2008 — 2009: Итоги и перспективы. Новые придут

2008 — 2009: Итоги и перспективы. Новые придут Сергей Гуриев О перспективах российской экономики и главных вызовах будущего года, о том, какие меры должны быть приняты для смягчения социальных и экономических последствий кризиса, мы беседуем с ректором Российской экономической школы д.э.н. Сергеем Гуриевым.

- Сергей Маратович, каковы худший среди реалистичных сценариев для мировой экономики и шансы России «продержаться на плаву» за счет накопленных резервов?

- Все зависит от того, что вы вкладываете в понятие «продержаться на плаву». Два месяца назад считалось, что российская экономика в 2009 году будет расти на 6 - 7%. Теперь это уже 2,5 - 3%, и по мере получения свежих новостей о ценах на нефть прогноз становится все хуже. С такими ценами на нефть и металлы, как сейчас, российская экономика вполне может не вырасти вообще. Отрасли, работающие на инвестиционный спрос, пострадают сильнее по сравнению с ориентированными на потребительский рынок. Среди других регионов это ударит по Уралу в гораздо большей степени, потому что машиностроительные и металлургические предприятия сильно зависят от инвестиций, а они по всему миру сокращаются. Пока же кризис в такой стадии, что сказать что-то определенное нельзя.

- Когда появится определенность и какой вы видите глубину спада?

- Я думаю, неопределенность закончится к концу первого квартала. Оптимисты считают, что в третьем квартале в Америке будет достигнуто дно, а потом жизнь начнет налаживаться. Другая точка зрения - это случится не ранее начала 2010 года. В любом случае 2009 год будет очень сложным, и с момента, когда американская экономика начнет расти, пройдет еще не меньше полугода, прежде чем повысятся мировые цены на нефть и металлы.

Есть и вероятность начала многолетней депрессии. К сожалению, сделать так, чтобы это произошло, достаточно легко. Если американская администрация не будет закрывать и рекапитализировать банки, не будет списывать долги, то можно получить десятилетнюю депрессию, как это было в Японии. Но, судя по предпринимаемым действиям, американцы отдают себе отчет в том, что происходит, и не собираются выполнять все предвыборные планы Обамы.

- Существует точка зрения, что еще большие потрясения для российской экономики могут случиться при сокращении темпов роста в Китае.

- Да, это будет большая проблема. Китайское правительство не может допустить снижения темпов роста ниже 6%. Вся политическая система Китая основана на том, что существенному количеству граждан каждый год становится лучше благодаря тому, что десятки миллионов молодых людей из бедных районов переезжают в более богатые, чтобы учиться или работать. Если этот маршрут окажется закрыт, оставшаяся не у дел молодежь начнет в своих бедных районах бунтовать. Это очень большая угроза для Китая и всего мира. Я уверен, что китайское правительство будет делать все, лишь бы темпы роста не упали. И 8,5% мы, скорее всего, увидим. Достаточно ли этого, чтобы цены на нефть и металлы восстановились, - непонятно. Уже сейчас в Китае есть очень много проблем, закрываются заводы, но правительство разворачивает огромную инвестиционную программу.

- Как китайская инвестпрограмма выглядит по отношению к российской?

- В процентах к ВВП она в Китае больше. Сначала этот показатель был примерно одинаков, но затем инвестиционная программа центра была дополнена программами региональных правительств, которые практически удвоили этот объем. Речь идет сейчас о триллионе долларов. Есть надежда, что этого хватит, чтобы поднять цены на нефть и металлы, но пока рынок так не считает.

- Вернемся к России. В одной из ваших статей озвучена примерно следующая точка зрения: сейчас у нас, как в котле, все перекипит, а потом начнется структурная перестройка экономики. Что вы подразумеваете под этим?

- Как ни странно, лучшие российские металлургические предприятия, которые очень много инвестировали в повышение производительности труда, по-прежнему отстают по этому показателю от Америки в три, а от Японии - в четыре раза. Но сначала никакой структурной перестройки не будет, никого не будут увольнять, чтобы избежать социальных проблем. Людей будут стараться держать пусть и на низкой зарплате, пусть и на неполном рабочем дне. И, наверное, это правильно. Но когда станет видно, что в ближайшие несколько лет на всех работы не будет, я надеюсь, что федеральные и региональные власти начнут переобучать людей, вывозить их в большие города. И к следующему этапу мы подойдем с другой структурой занятости. Но это будет очень болезненно.

В то же время, когда понизится зарплата, возникнет потенциал для развития самых неожиданных отраслей. Труд будет настолько дешевым, что будет возникать, в том числе и малый бизнес, какой-то бизнес, ориентированный на экспорт, потому что курс рубля упадет. Не думаю, что упадет сильно, но процентов на 20% - вполне вероятно. Если цена на нефть не подскочит назад до 70 - 80 долларов, сегодняшний курс рубля нельзя будет поддержать. Девальвация будет постепенной, без объявлений, и это правильно, потому что самый главный риск в ослаблении рубля в том, что население начнет паниковать.

Кроме того, есть много бизнесов, у которых высока составляющая импортных комплектующих и сырья. И это означает, что ослабление рубля нужно будет сочетать со снижением импортных тарифов. Это очень важно на рынке продовольствия, потому что имеет серьезную социальную составляющую. Что бы мы ни делали с российским сельским хозяйством и продовольственным сектором, они не смогут заменить импорт, поэтому простой человек почувствует на себе ослабление рубля через удорожание продовольствия.

- То есть сейчас предсказывать точки роста занятие, по большому счету, бессмысленное?

- Это будет происходить само, по мере того, как начнут ослабляться курс рубля, падать заработная плата и, будем надеяться, снижаться налоги, а также административные барьеры. Административная реформа - единственная серьезная реформа, которую Медведев успел провести. И такие шаги, как проверки только с разрешения прокуратуры, как мне кажется, сработают. Предыдущая реформа, как ни странно, тоже серьезно поспособствовала. Реформы Грефа начала десятилетия - сокращение количества лицензируемых видов деятельности, сроков регистрации фирм, так называемое «одно окно», пусть оно и не одно на самом деле, помогли. Вероятнее всего, новые законы тоже не будут выполняться в полной мере, но будут способствовать изменениям.

- Вы ждете снижения налогового бремени?

- Я надеюсь, что будет серьезное снижение НДС. Я не уверен, что это произойдет сразу, но я думаю, что в какой-то момент станет понятно, что снижения налога на прибыль недостаточно. В бюджете нет лишних денег, но лучше отдать деньги частному сектору через снижение налогов, чем собирать их, а потом раздавать не очень эффективным способом. Думаю, может быть введена отсрочка по платежам НДС, фактически налоговый кредит. Сейчас многие чиновники против этого, но мы видим, что вещи, которые были невозможны два месяца назад, сейчас воспринимаются абсолютно нормально. Потому что ситуация очень и очень тяжелая.

- Как вы оцениваете меры, предпринятые правительством для стабилизации?

- В целом положительно, хотя есть несколько ошибок. В первую очередь это скупка акций на открытом рынке. Я считаю, что эти деньги, 175 млрд рублей, потрачены впустую, они заморожены на рынке акций, и увидим мы их нескоро. Это относительно небольшая сумма, но она могла спасти какую-нибудь отрасль.

Еще одна очень спорная мера - повышение с 1 января тарифов на услуги естественных монополий. Пока план такой: поднять тарифы и за счет этого развернуть обширную инвестиционную программу. С одной стороны, кроме Газпрома и РЖД никто инвестировать не собирается, а с другой - понятно, что естественные монополии не самые эффективные инвесторы. В принципе идея по поводу того, что государство и госкомпании должны инвестировать, - правильная, но повышение тарифов - это очень серьезный удар и по населению, и по бизнесу. И может привести к самым неприятным социальным последствиям.

Кроме того, я пока не вижу изменения в разговоре с западными инвесторами. Августовские заявления, что мы не боимся изоляции и холодной войны, исчезли. Но и заявления, что нам бы хотелось привлекать иностранных инвесторов, до сих пор не появились. Это может поменяться, когда в Америке будет новый президент. России очень нужны инвестиции, и по-прежнему есть много больших компаний, которые готовы инвестировать в Россию. Но политические риски, коррупция, все эти заявления совершенно не способствуют их приходу. В остальном, я думаю, предпринимаемые правительством меры адекватны ситуации.

- Какие с вашей точки зрения главные риски в государственной экономической политике могут возникнуть в 2009 году?

- Я боюсь, что государство не справится с резким ростом безработицы в моногородах. Это главный риск. Уже сейчас многие большие заводы сокращают производство на 50%. Как не увольнять людей при таком сокращении, - большой вопрос. Можно переводить их на трехдневную неделю, но это означает, что у людей будет много свободного времени. Чем они будут заниматься? Может быть, бизнесом, а может, пойдут протестовать. Тут очень важно протянуть руку потенциальным «малым бизнесменам». Проблема в том, что в тех городах, где закроются градообразующие предприятия, малому предпринимателю просто некому будет продавать свои услуги и товары. Будем надеяться, эти люди будут переезжать в те города, где заводы так или иначе работают. Большое значение будет играть система образования и профпереподготовки, через которую федеральное и региональные правительства смогут смягчить эти процессы.

- Десять лет назад компания МакКинзи в исследовании эффективности отраслей российской экономики обозначила проблему низкой мобильности человеческого капитала как одну из главных. Что нужно сделать, чтобы решить ее сейчас?

- Мы проводили исследования по географической мобильности населения. Очень важную роль играет недостаток финансовых ресурсов: люди жили настолько бедно, что при всем желании переезжать было не на что. Этот фактор за десять лет изменился. Люди стали жить немножко богаче, появились какие-то сбережения, и можно надеяться, что мобильность повысится по сравнению с 90-ми годами. Опять же подешевеет жилье, как продаваемое, так и съемное. Одно из главных условий - нужно лучше относиться к мигрантам, особенно к гражданам России. Если вы пройдете сегодня по Москве, то увидите, как милиция обращается даже с гражданами России, не имеющими московской прописки. Это главный барьер.

Если эти люди выйдут на улицы, они сначала сметут районную власть, потом региональную, а потом... Но никому в России не хочется увидеть бунт, «бессмысленный и беспощадный». Поэтому, будем надеяться, это будет происходить более упорядоченным способом.
Надо помнить, что региональные власти назначены федеральными, поэтому федеральному правительству будет очень трудно снять с себя ответственность.

Я думаю, по мере того, как будут падать цены на нефть, начнет ослабляться влияние федерального центра и серьезно обсуждаться возвращение выборов губернаторов. Хорошо, что хотя бы муниципальные власти по-прежнему будут избираться, а не назначаться. Я думаю, что во многих городах выберут других глав. В этой связи будет очень большой спрос на людей, которые умеют управлять муниципалитетами и предприятиями в плохое время.

У них будет чистый лист, с которого можно начать, потому что все прежние обещания, данные в хорошие годы, окажутся забыты. Придут новые люди, которые скажут: «Мы теперь живем в другой стране, у нас мало денег, у нас все очень плохо, давайте собираться и начинать все сначала». Хватит ли таких людей в стране?
Я не уверен. Но другого выхода нет. 
Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus