С теплом худо

С теплом худо Необходимо законодательное закрепление общих принципов организации экономических отношений в теплоснабжении, а также формирование основ госполитики в этой сфере.

Дешевые энергоресурсы были основным конкурентным преимуществом отечественной экономики, они послужили базой экономического роста после дефолта 1998 года. Но с повышением мировых и внутренних цен на энергоносители эти преимущества все более терялись, уровень рентабельности и инвестиционной привлекательности проектов падал. На производство одной тонны металла мы тратили в два раза больше энергии, чем в развитых странах. А цены обещали расти и впредь. Поэтому 4 июня указом нового президента Дмитрия Медведева энергосбережение и энергоэффективность были объявлены стратегически важными, поставлена задача снизить энергоемкость производства на 40%. Все вдруг ударились этим заниматься. А в августе заполыхал кризис, и стало очевидно: энергоэффективность - уже просто вопрос выживания. Какими будут цены на энергоресурсы после кризиса, не берется прогнозировать никто (помимо обвала цен на нефть весной возможен обвал цен на газ). Очевидно одно: эпоха дешевых энергоресурсов закончилась. Так за работу?

Почему тепло не товар

За какую именно? Законодательной базы нет. Закон об энергосбережении от 3 апреля 1996 года безнадежно устарел. Дмитрий Медведев поручил правительству срочно разработать и внести в Госдуму законопроекты, предусматривающие экономические механизмы, стимулирующие предпринимателей применять энергосберегающие и экологически чистые технологии. Законопроект «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» 21 ноября принят в первом чтении и отправлен на доработку.

Как утверждает президент некоммерческого партнерства «Российское теплоснабжение», генеральный директор ОАО «ВНИПИ­энергопром» Виктор Семенов, большой потенциал для энергосбережения заложен в сфере теплоснабжения. В связи с этим требуется реформирование отрасли.

В законопроекте «О теплоснабжении» остается нерешенным главный вопрос - кто собственно за эту сферу отвечает, отсутствует прорисовка структуры исполнительной власти. Текущая версия проекта плохо проработана, за три месяца ее должны дожать. Внутри министерства энергетики отсутствует структура, которая занимается вопросами теплоснабжения. Надо принципиально решить - либо это дело государства, либо рыночного профессионального сообщества. Это ключевая развилка в российских руководящих головах. Поэтому задачи теплоснабжения не решены энергореформой.

Отрасль долго ждала стратегических инвесторов, но они попали в законодательный вакуум.

- Нам не дает работать в полную силу отсутствие закона о теплоснабжении, - признается генеральный директор ОАО «ТГК-10» Дмитрий Новоселов (93% акций генератора теперь принадлежат финскому концерну Fortum). - Прямое следствие этого - экономически необоснованные тарифы. Юридически тепловая энергия пока товаром не является. Хотя экономика компании формируется в рыночной среде. Тарифы же на тепловую энергию устанавливаются в каждом регионе отдельно в рамках заданного ФСТ коридора.

К сожалению, с введением тарифов на 2009 год не были полностью проиндексированы обоснованные затраты нашей дочерней Уральской теплосетевой компании (УТСК), которая работает в Челябинском и Тюменском регионах. В итоге в этом году будет приостановлено поэтапное снижение перекрестного субсидирования между теплом и электричеством, между промышленными потребителями и населением. Это поставит УТСК в трудное положение: компания должна за счет продажи товара начислять зарплату коллективам тепловых сетей, проводить необходимые ремонты, реконструкцию, оплачивать топливо для станций и котельных. В конечном счете, необоснованность тарифов приводит к недостаточному финансированию ремонтов и материалов, а от этого страдает надежность.

Генеральный директор ОГК-1 Владимир Хлебников говорит о том же:

- Затраты генерирующих компаний на производство тепла, на топливо увеличиваются в связи с ростом цен и инфляцией. Выработка тепла при «социально ориентированных» тарифах, которые устанавливают региональные комиссии, убыточна по всем регионам.

Еще одна тревожная тенденция - сокращается объем отпуска тепла станциями, которые раньше входили в систему РАО. Это связано с двумя причинами: первая - теплые зимы, вторая - многие предприятия и муниципальные образования, добившись лимитного газа, построили собственные котельные. Но чем меньше вырабатывается тепла, тем больше удельная стоимость одной гигакалории.

Например, в 1999 году при комбинированной выработке потребление тепла Первоуральской ТЭЦ достигло 1,8 млн Гкал. Затем оно сократилось до 1 миллиона в результате перераспределения выработки тепловой энергии на локальные источники: неподалеку от трех труб ТЭЦ выросли шесть частных. В результате коэффициент полезного использования топлива (это универсальная характеристика для теплоэнергоцентралей) упал с 62 до 59%. Вроде бы немного, но энергетики получили удорожание производства.

Появление в многоквартирных домах локальных систем отопления и горячего водоснабжения с установкой газовых котлов и самовольным отключением от централизованной системы теплоснабжения на 30% снижает эффективность ее работы из-за разрегулировки, уменьшает пропускную способность трубопроводов и требует прокладки дополнительных теплотрасс.

Ненаправленное тепло

В Краснотурьинске (Свердловская область) создали лабораторию, контролирующую энергопотребление, и фактически подтвердили: потребители переплачивали компаниям, обеспечивающим их теплом, вдвое. Но вместо сокращения расходов при производстве в стране упорно повышают тарифы: нет экономических стимулов вырабатывать, транспортировать и распределять тепло эффективно. Даже общеизвестные 40% потерь при доставке плюс те, что возникают в домовой разветвленной системе, до сих пор мало кого волновали. Почему? Потому что накопленная дебиторская задолженность в связи с неэффективным использованием энергии ложится на всех потребителей. Ну не может энергетик, купив газ, выработав энергию и передав ее в муниципальные сети, не получить деньги. И не важно, что половина тепла потерялась. Он их и получает, пусть через год или два: когда задолженность списывается, она закладывается в тарифы - тогда платит каждый из нас.

Как утверждает первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по энергетике Леонид Симановский, производство тепла в России выглядит так: централизованные источники дают 71,5%, в том числе тепловые электростанции - 29,3%, котельные - 53,9%, прочие - 16,8%. Основным источником тепла в централизованной системе теплоснабжения являются теплофикационные энергоблоки на электростанциях. Децентрализованные источники производят 28,5% по России, из них котельные - 38,2%, автономные теплогенераторы - 51,8%.

Соответственно концепции рассредоточенной застройки городов, принятой несколько десятилетий назад и действующей по настоящее время, с развитием системы централизованного теплоснабжения резко увеличилась протяженность теплотрасс, подорожало строительство. В растянутых сетях затраты на транспорт тепла достигают 40% от его себестоимости. При этом протяженность нуждающихся в замене трубопроводов растет быстрее общей длины тепловых и паровых сетей. Проблема замены изношенных на 70% теплотрасс стоит крайне остро.

Теплоснабжающие организации и даже их новые собственники не могут самостоятельно провести необходимое техническое перевооружение системы централизованного теплоснабжения: они ограничены регулируемыми тарифами на тепло, ориентированными на низкую платежеспособность основных потребителей. Кроме того, темпы роста цен на энергоносители и оборудование, теплоизоляционные материалы не соответствуют темпам повышения тарифов.

Действующая система централизованного теплоснабжения не имеет базовых стимулов для повышения эффективности, экономии энергоресурсов, подключения новых потребителей, сбережения тепла при потреблении. Вот и приходится потребителю оплачивать неэффективность всей системы. В проигрыше оказывается государство: альтернативное использование топлива может быть существенно выгоднее. Нам же нравится продавать газ на внешних рынках по ценам, в несколько раз превосходящим внутренние.

Кризис предлагает поторопиться

После того, как государство определится с «критической развилкой», будет ясно, какой закон о теплоснабжении страна получит. Реальные проблемы этого сектора обсуждаются уже несколько лет, к сожалению, серьезного продвижения нет. Может быть, кризис предложит спорящим поскорее определиться. Противники закона «О теплоснабжении», рассказывает Виктор Семенов, ссылались на то, что, во-первых, рынок сам все «разрулит», вплоть до того, что каждый потребитель в своей квартире будет выбирать, от какой ТЭЦ ему отапливаться, хотя это технически не осуществимо.

Во-вторых, якобы не нужен специальный закон, когда есть другие рамочные законы, через которые можно все отрегулировать. Наоборот, уверен Виктор Семенов, закон «О теплоснабжении» нужен, чтобы устранить сложнейшие неувязки с реформами ЖКХ, Газпрома, энергетики, административного управления и экологическими проблемами.

По словам Леонида Симановского, группа разработчиков законопроекта пришла к выводу, что принципиальные направления, определяющие надежность и эффективность теплоснабжения, таковы. Во-первых, нужно распределение полномочий и ответственности между федеральными, региональными и муниципальными уровнями. Во-вторых, требуется долгосрочное планирование теплоснабжения на региональном и муниципальном уровнях.

В-третьих, принципиально важно закрепить законом применение двух ставок тарифов для теплоисточника: на используемую заявленную мощность (будет включать затраты на содержание источника) и на отпущенную энергию (затраты на топливо и электроэнергию на собственные нужды). Такой подход позволит обеспечить теплоисточник средствами для его содержания, сделает более гибким и прозрачным ценообразование.

Такой же подход необходим для определения цены транспорта тепловой энергии от источника до потребителя, включая ставку на пропускную способность (мощность теплосети) и доставленные теплоносители. Конкуренция в теплоснабжении возможна и необходима. Значит, рулить должен рынок?   

Партнер приложения
МРСК_Урала

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus