Чему-нибудь и как-нибудь

Чему-нибудь и как-нибудь В конце января Минобрнауки начало публиковать на официальном сайте проекты нормативных актов, разработанных для реализации положений нового федерального закона об образовании (предложения можно направлять по электронной почте info@mon.gov.ru). Например, началось общественное обсуждение проекта «Порядок привлечения учащихся к дисциплинарной ответственности». Это свод норм и правил поведения, за нарушение которых подросток будет наказан. В зависимости от тяжести проступка предусмотрены три меры: замечание, выговор и отчисление из школы. Запрещено отчислять из школы сирот. К уважительным причинам отнесены болезнь, каникулы и беременность.

«…Собранье пестрых глав,
Полусмешных полупечальных…»

Сам закон, работа над которым длилась больше трех лет, подписан президентом РФ в конце декабря прошлого года. Он заменит два базовых законодательных акта — федеральные законы «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», принятые в 1992 и 1996 годах соответственно. Текст первой версии документа содержал почти 400 страниц и включал множество мелких вопросов, вплоть до размера окладов профессоров вуза. Перед принятием проект прошел через многочисленные экспертные обсуждения и общественные слушания в интернете, где собрал 11 тыс. комментариев. В комитет по образованию Госдумы с предложениями обратились около 600 тыс. человек, туда же поступило 40 тыс. коллективных сообщений. В первом чтении проект был принят в октябре со скандалом: закон ругали почти все, даже единороссы. Споры закончились четырехдневным марафоном: за это время депутаты отклонили свыше полутора тысяч поправок и рекомендовали палате принять около пятисот, в основном технического и уточняющего характера.

Мнения о новом законе радикально отличаются — от «способствует модернизации образования и делает его доступным для широкого круга людей» до «избавляет государство от большинства социальных обязательств, продолжает курс на коммерциализацию образования». Как считают эксперты, слабая сторона документа в том, что он «рамочный» — содержит полторы сотни отсылочных норм к другим законам. Они соседствуют с десятками указаний для исполнительной власти, которая должна принять десятки подзаконных нормативных актов, дабы документ заработал. Популярной в ГД стала шутка: мол, полностью текст закона так никто и не прочел. Какова в ней доля правды и насколько соответствует документ ожиданиям общества?

«…Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя»

Начнем с дошкольного образования. Наибольшие споры вызвала поправка об отмене 20-процентного ограничения оплаты родителями пребывания ребенка в детском саду.

По словам первого зампреда комитета по образованию ГД Олега Смолина, поддержка родителей дошкольников сведена на нет:

— Пока они платят за уход и присмотр за детьми не более пятой части от установленной стоимости (многодетные — 10% от общей суммы). Скоро никаких ограничений по повышению платы за ясли-детсады не будет. Это означает решение проблемы очередей в дошкольные учреждения «автоматом»: отдавать малышей в детсады многие родители просто перестанут — не на что.

Нововведение побудило КПРФ подготовить обращение в Конституционный суд РФ с просьбой проверить закон: по их мнению, он ухудшает положение некоторых категорий граждан.

Ректор НИУ ВШЭ, председатель комиссии по развитию образования Общественной палаты (ОП) РФ Ярослав Кузьминов считает, что большинство муниципалитетов не обладают достаточными ресурсами, чтобы вместо родителей кормить и содержать всех детей в возрасте от трех до шести лет: «Целевая помощь бедным семьям и родителям с тремя детьми и матерям-одиночкам может быть в два-три раза более эффективным для них решением, чем 80% оплаты содержания детей всем, в том числе вполне состоятельным семьям».

По мнению директора Института развития образования НИУ ВШЭ Ирины Абанкиной, самое главное, что дошкольное образование признано уровнем общего образования:

— До этого мы относились к нему как к помощи работающим матерям. Теперь все, что связано с образованием дошкольным, а это любая работа педагога, оплачивается за счет регионального бюджета полностью, неважно при этом, ребенок спит, ест или гуляет. Остальное — услуга по присмотру, куда входит питание, социально-бытовые вопросы и обеспечение режима дня, — за счет родительской платы и муниципальной казны.

В законе четко прописана компенсация части родительской платы: 20% на первого ребенка, 25% на второго и 70% на третьего. Чтобы понять, сколько будет стоит детсад, надо вычленить ту образовательную услугу, которая есть сейчас: она составляла примерно 13% от платы. Питание и обслуживание одного ребенка в разных регионах стоит от 88 до 160 рублей в день.

Другое новшество — к воспитателям повысились требования: они должны иметь высшее, а не среднее специальное образование. Эта норма участниками дискуссии воспринимается позитивно с той оговоркой, что у педагогов возрастет и зарплата (на начало 2012 года не превышала 15 тыс. рублей). В Минобре сообщили, что ведомство планирует получить из бюджета дополнительные 60 — 63 млрд рублей, чтобы довести среднюю зарплату педработников детсадов сначала до 100% от средней зарплаты в сфере общего образования в том или ином регионе, а к 2018 году — до 200%.

Председатель Российского профсоюза работников образования Андрей Демидов считает несправедливым решение, что школьным педагогам поднимают зарплату до средней по экономике региона, а дошкольным — до средней в образовательном секторе.

«В те дни, когда в садах Лицея
Я безмятежно расцветал»

Что изменится в среднем образовании? Широкое обсуждение получила тема исключения из закона особого статуса лицеев и гимназий. Мнения экспертов разделились. Одни выступили против унификации типов и видов образовательных учреждений, так как существующий повышенный статус учреждения предполагает не только иное финансирование, но и возможность отбирать учащихся. Другие говорят, что в связи с совершенствованием механизма финансирования государственных (муниципальных) учреждений и переходом на финансирование по результатам работы юридического смысла в особенном статусе лицеев и гимназий не стало. Объем средств для автономных и бюджетных учреждений теперь определяется в зависимости от установленного им задания. Важен не статус, а то, включены ли в задание такие услуги, как реализация общеобразовательных программ повышенного уровня (финансируемых по повышенным нормативам).

Ирина Абанкина отмечает, что сейчас гимназии и лицеи борются за сохранение статуса:

— Мне кажется это несправедливым. До сих пор они не поддерживали главный посыл среднего образования — доступность, проводя экзамены на входе. Бороться за названия бессмысленно, а за финансирование волноваться не надо — реализация программ с углубленным изучением предметов будет оплачиваться по особым нормативам.

— Никто не против таких учебных заведений, однако общество озабочено тем, что там чаще всего учатся не самые талантливые дети, а самые знакомые и самые богатые, — считает Ярослав Кузьминов. — Решать нужно проблему слабых школ, выделять им гранты на поддержку.
Директор гимназии № 9 (Екатеринбург) Екатерина Сибирцева:

— В новом законе прописаны возможности конкурсного отбора для школ с углубленным изучением отдельных предметов. Но механизма этого отбора там нет. Как его реализовать корректно, чтобы это не противоречило ни правам ребенка, ни действующему законодательству, — непонятно.

Директор лицея № 180 (Екатеринбург) Алексей Крылов:

— На смену образовательным учреждениям появляются образовательные организации. Это особый статус, особая экономическая и юридическая формы. Повысится роль руководителя, его ответственность за деятельность образовательных учреждений. Новый закон гораздо сильнее детализирует многие аспекты правовых взаимоотношений и законных представителей обучающихся, и педагогических работников, и администрации. То есть по большому счету это окончание плановой реформы, которая последнее десятилетие длилась, и документ, который приводит все в соответствие. Все наши споры, расхождения о ЕГЭ, автономных учреждениях — бюджетных или казенных, завершились. Закон поставил точку в обсуждении, и сегодня мы его лишь выполняем, работая в новых условиях. Хорошо, что вводится он поэтапно, есть возможность подготовиться.

Эксперты находят в законе тенденции к коммерциализации образовательного процесса: родители должны понимать, что девять предметов будут признаны бесплатными, а за остальные придется платить. Так, думские коммунисты считают, что посыл о «бесплатном образовании» подменяется «бесплатным стандартом».

По словам Ирины Абанкиной, нет норм в законе, которые указывают на то, что оно станет платным:

— В стандарте старшая школа не сокращена, увеличена с 36 до 37 часов. Школа уходит от предметной ориентированности к личностной ориентированности, поэтому туда включены и проекты, и социальные практики. Мы по ним отстаем, а не по углубленности в предметах. Заниматься свыше 37 часов в неделю — нарушение СанПиН. Куда еще больше занятий? Поэтому никаких платных уроков в этом смысле не предусмотрено.

Опасения у экспертов вызывает декларативный характер защиты сельских школ от закрытия. До сих пор их деятельность можно было приостановить только с согласия сельского схода. Теперь — с согласия некой специальной комиссии (разумеется, комиссию убедить проще). По словам Олега Смолина, при Фурсенко было закрыто 15 тыс. сельских школ, закроют еще столько же. Противники закона также считают, что началась оптимизация расходов на школу, подразумевающая создание гиперкомплексов — объединение нескольких школ. Это негативно скажется на качестве образования. Члены ОП отмечают, что при слиянии учебных заведений важно учитывать традиции школы, ее образовательную политику, организационную культуру: «Начавшийся процесс требует пристального внимания, анализа результатов, как видимых, так и отсроченных».

Есть и очевидные плюсы. Закон закрепил право творческих учебных заведений (балетных, музыкальных училищ) вводить интегрированные образовательные программы и давать одновременно и школьное, и профессиональное образование.
Появилось понятие «безопасность школьной среды». В последние годы в школах резко выросло число несчастных случаев. При этом предъявить претензии родители не могли — не существовало никаких регламентирующих документов. Директорам в таких ситуациях приходилось заполнять документы образца 1990 года с аббревиатурой СССР. Сейчас в законе все детали прописаны.

В отличие от прежних нормативных актов, в новом законе есть понятие «конфликт интересов педагога». И разъясняется, что это значит: заинтересованность в получении материальной выгоды при выполнении своей работы. Скажем, когда учитель ведет и уроки, и платные занятия у одних и тех же учеников. Документ впервые говорит об обязанности учащегося учиться. Раньше за это отвечали родители. Учителям дается свобода выбора планов, программ, учебников, методической литературы.

По словам разработчиков документа, для детей с ограниченными возможностями здоровья будут созданы учебные заведения, где они «без дискриминации» смогут получить качественное образование. Отдельным пунктом в законе прописано понятие «инклюзивного образования». Впрочем, критики считают, что под предлогом сокращения бюрократии коррекционные школы как особый тип ликвидируются.

В законе также прописан высокий социальный статус учителя и сохранены льготы сельским учителям по ЖКХ, вокруг которых было много споров. Кроме того, педагогам гарантировано, что их зарплата не будет ниже средней по экономике региона. Правда, в январе премьер Дмитрий Медведев указал на то, что более чем в двух десятках регионов страны до сих пор не выполнены задачи по повышению зарплат учителям: модернизация региональных систем общего образования, предполагающая повышение оплаты труда, стартовала еще в 2011 году. По словам главы Минобра Дмитрия Ливанова, за это время средняя зарплата учителей выросла с 13,8 тыс. рублей до 25,2 тысячи.

По мнению тюменского губернатора Владимира Якушева, для пополнения школ молодыми высококвалифицированными специалистами только роста зарплаты и социальных льгот недостаточно. Он предложил использовать опыт Мин­здрава при организации целевого набора в медицинские вузы: при подготовке педагогов не менее половины бюджетных мест закрепить в качестве целевых.

«Моя студенческая келья»

Среди поправок, которые коснулись высшей школы, самой обсуждаемой стала отмена льгот при поступлении в вузы. Как сообщили в Минобре, основной льготой у многочисленных категорий абитуриентов, которые пользовались преимуществом при зачислении, станет не поступление в вуз, а учеба на бесплатном подготовительном отделении вуза: «Воспользоваться льготой разрешается только один раз».
В числе тех, кому отказано в зачислении, дети-сироты. По мнению экспертов Российской академии образования, это приведет к тому, что социализировать их будет гораздо сложнее (по статистике, уже сейчас выходцев из детдомов, сумевших «встроиться» в общество, только около 10%).

По словам замминистра образования и науки Игоря Реморенко, дети поступали в вузы без экзаменов по льготе, а учиться не могли — знаний не хватало:

— После первой-второй сессии их отчисляли. Я уже не говорю про вузы, где льготники заполняли все возможные бюджетные места. Если человек хорошо подготовится, он сможет честно поступить в учебное заведение на общих основаниях. И успешно учиться. По-моему, это справедливо.

Еще одна норма — все вузы, включая частные, будут обязаны участвовать в мониторинге Минобрнауки. Экспертное сообщество полагает, что это приведет к существенному сокращению числа учебных заведений: в прошлом году уже было заявлено о закрытии неэффективных вузов. 

Заместитель министра образования и науки РФ Александр Климов подтверждает тенденцию:

— Перечень вузов, которые подлежат оптимизации через реализацию программ развития, определен. Примерно 30 вузов и 230 филиалов решено реорганизовать. При этом реорганизуемые вузы не будут закрыты — они будут интегрированы в состав успешных университетов.

В Башкирии, например, будут закрыты филиалы семь вузов. Новое место учебы предстоит найти более чем 7 тыс. студентов, которые, по словам президента РБ Рустэма Хамитова, «не виноваты в том, что в России расплодилось огромное количество никудышных вузов, готовящих плохих специалистов».

По прогнозам Российской академии образования, за пять лет из-за сокращения вузов уменьшится и число студентов-бюджетников — на 700 тыс. человек.

Игорь Реморенко с таким прогнозом не согласен: 

— Действительно, законопроект увязывает численность студентов с общим числом граждан в возрасте от 17 до 30 лет. За счет бюджета оплачивается обучение в вузах «из расчета не менее чем 800 студентов на каждые 10 тыс. человек в возрасте от 17 до 30 лет». Это не меньше, чем по норме, которая действует на 2013 год: 170 студентов на 10 тыс. населения. Непонятно, как насчитали потерю 700 тыс. человек. Для этого надо будет закрыть все первые и половину вторых курсов по всей стране.

— Мы (ОП. — Ред.) настояли на введении минимального порога для абитуриентов при поступлении. Сегодня это примерно 55 балов по профильному предмету, — отметил Ярослав Кузьминов. — Низкое качество приема в вуз провоцирует низкое качество выпуска: вузам невыгодно терять финансирование учебного места, отчисляя студента, поэтому эта мера — ключевой инструмент воздействия на вузы-аутсайдеры.

Кроме того, закон закрепил высокий статус МГУ и СПбГУ: им, как и федеральным и национально-исследовательским университетам, дано право устанавливать собственные образовательные стандарты. И снял ограничение по оплате студентами за общежитие (не более 5% от «расчетной» стипендии).

Несмотря на то, что документ принят, дискуссия не завершена. Занять позицию наблюдателя в этом процессе не получится. Преобразования затронут всех. Критика документа объяснима: слишком многое изменится. Здесь важно не сорваться в демагогию, а отстаивать свои интересы с помощью общественных институтов; изучить новый закон, а не оперировать чужими высказываниями. Очевидно одно: система образования реформируется, и нам придется жить с учетом нововведений. Приспособиться к ним или попытаться улучшить в уже обозначенных рамках, зависит от нас с вами.

Дополнительная информация.

«Но панталоны, фрак, жилет, Всех этих слов на русском нет»

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов выступил за введение общих требований к внешнему виду учащихся:

 — Когда дети приходят в школу, заходят в класс, когда они вместе учатся, не должно быть ничего такого, чтобы их разъединяло или разделяло. И, безусловно, общие требования к внешнему виду учащихся — один из инструментов воспитания этой общности у детей. Нам важно, чтобы каждый ребенок чувствовал себя комфортно, чтобы не было тех различий, которые отделяют одних от других.
За основу будет взят опыт Ставропольского края, где с 2013 года все школьники в рамках постановления регионального правительства стали посещать занятия в единой ученической форме. Только десять учащихся в связи с нововведением перешли на экстернат или семейную форму обучения, отмечают в краевом Минобре. Ранее, в декабре 2012 года, идею возвращения школьной формы на заседании Госсовета поддержал президент РФ Владимир Путин, отметив, что она должна быть удобной детям независимо от их национальности и веры и доступной для кошелька их родителей.

Чапаев и пустота

Принятие нового закона об образовании обострило дискуссию вокруг введения нового образовательного стандарта. Напомним, он утвержден Минюстом в июне 2012 года. Перед уходом его подписал бывший министр образования Андрей Фурсенко. Полностью он вступит в силу только в 2020 году, но будет проходить апробацию в некоторых школах уже с 2013-го. Общественность обрушилась на составителей содержания программ по литературе.

В самом стандарте отсутствует перечень авторов и произведений, обязательных к изучению. Он вынесен в «Примерную программу учебного предмета», которая разрабатывается и рекомендуется Российской академией образования. Перечисленные в методичке произведения являются «ориентиром для составления рабочих программ по учебному предмету и определяет инвариантную (обязательную) часть содержания образования». То есть они должны будут войти во все учебники литературы и в задания ЕГЭ. Предложенный перечень выглядит странно. Это попытка сформировать новую классику.

По мнению экспертов, идет страшная своей бессмысленностью примитивизация представлений детей об отечественной литературе. Так, сокращено изучение творчества Пушкина. «Медный всадник» более не является частью обязательной школьной программы, который неизбежно выберут в большинстве образовательных учреждений. Он оставлен лишь на углубленном курсе. Та же судьба постигла произведения Чехова. На базовом уровне дети более не должны читать ни «Человека в футляре», ни «Даму с собачкой». Не пощадили и Гоголя с его «Петербургскими повестями», и Бабеля с «Одесскими рассказами». А шолоховский «Тихий Дон» предполагается изучать только в виде отдельных глав. Даже из углубленного курса вычеркнута поэзия Беллы Ахмадулиной, Владимира Высоцкого, Булата Окуджавы. При этом школьники будут изучать творчество, например, Пелевина и Улицкой.

Учителя литературы считают, что их толкают на поверхностное преподавание литературы: «Рушится основа основ — русская ментальность. Натаскивание на ЕГЭ, а не формирование личности становится главной задачей преподавателей. Это утопия».

Новая программа радикально, в 1,5 раза, сокращает количество часов преподавания литературы в двух старших классах школы.
При этом в Минобрнауки подчеркивают, что ведомство не имеет отношения к разработке программы: «Авторы разработали программу по собственной инициативе и без учета требований законодательства в области образования. В настоящее время в основной и старшей школе (5 — 11 классы) действует стандарт 2004 года, в котором представлен перечень литературных произведений русской классики и современной литературы для обязательного изучения. Ни одна предметная программа, разрабатываемая под новый стандарт, не будет принята без широкого общественно-профессионального обсуждения».

Множество протестов в педагогическом сообществе вызвало и объединение в единый предмет русского языка и литературы. Профессиональное сообщество уже сейчас указывает на то, что учителя будут вынуждены сокращать даже уменьшенные программой часы, отведенные на литературу: просто для того, чтобы больше времени уделить русскому языку. Ведь ЕГЭ по нему, в отличие от литературы, обязателен. В итоге школьники постепенно перестанут изучать литературу вообще.

Потный вал вдохновенья

Обсуждение закона в блогах

Александр Габлин
Если смотреть на этот пасквиль с юридической стороны, то это даже не закон, а некий документ с набором ссылок на другие нормативные акты, которые как бы по статусу должны быть вытекающими из этого базового нормативного акта. Закон не имеет окончательных критериев и может трансформироваться под влиянием лобби. Особенно это губительно в плане финансового обеспечения, да и тот же ФГОС может съеживаться как шагреневая кожа. Просто выпустили в свет набор обобщенных намерений к возможным действиям. По такой бумажке сложно с кого-либо будет спросить за качество работы и потребовать соблюдения своих каких-либо прав.

Наталья Ведерникова
Далеко не все ясно, нужны комментарии юристов. Да и правоприменительная практика некую ясность внесет. Только вот ощущения, что это лучше, чем раньше было, нет...

Анатолий Булатов
Больше всего поразило то, как проходило голосование по поправкам к закону. Поскольку почти все они были разумными и защищающими права и интересы людей, то открыто голосовать «против» было неприлично. Но, оказывается, есть беспроигрышный способ сделать это завуалированно. По каждой поправке голосовали абсолютно идентично: 170 — 189 голосов «за» нее (КПРФ, «Справедливая Россия» и немного ЛДПР), ни одного (или один) — «против», и ни одного воздержавшегося. Вы спросите: а куда подевалось «оставшееся» большинство депутатов? Да они просто не голосовали. Этого было достаточно для того, чтобы ни одна поправка не прошла. Права не голосовать нет ни в одном парламенте мира, а у нас — есть. Вернее, нет правила, по которому обязательно нужно хоть как-то голосовать. Так депутаты-единороссы вроде и партийную дисциплину не нарушили (поправки-то им принимать, ясное дело, не велели), и очевидными мерзавцами себя не продемонстрировали. Новый закон снимает с государства какие бы то ни было обязательства: будут отменены ограничения на рост цен за детский сад. Сейчас родители должны платить не более 20% от цены присмотра и ухода. То есть компенсация была 80% от затрат, теперь компенсация 20% и не от всей суммы, а от того, что укажет регион.

Галина Зеткина
За педагогическими работниками, проживающими и работающими в сельской местности, сохраняются права на предоставление компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг. Это понятно. Но прошла информация, что это право не для работающих пенсионеров.              

Константин Поляков
Местный административный ресурс территории, в чьем ведомстве находятся образовательные учреждения, не может обеспечить даже минимальное финансирование преподавательского состава этих учреждений. А о правильности самого процесса — и речи даже нет. Не зная, что надо преподавать и в каком формате, невозможно точно определить объем необходимого финансирования самого процесса, в основе которого — необходимая квалификация преподавательского состава.

Сергей Заир-Бек
Сельская школа стала разваливаться не сегодня, и не закон «Об образовании» ее уничтожает. Если же школа является «градообразующим предприятием» села, то, господа защитники, сами езжайте и живите в таком селе, а не пытайтесь критиковать из Москвы. Это все равно, что депутаты, которые определяют, кому можно усыновлять детей, а кому нет. Школа должна возникать и функционировать там, где люди хотят жить, а не вынуждены это делать, потому что другой школы для детей нет. Так что попытки коммунистической привязки к селу были даже честнее, чем нынешняя истерика по поводу нашествия китайцев. Создавайте фермы, делайте рентабельным сельское хозяйство, тогда там будут и жить, и рожать, и школы строить. Остальное — вредительство по отношению к людям. Однако есть и множество других проблем, которые принятый закон не решает. Он никак не увеличивает академическую мобильность, он не позволяет вводить новые экономические механизмы в систему образования напрямую, он не работает на развитие системы образования, потому что не вводит, по сути, ни одной нормы «на перспективу». Закон стал политическим документом, растерзанным на поправки и выхолощенным ради каких-то дурацких компромиссов.
Комментарии

Материалы по теме

Горе без ума

Нужно ли вузам объединяться

Место в элитном клубе

Сложно, но достижимо

УрАГС стала филиалом

Просто университет

 

comments powered by Disqus