Про титанов и людей

Про титанов и людей Особая экономическая зона может стать катализатором для появления большего числа greenfield-проектов в регионе. Но ее основным магнитом должны стать не налоговые преференции, а площадка с готовой инфраструктурой и механизм поддержки прямых иностранных инвестиций.

В течение ближайших двух лет на северо-западе свердловского моногорода Верхняя Салда должна заработать первая на Урале и четвертая в России особая экономическая зона (ОЭЗ) промышленного типа - «Титановая долина». Амбициозный проект, который на протяжении пяти лет лоббировали титановая корпорация «ВСМПО-Ависма» и правительство Свердловской области, наконец-то получил поддержку федеральных властей: 16 декабря 2010 года председатель правительства РФ Владимир Путин подписал постановление о создании ОЭЗ. По задумке инициаторов, проект должен привлечь в регион крупных иностранных инвесторов, дать толчок появлению новых высокотехнологичных предприятий и способствовать развитию территории.

Сверхзадача

Идея возникла еще в 2005 году, когда в России начал формироваться институт особых экономических зон. Но в первый раз проект не прошел конкурс Минэкономразвития РФ на получение статуса ОЭЗ. Забраковали его по техническим параметрам: общая площадь зоны составляла всего 9 га, тогда как по закону на тот момент требовалось не менее 20 га. Проект расширили, однако добиться статуса ОЭЗ все равно не удалось. Затем грянул кризис, и об особых зонах забыли. И только в 2010 году Минфин поднял в России вторую волну создания особых экономических зон.

Теперь Титановая долина раскинется на территории около 800 га между Верхней Салдой и Нижним Тагилом, в непосредственной близости от основного производственного комплекса ВСМПО-Ависмы. Предполагается, что участники будут специализироваться на выпуске изделий из титана, работать на нужды авиационной и космической промышленности, транспортного машиностроения, медицины и энергетики. «Мы считаем, что резидентами ОЭЗ должны стать в первую очередь инновационные предприятия, которые хотят производить высокотехнологичную продукцию», - говорит замминистра промышленности Свердловской области Валерий Турлаев.

Предварительный план размещения ОЭЗ «Титановая долина» 

Задача ОЭЗ - притянуть инвесторов, имеющих компетенции, недостаточные либо вовсе отсутствующие в российской экономике. Основная цель ОЭЗ, поясняют в министерстве экономики Свердловской области, - «развитие новых высокотехнологичных производств, как экспортно ориентированных, так и импортозамещающих, привлечение в регион крупных мировых производителей, повышение конкурентоспособности титановой промышленности России и ее доли в мировом производстве высокотехнологичной продукции из титановых сплавов с 27 до 35%». По замыслу инициаторов, это решит проблему диверсификации экономики Верхней Салды и региона в целом, усилит лидерство России на мировом рынке авиакосмической продукции.

Пряники

Статус ОЭЗ позволит освободить компании, которые в ней будут созданы, от ввозных таможенных пошлин и НДС на оборудование, а также от транспортного, земельного налогов и налога на имущество на 5 - 10 лет. На этот же период планируется установить льготную ставку налога на прибыль в размере 15,5%. Кроме того, областные власти должны предоставить площади с инфраструктурой, бесплатное подключение к энергоресурсам и административный режим «одного окна». Взамен резиденты обязаны инвестировать в создание промышленного производства на территории ОЭЗ не менее 3 млн евро, при этом первый миллион - уже в первый год присутствия.

Магнитом для ключевых инвесторов станет корпорация «ВСМПО-Ависма» - крупнейший в мире производитель титана. У компании есть набор идей, согласованных с партнерами, о создании здесь совместных предприятий для изготовления различных титановых изделий и оборудования. В качестве основных инвесторов рассматриваются 11 иностранных партнеров ВСМПО-Ависмы, в том числе Boeing (уральская корпорация обеспечивает 35% его потребностей в титане), Airbus (около 60%), Rolls-Royce (до 30%), Goodrich (90%). К проекту также планируется привлечь российскую Объединенную авиастроительную корпорацию для создания СП по производству деталей из титановых сплавов. Объем инвестиций оценивается примерно в 20 млрд рублей.

Подписать соглашения с ключевыми инвесторами планируется весной этого года. На это время готовится визит в Верхнюю Салду субпоставщиков Boeing, которые заинтересованы в развитии партнерских отношений с ВСМПО-Ависмой.

Пока соглашение о намерении создать производства в ОЭЗ подписали четыре предприятия гражданского машиностроения, преимущественно уральские, причем с титаном не связанные. Так, екатеринбургское НПП «Машпром» планирует производить установки для переработки попутного нефтяного газа (общий объем инвестиций 16,5 млрд рублей), компания «Плазма Инжиниринг» - линии для электролитно-плазменной обработки металлопроката (1,2 млрд рублей), «Уралинтех» - конструкции на основе композитов титан - медь - благородные металлы, применяемые в электромеханических процессах, и детали с биосовместимым покрытием для медицины (500 млн рублей), SR Systematics Group хотело бы создать предприятие по вакуумной плавке и термообработке (190 млн рублей).

Как заявил на областной комиссии по модернизации заместитель министра экономики Свердловской области Виктор Долженко, число потенциальных резидентов ОЭЗ уже достигло 25. Это компании, которые проявили интерес к проекту и не исключили возможности создания своих или совместных предприятий на территории Титановой долины. Исходя из их первоначальных заявок, областные власти рассчитывают, что уже в течение ближайших пяти лет объем инвестиций в новые производства в ОЭЗ со стороны резидентов достигнет 40 млрд рублей, появится около 8 тыс. новых рабочих мест. «В целом только по предварительным оценкам до 2030 года проект должен принести в бюджеты всех уровней 179 млрд рублей», - завил губернатор области Александр Мишарин. Для сравнения отметим: региональный бюджет Свердловской области на 2011 год планируется в размере 112 млрд рублей.

Между тем привлечение крупных инвесторов в проект «Титановая долина» может столкнуться с рядом проблем.

Инфраструктурный тормоз

Плюс площадки, где расположится ОЭЗ, - номинальное присутствие необходимой инженерной инфраструктуры: по территории проходят высоковольтные ЛЭП и железная дорога, а вблизи расположены газопровод и автомобильная трасса. Буквально в 20 километрах - аэродром Салка. «Воздушный транспорт очень популярен у Boeing, который разбросал свои заказы по всему миру», - говорит член совета директоров корпорации «ВСМПО-Ависма» Владислав Тетюхин.

Но сама территория ОЭЗ представляет собой гигантский пустырь. Границы не определены, планировки нет. Здесь только предстоит проложить необходимые для промышленного производства коммуникации и дороги, провести электрические и газовые сети, создать таможенные посты, построить административные корпуса. Причем, чтобы в 2012 году в зону пришли первые резиденты, строительство инфраструктуры должно начаться уже в этом году. Для этого, по оценкам областного Мин­экономики, требуется около 10 млрд рублей, из них примерно половина должна быть выделена до 2016 года. Только на разработку проекта планировки территории ОЭЗ и начало проектных работ нужно 350 млн рублей.

Уже сегодня понятно, что процесс подготовки площадки затянется. Традиционно затраты на инфраструктуру в промышленных ОЭЗ делят между собой федеральный и региональный бюджеты. В ОЭЗ под Алабугой и Липецком, например, это соотношение - примерно 60 к 40%, в зоне Самарской области - 90 к 10%. Свердловская область к раздаче федеральных слонов опоздала: заявка на создание ОЭЗ «Титановая долина» подана в правительство РФ только в сентябре 2010 года, что не позволило проекту попасть в программу государственного софинансирования на 2011 год. Председатель правительства РФ Владимир Путин пообещал заложить средства на инфраструктуру Титановой долины в федеральный бюджет 2012 года (при условии, что детально проработанный проект будет предоставлен в правительство весной этого года и одобрен). Поэтому в этом году области придется самостоятельно изыскивать средства. А в бюджете региона они не предусмотрены.

Дополнительных затрат потребует и ряд других инфраструктурных решений. Так, в серьезной реконструкции нуждается тот самый аэропорт Салка (сегодня находится в собственности ФГУП «Нижнетагильский институт испытания металлов»): потребуется создать грузовой и пассажирский терминалы, таможенный пост.

Кроме того, возникнет дефицит энергомощностей. Анализ, проведенный специалистами Свердловэнерго, показал: энергоснабжение первого этапа строительства ОЭЗ возможно за счет подстанций 110 кВ, принадлежащих крупным промышленным предприятиям Нижнетагильского узла, или развития сети 35 кВ Свердловэнерго. «Но по этим схемам возможно подключение лишь 20 МВт электрической мощности при запрашиваемых 160 МВт, - говорит директор "Свердловэнерго" (филиал «МРСК Урала») Олег Мошинский. - А дальнейшее развитие района и увеличение нагрузок потребует строительства новых электросетевых объектов мощностью от 110 кВ и выше. Мы запланировали реконструкцию подстанции 110 кВ "Пятилетка", что позволит обеспечить выдачу дополнительной мощности по сетям 110 кВ». Решение вопроса электроснабжения потребителей ОЭЗ потребует развития сети ЕНЭС и кооперации усилий МРСК Урала и МЭС Урала.

Социальный фактор

Реализация ОЭЗ потребует от Верхней Салды и дополнительных кадровых ресурсов. Как отмечено на областной комиссии по модернизации, только за первые пять лет на новых производствах будет создано по предварительным оценкам порядка 8 тыс. новых рабочих мест (см. также «Надо ускоряться», с. 22). Еще примерно столько же может потребоваться в следующую пятилетку. Это громадные цифры в сравнении с численностью трудоспособного населения Верхней Салды. По нашим оценкам, количество всех занятых в экономике города составляет примерно 18 - 20 тыс. человек, из них порядка 16 тысяч трудится на ВСМПО.

Несколько лет назад проблему с нехваткой кадров ВСМПО решило привлечением специалистов из Нижней Салды (находится в 12 километрах), которые попали под увольнение на Нижнесалдинском металлургическом заводе. Даже если в городе еще остались специалисты-промышленники, которые работают не по профессии, для решения амбициозных задач ОЭЗ этого будет явно недостаточно. Потребуются резервы как минимум Нижнего Тагила, где число экономически активного населения составляет порядка 150 тыс. человек. «Я не вижу здесь проблемы, - говорит Владислав Тетюхин, - на нижнетагильском Уралвагонзаводе раньше работали десятки тысяч человек. Значит, квалифицированные кадры в Нижнем Тагиле остались».

Кроме того, областные власти рассчитывают, что новые кадры будет поставлять действующие в Верхней Салде лицей и автометаллургический колледж, которые готовят квалифицированных станочников и мастеров. Технологов для ВСМПО выпускает местный филиал УГТУ-УПИ, где три года назад специально были созданы две группы под плавильное производство и механообработку титановых изделий.

Однако не стоит забывать о жилье и социальной инфраструктуре, которые потребуются для обустройства обитателей Титановой долины. Всего этого, естественно, пока нет: если исходить из средних по Уралу показателей, то вокруг промышленного объекта с занятостью 8 - 10 тыс. человек, должен вырасти 30-тысячный город.

Отметим, что Нижний Тагил, Верхняя и Нижняя Салда, Баранча (а может, и Кушва) имеют все предпосылки составить «поселенческий куст». Центр этого куста-агломерации видится в Тагиле. Подобное образование, например, есть на севере области: Серов (центр) - Краснотурьинск - Карпинск. Один из самых успешных, на наш взгляд, примеров расположен в Башкортостане: это связка Салават - Стерлитамак - Ишимбай (подробнее об этом см. «Печалька для городков», «Э-У» № 1 от 27.12.10).

Проблема в том, что Тагил не выполняет функций системообразующего центра, и взаимного притяжения между населенными пунктами почти не возникает. Как следствие, и он сам, и города вокруг стремительно теряют население из-за миграционных процессов (ситуация хуже, чем в среднем по области). Однако потребность Титановой долины в человеческих ресурсах, думается, может запустить агломерационные процессы среди городов «средней полосы» Свердловской области, ослабить миграционный отток (который, как правило, устремляется в Екатеринбург) и способствовать созданию социально-экономического центра притяжения в центре региона.

Сомнительные льготы

На Урале немало примеров, когда инвестпроекты сопоставимого финансового уровня реализовались без преференций, предоставляемых ОЭЗ. Так, в 2010 году Первоуральский новотрубный завод запустил электросталеплавильный комплекс общей стоимостью в 16,8 млрд рублей, ММК - стан-5000 за 39 млрд рублей, ЧТПЗ - цех по производству труб большого диаметра (21 млрд рублей). Кроме того, по нашим подсчетам, уже в посткризисное время на территории региона начато примерно семь десятков проектов на общую сумму около 10 млрд долларов (300 млрд рублей), из которых две трети (в суммовом выражении) уже реализуются, остальные запланированы к запуску на 2011 - 2012 годы.

Думается, что отмена налога на имущество и земельного налога не станет основной «морковкой» для новых инвесторов: суммы, уплачиваемые по этим налогам, как правило, невелики. Возможно, такие послабления сделали бы погоду для небольших инвестпроектов. Но вложения потенциальных резидентов для вхождения в состав ОЭЗ «Титановая долина» ограничены снизу 3 млн евро (120 млн рублей), что, согласитесь, немало. А значит, малых проектов, которым была бы интересна «скидка» по имущественным налогам, на территории Титановой долины не будет.

Основным послаблением считается льготная ставка налога на прибыль, действующая в течение пяти налоговых периодов с момента регистрации предприятия. Но, во-первых, сомнительно, что эта льгота будет интересна инвесторам на этапе создания и раскрутки бизнеса: ощутимую прибыль компания начинает получать только через несколько лет после создания, а к тому моменту срок действия льготы истечет. Во-вторых, считать ее заслугой режима ОЭЗ не стоит: льгота действует с 1 января 2011 года для всех новых предприятий, созданных на территории Свердловской области.

Не забудем, что сходное налоговое послабление только для всех предприятий и на неограниченный период с 2006 года действует в Пермском крае. Но, судя по опыту Прикамья, сама по себе эта льгота вряд ли вызовет в регионе инвестиционный шквал.

Еще одна «фишка» режима ОЭЗ: статус резидента освобождает компанию от ввоз­ных таможенных пошлин и НДС на оборудование. Очевидно, что эта мера направлена на стимулирование привлечения на территорию передовых иностранных технологий. Однако как бы не оказалась она полумерой: стремление к привлечению высокотехнологичных иностранных инвесторов неплохо было бы подкрепить механизмом поддержки прямых иностранных инвестиций. (Такие механизмы, например, действуют в свободных экономических зонах класса «зона свободной торговли плюс», о них мы писали в рамках обсуждения перспектив Таможенного союза, подробнее см. «Туздык», «Э-У» № 19 от 17.05.10.) Однако движение в эту сторону пока не намечается.

Титановый технопарк

Кроме декларируемых льгот, проект «Титановая долина» предполагает оснащенную необходимой для работы новых предприятий инфраструктурой площадку огромных размеров. Считаем, что на практике именно это и должно стать самым привлекательным моментом для потенциальных инвесторов. Особенно иностранцев: заграничные инвесторы практически нечувствительны к предлагаемым налоговым льготам. Основное для них - обеспечение прозрачности административных процедур на всех стадиях реализации проекта. (Это позволяет с большей точностью оценивать риски, что для работы в России - основная проблема.) С этой точки зрения создание предприятия в совершенно новой промзоне с уже готовой инфраструктурой выглядит менее рисковым.

Согласно нашему исследованию инвестиционной активности на территории Урало-Западносибирского региона (подробнее см. «Точки на полях», «Э-У» № 47 от 29.11.10), на Урале пережили кризис в основном brownfield-проекты (таких 74%), тогда как почти половина из числа закрытых/замороженных - проекты greenfield. В годы экономического падения на Урале предприятия отказывались от нового строительства «в чистом поле», инвестируя в развитие действующих производств. Этим отчасти объясняются и низкие темпы восстановления инвестиционной активности. Эпоха высокой конъюнктуры, когда компании благодаря большой марже могли брать на себя финансирование инфраструктурных вопросов по новым площадкам, завершилась. Так что теперь без активного участия государства greenfield-проекты, а значит, надежды на ускоренное восстановление и диверсификацию экономики, обречены.

Кроме того, дисбаланс между greenfield и brownfield подтачивают и оптимизационные перспективы развития экономики: работа в рамках прежних промплощадок по сути консервирует прошлую неэффективность.

И с этой точки зрения промышленная площадка Титановой долины - хороший вестник стремления государства интенсифицировать инвестиционный процесс путем взятия на себя затрат по инфраструктурным издержкам. Надеемся, что она станет сильным катализатором для появления большего числа greenfield-проектов на территории Свердловской области. Ирония судьбы в том, что сегодня именно обустройство промплощадки Долины качественно и в срок вызывают наибольшие опасения. Да и для создания эффективного промышленного парка вовсе нет нужды вводить режим особой экономической зоны.

Дополнительные материалы:

Пешком за поездом

Сергей ПриходькоРоссия начала создавать особые экономические зоны слишком поздно. В современных условиях гораздо больший эффект дадут таможенные зоны беспошлинной торговли, уверен исполнительный директор Института экономики переходного периода им. Е.Т. Гайдара Сергей Приходько.

- Сергей Вадимович, прошло пять лет с момента создания первых экономических зон в России. Насколько эффективны эти образования?

- Специфика в том, что когда в России начали создаваться ОЭЗ, они уже никому не были нужны. Это надо было делать лет 20 назад. Именно так поступили, например, китайцы. Они создали ОЭЗ как остров рыночной экономики в бушующем море социализма. На территории социалистического государства появились революционно новые условия ведения бизнеса: свободное хождение валюты, упрощенное применение трудового законодательства, свободное ценообразование. Параллельно с этим государство вложило деньги в инфраструктуру ОЭЗ. В итоге для инвесторов, в первую очередь национальных китайских, стало очевидно, что развивать бизнес нужно именно на территории ОЭЗ, где они получат уникальные условия.

Если все же говорить об успехе создаваемых у нас зон, то, на мой взгляд, самыми жизнеспособными стали технико-внедренческие (инновационные) ОЭЗ. На второе место я бы поставил только зарождающиеся транспортные (портовые). На троечку оценил бы результаты деятельности промышленно-производственных зон. И абсолютно нежизнеспособными показали себя курортно-рекреационные (туристические): результат их работы фактически нулевой.

Основные проблемы слабости таких образований, на мой взгляд, две. Федеральный закон об ОЭЗ не предлагает резидентам никаких особых льгот. Вместе с тем мы так и не стали свидетелями крупных бюджетных вложений в инфраструктуру для создания условий ведения бизнеса в ОЭЗ. В итоге зоны промышленного типа в Алабуге и Липецке столкнулись с отсутствием потока инвесторов, на который они рассчитывали. Надежды на промышленный кластер (Липецка с Тольятти, например) тоже не оправдались. Поэтому показатели привлечения резидентов сейчас несамостоятельны и во многом зависят от активности административного ресурса: сверху сказали набрать резидентов, и в ОЭЗ помещают слабые, непрорывные компании.

- Что могло бы обеспечить естественный приток инвесторов?

- Поскольку налоговые преференции определены законом, в этом направлении практически ничего сделать нельзя. Остаются два фактора. Первый - государственные инвестиции в инфраструктуру, полная подготовка площадки, чтобы инвестору не приходилось думать о том, хорошие ли дороги, хватит ли электроэнергии. Второй - административные «льготы». Точнее, нормальное администрирование процессов, связанных с реализацией инвестпроекта: быстрое проведение экспертизы, сжатые сроки согласования, отсутствие откатов. Инвесторы даже скорее пойдут на слухи о том, что в каком-то регионе административные вопросы решаются за десять дней, а не за десять месяцев, чем на созданную инфраструктуру. Есть яркие примеры, когда регион становился магнитом без создания ОЭЗ. Например, феномен экс-губернатора Новгородской области Михаила Прусака, которому удалось отладить систему прямого регулирования административных процессов вице-губернаторами. Фактически инвестпрограммами стали управлять в ручном режиме, и инвесторы пошли в регион.

- В таком случае, какой смысл в ОЭЗ сейчас?

- С точки зрения экономики - практически никакого. Единственный мотив их создания может быть у региональных властей, которые таким образом рассчитывают на получение из федерального центра целевых денег на развитие территории. Под этим флагом у регионов больше возможностей выбить государственные инвестиции в инфраструктуру, подготовить лучшие условия для потенциальных инвесторов.

- И какая форма ОЭЗ актуальна?

- Если говорить о зонах, то наиболее перспективны транспортные с режимом свободной таможенной зоны. Нужно освободить промышленность и торговлю от уплаты значительных пошлин до того, как они приступят к реализации товара или к его производственному потреблению. Такой механизм давно развивается во многих странах.

ОЭЗ уже практически нигде не создаются. Исключением являются некоторые образования для поддержки депрессивных территорий посредством обеспечения для резидентов льгот с целью привлечения инвестиций и организации рабочих мест. Но это уже другой подход, ориентированный на развитие внутренних территорий, а не повышение экспортного промышленного потенциала.

Подготовила Евгения Еремина

Зоны уверенного приема

Процесс создания особых экономических зон в Китае опирался на самостоятельность местных властей. В 1980 - 1988 годах в Китае было создано пять специальных экономических зон (СЭЗ): Шэньчжэнь, Чжухай, Шаньтоу (провинция Гуандун), Сямэнь (провинция Фуцзянь) и провинция Хайнань. К середине 90-х на их территории было зарегистрировано порядка 40 тыс. предприятий, а суммарный объем внешнеторговых операций резидентов СЭЗ составил 55 млрд долларов (около 20% всего внешнего товарооборота КНР).

Наиболее ярким примером эффективного экономического развития СЭЗ стала зона Шэньчжэнь. Официальный статус территория в 327,5 кв. км получила в августе 1980 года. С 1980 по 2001 ежегодный прирост ВВП СЭЗ составил 29,5%, промышленной продукции - 45%, внешней торговли - 39%. Ежегодный прирост реальных иностранных инвестиций - 28%.

Административная поддержка
Цели создания СЭЗ разнонаправлены: от привлечения иностранного капитала, техники и технологий, мобилизации финансовых возможностей китайской эмиграции и увеличения выручки от экспорта до стимулирования экономических реформ, эффективного использования природных ресурсов и ускоренного развития районов страны.

Власти провинций наделены гораздо большей самостоятельностью, нежели госорганы. В частности, они могут самостоятельно утверждать проекты стоимостью до 30 млн долларов (более дорогие требуют согласования Госсовета КНР). Утверждение проекта проходит по следующей схеме: компания или партнеры, намеренные открыть совместное предприятие (СП) на территории СЭЗ, подают заявку с расчетами оценки капиталовложений, необходимого земельного участка, инфраструктуры и описанием предполагаемых каналов сбыта. Затем получают визу городского народного правительства, лицензии таможни, разрешение на открытие дела от муниципального бюро торгово-промышленной администрации и составляют список необходимого импорта. Благодаря административной автономии местных властей и комплексному характеру органов управления СЭЗ, ликвидирующему межведомственные барьеры, процедура проще и эффективнее, чем в других регионах КНР.

СЭЗ и зоны технико-экономического развития изначально создавались по принципу отказа от государственных централизованных капиталовложений (в СЭЗ Шэньчжэнь, например, за счет центрального бюджета было профинансировано только строительство здания таможни на границе с Гонконгом, а также забора, отделяющего СЭЗ от внутренней части Китая). Единственным исключением стал Пудун, на развитие которого выделяются значительные средства из центрального бюджета. Однако декларируемый принцип опоры на иностранные инвестиции не оправдал себя: к началу 2000-х годов иностранные капиталовложения составили лишь 24% от всех инвестиций. Еще 22% пришлось на внутренние кредиты, 7% - деньги китайских предприятий, 10% - бюджетные ассигнования.

Налоговые льготы
СП не освобождены в СЭЗ от подоходного налога, налогов на добавленную стоимость, на транспортные средства, на операции с недвижимостью, также они оплачивают акцизы и таможенные пошлины (при экспорте НДС и акцизы не взимаются). В то же время компаниям, реинвестировавшим в Китае прибыль на срок не менее пяти лет, возвращается 40% от уплаченного подоходного налога. СП, действующие в низкорентабельных отраслях (например в сельском хозяйстве), и СП, созданные в отдаленных, отсталых районах, могут получить скидку с подоходного налога в размере 15% - 30% на десять лет после пятилетнего полного или частичного освобождения от его уплаты. На Хайнане СП в инфраструктуре и сельском хозяйстве в течение 15 и более лет могут освобождаться от подоходного налога в первые пять прибыльных лет и уплачивать 50% его с 6-го по 10-й годы.

Юридическое лицо, инвестировавшее свыше 5 млн долларов, предоставившее передовую технологию или занимающееся бизнесом с медленным оборотом капитала, может обратиться с просьбой о частичном или полном освобождении от налога.

Также НДС не взимается с производственного оборудования, ввозимого иностранным участником СП в счет своей доли инвестиций, с сырья, полуфабрикатов, деталей, запчастей, компонентов и упаковочных материалов, импортируемых для производства продукции на экспорт, с любого производства экспортных товаров, кроме нефти, нефтепродуктов.

В различных зонах местные власти могут предоставлять совместным предприятиям дополнительные налоговые льготы при условии, что они касаются налогов, поступающих в местные бюджеты (подоходный налог, налог на транспортные средства), или местный бюджет возмещает центральному средства, недополученные из-за льгот по НДС.

Источник: Доклад органов власти провинции Хэйлунцзян; доклад С.В. Приходько и Н.П. Воловик «Особые экономические зоны»

Для участия в проекте потенциальный резидент должен заключить с правительством области соглашение о намерениях, пройти процедуру утверждения инвестиционного проекта в Минэкономразвития РФ. Далее проект рассматривается наблюдательным и экспертным советами, которые выносят положительное или отрицательное решение. Последним этапом является подписание соглашения с управляющей компанией о ведении промышленно-производственной деятельности на территории ОЭЗ.

Дополнительные материалы

Концепция создания и развития ОЭЗ ППТ «ТИТАНОВАЯ ДОЛИНА»

Комментарии

Материалы по теме

СОБЫТИЯ - 2010

Учиться не дышать

Точки на полях

Привет Адаму Смиту

Заведомо худшие условия

Новости «ИННОПРОМ-2011»

 

comments powered by Disqus