Пляска тарифов

Пляска тарифов Тарифы в электроэнергетике становятся все менее устойчивы: они пересматриваются по решению правительства РФ, а следом в регионах - в зависимости от ситуации. Степень неопределенности в планировании бизнеса нарастает.

Тарифы на услуги естественных монополий стали одной из самых горячих тем последних недель. Ранее необходимость их ускоренной индексации энергетики объясняли масштабными инвестпрограммами. Затем кризис перекроил уже готовую версию. О тарифной политике мы разговариваем с заместителем председателя Региональной энергетической комиссии Свердловской области (РЭК) Надеждой Запорожец.

- Надежда Викторовна, какие факторы определяют тарифную политику в этом году?

- Тарифы на электроэнергию складываются из затрат на ее покупку, оплату услуг передачи и услуг, обусловленных функционированием оптового рынка, а также сбытовой надбавки. Затраты на покупку и оплату услуг на оптовом рынке формируются исходя из тарифов, утверждаемых федеральной службой по тарифам (ФСТ) и составляют 77% в общей структуре. 23% затрат складываются на региональном рынке: из них 19% приходится на услуги передачи энергии по распределительным сетям и 4% - на услуги сбытовых организаций. Естественно, самое большое влияние на тарифы оказывают федеральные факторы и прежде всего стоимость энергии, покупаемой на оптовом рынке.

Особенность тарифного регулирования на 2009 год заключалась в том, что впервые РЭК по Свердловской области пришлось пересматривать первоначально принятые 7 ноября 2008 года тарифы, утвержденные со средним ростом на 13,6%. 23 декабря мы были вынуждены утвердить новые, которые превысили уровень, действовавший в 2008 году, в среднем на 26,2%.

- Почему так произошло?

- Тарифы мы утверждали до принятия закона о бюджете Свердловской области: хотели как можно раньше довести их до потребителя и сбытовых организаций.

Необходимость ускоренной индексации, напомним, ранее объяснялась масштабными инвестпрограммами естественных монополий. Вложения этих компаний должны были составить треть от общего объема инвестиций по стране. Но оказалось, что в тот же день, 7 ноября, ФСТ внесла изменения в сводный прогнозный баланс электрической энергии (мощности), снизив объем электроэнергии, который будет реализован на розничном рынке, за счет дополнительного вывода потребителей на оптовый рынок. Это привело к росту сбытовой надбавки. Затем уже в декабре были утверждены индикативные тарифы на электроэнергию, покупаемую с оптового рынка: они выросли вместо ожидавшихся 18% на 26%. Естественно, это не могло не отразиться на тарифах розничного рынка. К тому же, в конце года сетевые и сбытовые организации сообщили о снижении суммарной величины заявленной мощности потребителей на 8%. По этим причинам РЭК Свердловской области, не меняя затраты, которые регулируются в регионе, 23 декабря утвердила новые тарифы (они опубликованы в «Областной газете» 1 января).

Таким образом, на увеличение тарифов в основном повлияли два фактора: во-первых, удорожание покупки электроэнергии на оптовом рынке, во-вторых, снижение заявленной мощности потребителей. При этом, подчеркну, предельный уровень тарифов для Свердловской области не изменился -19%. Дороже стала только поставка электроэнергии для потребителей, запитанных на розничном рынке. Ряд крупных потребителей, в частности алюминиевые предприятия, покупают электроэнергию непосредственно на оптовом рынке по регулируемым договорам. Вот у них тарифы существенно снизились.

- Каким образом сложились тарифы на тепловую электроэнергию?

- Они также изменены в конце года, но в сторону понижения. 27 октября были утверждены все тарифы на тепловую энергию со средним ростом на 21%, исходя из прогнозируемых в апреле 2008 года параметров Минэкономразвития России. Но в декабре правительство Российской Федерации поддержало предложения Мин­экономразвития о плавном (поквартальном) повышении оптовых цен на природный газ и снижении темпов роста тарифов на железнодорожные перевозки. Эти два фактора и привели к падению тарифов.

В связи с тем, что приказ ФСТ России о снижении цен на природный газ был принят только 24 декабря, пересчитывать тарифы на тепло на 2009 год почти для 600 организаций нам пришлось ценой сильнейшего напряжения наших сотрудников все остававшиеся дни до Нового года, включая 31 декабря. Зато удалось снизить тарифы в целом по Свердловской области на 20 - 30 рублей за Гкал, или на 2%.

- Сказывается на тарифной политике кризис?

- Пока нет. Тарифы, введенные в действие с 1 января 2009 года, утверждены в рамках докризисной ситуации исходя из объемов полезного отпуска, сформированного на 1 апреля 2008 года и установленного в августе. Кризис сказывается на энергетической отрасли отрицательно, так как в результате падают объемы потребления электрической и тепловой энергии. Реальные показатели снижения энергопотребления на 2009 год пока невозможно определить: нет надлежащей статистической отчетности.

- Фактически оно есть?

- При формировании тарифов на 2009 год мы исходили из предшествующей кризису динамики и заложили рост энергопотребления на 4%. На самом деле по сигналам, которые поступают от предприятий, происходит падение. Следовательно, энергетики не получат запланированную выручку.

- Сколько не соберут?

- Комментировать не могу: не располагаю необходимой информацией.

На всех не размажем

- Промышленники требовали снизить тарифы на тепловую энергию, ссылаясь на сложное положение предприятий. Им навстречу не пошли. Почему?

- Чтобы заморозить тариф на тепло, нужно заморозить и все его составляющие: цены на топливо, заработную плату энергетиков, расходы на ремонты и материалы, и так далее. То есть абсолютно все затраты, в том числе и инвестиции.

Есть и другие пути. Первый (к сожалению, в условиях кризиса нереальный) - повышение энергопотребления соразмерно росту затрат. Второй - компенсация роста затрат за счет государства. Но ведь кризис не затрагивает все отрасли экономики в равной степени. Наверное, правильнее оказывать помощь конечным потребителям, которые в ней действительно нуждаются, а не замораживать тарифы на энергию для всех. Тем более что доля расходов на энергию, а соответственно и влияние на результаты деятельности в различных отраслях экономики не одинаковы.

На данный момент в электроэнергетике не произошло никакого снижения и замораживания тарифов. Лишь сглажен их рост на природный газ, что способствовало уменьшению на 2 - 3% тарифов на тепловую энергию.

- Правительство РФ заявило, что намеревается корректировать планы по тарифам естественных монополий в зависимости от ситуации. Теперь поправки по тарифам будут вноситься не раз в год, а раз в квартал?

- Когда экономика нестабильна, тарифы необходимо корректировать чаще. Основа для таких изменений заложена в федеральном законе о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию. Раньше предусматривалось, что тарифы должны утверждаться до принятия закона о бюджете и в течение года не меняться, но теперь эти нормы из закона изъяты: тарифы пересматриваются по решению правитель­ства РФ. ФСТ России меняет предельные уровни, а органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в течение месяца приводят свои нормативные акты в соответствие с ними. Теперь слово за правительством России. На сегодняшний день действуют все те же правила государственного регулирования и применения тарифов на электрическую и тепловую энергию, согласно которым срок действия тарифов не может быть менее одного года.

Возможно, в связи со снижением объемов полезного отпуска придется опять изменять тарифы. Мы направили запрос в ФСТ России о возможности такого пересмотра в текущем году, ждем ответа.

- Кому будет выгодна корректировка?

- Тревогу забили промышленные предприятия, настаивая на оплате пониженных значений мощности, отказе от инвестиций в энергетику. Дескать, у нас резкий спад производства, на 30%, пусть кто-то облегчит нашу участь. По большому счету это предложение выглядит примерно так: давайте ухудшение показателей ряда потребителей «размажем» ровным слоем на всю область, на всех разделим отрицательные последствия кризиса. Насколько это правильно, не берусь судить.

Если мы сегодня полностью откажемся от инвестиций, то, возможно, тарифы снизятся на 4%. Но спасет ли это потребителей? И не компенсируется ли снижение суммарных затрат ростом удельных расходов из-за падения энергопотребления? Чтобы принимать решение об исключении инвестиций, нужно взвесить все факторы. В том числе: последствия отказа от инвестиций, когда ситуация в экономике нормализуется, а также последствия замораживания строительства уже начатых объектов.

Мы сделали запрос в министерство энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Свердловской области о возможности корректировки согласованных инвестиционных проектов, но конкретных предложений пока не получили. Следовательно, на сегодняшний день нет ни нормативных, ни экономических оснований для изменения тарифов на электрическую и тепловую энергию. 

Партнер приложения
МРСК_Урала

 

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus