деле нечего. Ресурсные рынки отреагировали сразу, чуть позже начнут реагировать потребительские: людей уволят, они перестанут получать зарплату. Что это означает? Что нужно научиться работать на сжимающихся рынках. Задача, которую нужно решать в первую очередь, - это сокращать постоянные издержки, изменять операционный рычаг, который позволяет с прибылью работать при меньших объемах выручки. Второй шаг - пересмотреть финансовый рычаг. Многие компании жили за счет заемных средств. В этом случае, как говорит теория, экономический результат создается быстрее, более высокими темпами увеличивается стоимость компании, но риски для ее собственника вырастают. И как только на финансовом рынке происходит сжатие, исчезает подпитка, вся выстроенная система обваливается. Риски реализовались, и платить за это приходится собственным капиталом. То есть финансовый рычаг ударил по голове собственника другим концом. Но рыночная экономика это всегда непрерывный передел собственности. Вчера было мое, завтра имущество переходит к тем, у кого я брал в долг и не смог расплатиться. Какая в этом трагедия? Надо было думать раньше. Именно поэтому пока этот кризис - кризис богатых людей.

За всех расплачусь

- Расхожая фраза «за кризис всегда платит население» в этом случае не годится?

- В конце концов, население заплатит, не беспокойтесь. Это еще впереди. Сейчас у бизнеса появился шанс уволить тех, кто получал излишне много, и взять других, более эффективных и за меньшие деньги. Эта волна уже пошла. На мой взгляд, на рынке труда произойдет очень сильное снижение заработных плат. При этом не ждите их скорого возвращения к прежним показателям: они будут расти медленно и долго.

Рынок труда в России был крайне перегрет, зарплаты колоссально высокие относительно эффективности. Поэтому в будущем они будут расти в обмен на адекватный рост эффективности производства.

Взгляните на ситуацию с другой стороны. На позитивном тренде мы не вкладывали в эффективность, а проедали отчасти свое будущее. Но если мне переплачивают зар-плату, я трачу, по сути, свои будущие зарплаты. В экономике же ничего ниоткуда не берется. А значит, завтра мне придется ужаться, и отрабатывать то, что я съел вчера, получать меньше, а работать больше. И другого выхода нет. Только так система выходит из кризиса. И это коснется всех - собственников, рабочих, чиновников. Когда это понимание дойдет, тогда и появится ответ на ваш вопрос о конце состояния неопределенности. Работать придется больше, зарабатывать меньше. И это - на длинный промежуток времени, три-пять лет.

- Чем, с вашей точки зрения, сегодняшняя ситуация отличается от кризиса десятилетней давности?

- В 1998-м это был наш кризис и наша пирамида. Сегодня - это кризис развитых экономик. Развивающиеся страны подготовлены к нему лучше и пройдут его легче. Проблемы могут усугубиться нашими доморощенными обстоятельствами. У нас есть огромное количество городов с градообразующими предприятиями, которые сейчас резко сокращают объемы производства. В некоторых случаях предприятия будут закрыты вообще. Что будет происходить, если в городе закроется единственный градообразующий завод? Конечно, у нас есть опыт выживания начала 90-х годов. Но тогда люди долго терпели и надеялись, что скоро все встанет на свои места. Сейчас терпеть не будут. Я думаю, это может вызвать кризис уже совсем другого уровня, при котором все наши с вами экономические рассуждения окажутся неактуальны.

- Не хватит ресурса погасить социальный взрыв?

- Непонятно, как его гасить. Если сейчас деньги раздать собственникам, по сути, это означает сказать: ребята, продолжайте неэффективно жить, главное, чтобы народ не возмущался, не воевал. Очередь за деньгами выстроится мгновенно, их распихают по карманам, и начнут думать: куда бы убежать и от народа, и от тех, кто эти деньги дал. Должны работать экономические механизмы. Если государство считает нужным помогать попавшей в сложную ситуацию компании, собственность должна перейти государству. А после государство уже будет решать соответствующие проблемы с занятостью. Этот процесс экономически разумен, но реализовывать его надо исключительно правильно, без всяких попыток перераспределить собственность между конкретными людьми.

- А нельзя решить задачу переселением людей? Например, выдавать кредиты или субсидии для переезда на другую территорию?

- Предпосылки для этого надо было создавать раньше. Когда все было хорошо, проблема низкой мобильности трудовых ресурсов никого не волновала. Нужно было тогда создать адекватную систему, при которой я, переезжая из одного города в другой, мог бы просто и легко менять недвижимость, собственность. А у нас по-прежнему два переезда равны одному пожару. Если эта задача не решена, значит, масштабные переселения невозможны. Представьте себе, в городе Байкальске закрыли предприятие. Там работает 16 тысяч человек. Вы что, пригоните туда пару армейских подразделений с составами, всех погрузите и увезете? Куда? Это абсолютно нереально.

Про перестройки и переходы

- С вашей точки зрения, каковы главные риски, которые могут реализоваться в будущем году?

- Из внешних рисков главный - чрезмерное падение цен на нефть. Из внутренних - неаккуратные действия власти в социально напряженных зонах. Это самый неприятный риск, который может сработать из-за того, что конкретные люди, в том числе и в силовых органах, совершат ошибку. Речь не идет о злом умысле, просто они могут не справиться с проблемой. В итоге возникнут случайные жертвы. Виновного потом найдут, но будет поздно

- Должна ли меняться система принятия решений в государстве в связи с появлением новых рисков?

- Моя общая рекомендация для бизнеса - в условиях кризиса затевать перестройку нельзя. Это же относится и к государству. Если я попал в кризисную ситуацию, у меня и так уже все плохо работает. Если я начинаю перестройку, значит, я ситуацию делаю еще менее управляемой, и шансы на то, что эти риски реализуются, резко возрастают. Поэтому выходить из кризиса нужно в условиях тех моделей, которые работали до него, но за счет их более высокой эффективности. А вот уже после выхода из кризиса нужно точно понимать, как трансформировать все остальное. Поэтому перестройку органов управления надо начинать тогда, когда кризис закончится и начнется позитивный тренд.

- Сейчас много говорят о возможной структурной перестройке экономики и появлении неожиданных точек роста. Где?

- Если мы обсуждаем кризис, корни которого в финансовой сфере, там картина понятна. Я согласен с теми, кто пишет, что примерно через полтора года начнется восстановление. Но есть точка зрения, что природа нынешнего кризиса несколько шире. Речь о том, что бреттон-вудская система (соглашение 1944 года, которое положило начало доминированию доллара в качестве мировой валюты. - Ред.), как, собственно, и вся конструкция обеспечения мирового порядка послевоенного образца, перестала работать, и нужно создавать новую. Тогда я могу предположить, что сегодняшние потрясения всего лишь предвестники будущего кризиса. Потребуется новая трансформация, которая приведет к созданию расширенной корзины валют, куда попадут евро, доллар, йена, фунт, юань, и куда очень захочет попасть рубль. Но тогда возникает вопрос: если эта игра пошла, то рубль-то надо делать конвертируемой валютой? Как не оказаться за бортом этой корзины? Один из вариантов - перейти на торговлю газом, нефтью, лесом и другими ресурсами за рубли. Но у покупателей рублей нет, и при их дефиците курс может спуститься, к примеру, до пятнадцати рублей. Как результат - ресурсная часть экономики просядет, предприятиям нужно будет сильно поднять эффективность, чтобы выжить. Если эта игра начнется, придется искать выходы из сегодняшнего кризиса совсем в другой модели.

Другая тенденция, которую мы наблюдали в последние годы, - трансформация социально-экономической системы от индустриальной экономики в информационную, как ее еще называют, «экономику знаний». Вряд ли этот процесс пойдет без серьезных катаклизмов. Помните переход от аграрной конструкции к индустриальной? Это гражданская война в Америке, первая мировая, вторая мировая войны, революция в России. Все это - последствия перехода.

Глобальные мозги

- Вы думаете, будет война?

- Нет, для этого перехода характерна война за умы. Посмотрите, американцы резко озаботились тем, что у них слишком маленькие квоты на приглашение людей из других стран. Кризис на дворе, а их беспокоит, что квоты маленькие. Мы же продолжаем мыслить в категориях советской эпохи, думая, что если просто дать деньги исследовательским институтам, то все проблемы науки решатся сами собой.

Возьмите нанотехнологии. Если я хочу быть лидером в этом сегменте, на меня должны работать самые лучшие мозги в этой сфере со всего мирового рынка. Значит, первая задача, которая должна быть решена, это создать здесь, у нас, место, куда бы приехали все ведущие исследователи в этой области. А если мы начнем с детского сада воспитывать нанотехнологов, через двадцать лет у нас действительно появятся талантливые ребята, но все карты будут уже разыграны, результат получен и эти ребята уедут. Если я хочу выигрывать в том или ином направлении, я должен выигрывать борьбу за мозги людей, которые должны, причем добровольно, без принуждения, сюда приехать.

- А это реально сделать в нынешних условиях? Среда обитания в той же Москве, не поминая уже другие города, мягко говоря, отличается от Брюсселя или Манчестера.

- Мнение, что тот круг людей, который нам нужен, действительно гоняется за этим качеством жизни, - иллюзия. Что для него качество жизни? Вполне нормальный бытовой стандарт, который можно здесь обеспечить. Намного большее значение имеют такие ценности, как личная свобода, возможность выбирать, находиться в кругу таких же, как ты, где вращается огромный объем знаний, потому что только в ней можно двигаться вперед и иметь шанс на выигрыш. И эта тусовка - глобальная. Поэтому таким людям важна возможность без всяких проблем перемещаться, значит, транспортная инфраструктура должна быть чрезвычайно эффективной. Понятно, что для того, чтобы эта тусовка существовала, им нужно, например, самое современное оборудование. Кто эту часть даст? Только глобальные корпорации, для которых необходим четкий сигнал: здесь, на этой территории разместить их исследовательский институт вместе с оборудованием гораздо выгоднее, чем в любом другом месте.

- Что нужно для этого сделать?

- Дать землю, энергетические мощности, построить инфраструктуру. Вложить со стороны государства не очень большие деньги и дать колоссальные льготы на первичное вхождение. Эту задачу сейчас решают все: китайцы, бразильцы, индусы. Нам надо сделать это быстрее и лучше, чем они. И тогда мы выиграем бой.

А мы все еще живем в иллюзии, что мы самые умные, что у нас самая лучшая наука, ученые, которым достаточно чего-то дать, и они весь мир перевернут. Мир сейчас по-другому устроен, в нем работают глобальные мозги и бороться за них нужно другим способом. Мы говорим о задачах, для решения которых ни у кого нет опыта. Смотрите, собрались бы полтора десятка помещиков сто с лишним лет назад, пригласили бы умного человека. Он бы сказал: ребята, наступает индустриальная эпоха, все будет не так. Давайте подумаем, как вы трансформируете свой бизнес? Что бы они сказали, эти помещики? Конечно, поверили бы: они же видят, чувствуют и понимают, что изменения происходят. Они бы сказали, да, давайте готовиться. Но не решили бы этой новой задачи, потому что весь их прежний опыт не имеет с ней ничего общего. А кто ее решил? Тот, кто рисковал, кто, не понимая толком ничего, куда-то бежал, что-то делал, то есть брал на себя гораздо большие риски.

Мы с вами обсуждаем ту же задачу. Если мы ее хотим решить, нужно взять на себя очень большие риски с непонятным исходом, но сыграть в эту игру. Столбить территорию с нефтью, золотом и всем остальным - задача уходящего времени, сейчас нужно столбить ее в области знаний.

Комментарии

Материалы по теме

Рынок труда Свердловской области не может обеспечить работой всех гастарбайтеров

Отдам дело в рабочие руки

Возросло количество мигрантов, получивших разрешение на трудоустройство в Свердловской области

Искусство планировать

Как это по-русски?

Борьба с невыплатой зарплат может привести к росту безработицы

 

comments powered by Disqus