Люди за бортом

Люди за бортом В городах с одним-двумя градообразующими предприятиями усиливается социальная напряженность: число безработных растет, предприятия останавливаются, налоговых доходов не хватает. Поддержка моногородов государством необходима: иначе их захлестнут акции недовольных

- Куды прешь, скотина! - дед в мохнатой шапке с красной звездой пытается клюкой зацепить меня за ногу. - Мы тут весь день стоим, а ты с порога в дверь мордой тычешь!..

В центре занятости населения города Верхний Уфалей, что в Челябинской области, давки нет, но очередь плотным кольцом взяла в осаду кабинеты специалистов, оформляющих пособия по безработице. «Может, это обычай такой - всех безработных, встающих на биржу труда, матом крыть?» - думаю я и готовлюсь к худшему: пинать будут, так хоть фотоаппарат спасти.
Однако вдруг люди расступаются, шарахаются от меня как от прокаженного: «На тунеядца не похож, значит, сокращенный», - гудит толпа. «Сокращенных без очереди, иди», - и тот же старик подталкивает меня клюкой к двери.  

Прямая зависимость

Ажиотаж в центре занятости объясним: с нового года число безработных выросло почти в два раза. 360 человек для города с населением менее 35 тысяч - цифра внушительная. Что будет, когда на одном из двух градообразующих предприятий, Уфалейникеле, начнутся массовые сокращения (более 50 человек в месяц) - представить страшно.

В конце октября 2008 года из-за трехкратного падения цен на никель комбинат остановил все плавильные печи. В вынужденные отпуска была отправлена большая часть работников, около 3 тыс. человек. По мнению горожан, а у каждого в семье есть человек, так или иначе связанный с Уфалейникелем, социального взрыва удалось избежать только благодаря тому, что предприятие сохранило за работниками две трети заработной платы. «У меня при зарплате в 20 тыс. рублей одних кредитов на 12 тысяч, если бы совсем без денег оставили, пришлось бы воровать», - вполне серьезно утверждает мой собеседник на автобусной остановке.

В феврале предприятие планировало высвободить 230 человек, позже цифра сократилась до 190. По словам главы Верхне-Уфалейского городского округа Юрия Зайцева, в начале февраля две из пяти печей предприятие все же запустило. Промышленно-металлургический холдинг, в состав которого входит комбинат, получил дотации от государства и реанимировал производство. Но другие печи не заработают, поэтому сокращений избежать не удастся. Городской бюджет уже урезан на 80 млн рублей до 550 миллионов.

Увольнения грядут и на другом градообразующем гиганте - Уфалейском заводе металлургического машиностроения. Здесь высвобождение сотрудников поделено на несколько этапов, в ближайшие три месяца будет сокращено более 80 человек.

В службу занятости поступают заявки и от менее масштабных предприятий, которые собираются уменьшить штат на три-пять работников. Суммируем: в феврале число безработных перевалит за 600 человек. Куда они пойдут? Что сможет им предложить служба занятости?

Тридцать человек на вакансию

- это данные до массовых сокращений. Будет до 60 человек. В числе рабочих мест - младший воспитатель детского сада. Металлургу такая профессия вряд ли подойдет. Сдержать волну протеста позволят повышенные пособия по безработице, которые начисляются исходя из суммы бывшей зарплаты. Вместо 800 рублей, положенных безработным, наш вчерашний металлист получит чуть больше 5 тысяч. Для города небольшого, где почти у каждого разбит приусадебный участок, сумма достаточная, чтобы избежать крупных социальных последствий. В чем подвох?

На большое пособие могут рассчитывать только те, кто был сокращен, а не уволен по собственному желанию. А примеров, когда собственники просили заводчан написать заявление самостоятельно, хоть отбавляй. Есть и еще одно препятствие. Сокращенному нужно в течение 14 календарных дней встать на учет в службу занятости, если он опоздает, рассчитывать сможет только на минимальные деньги, предприятие такому безработному доплачивать не будет.

Понятно, что ставить в известность высвобожденных сотрудников о такой мелочи собственники не собираются. Но «сарафанное радио» работает, в один из дней на учет придут вставать человек двести. Службы к наплыву (по крайней мере, по словам специалистов) готовы: сокращенные пойдут без очереди, штат «оформителей» увеличат. Однако и такое пособие - временное решение проблемы: 5 тыс. рублей положены в течение года, дальше извольте работу найти. А ведь вряд ли через год предприятия наберут докризисные обороты и смогут вернуть уволенных. Получается, проблему оттягиваем, но не решаем.

Каждому металлургу по бизнесу

«Создание дополнительных рабочих мест» - как эту фразу любят чиновники! Мы с вами прекрасно понимаем, что в небольших муниципалитетах это практически нереально. Власти ссылаются на поддержку малого предпринимательства: в бюджете города на эти цели предусмотрено 200 тыс. рублей. С помощью бюджета Челябинской области она может вырасти до 300 тысяч. Многочисленные программы развития малого бизнеса декларируются, но реальной поддержкой можно назвать лишь выплату процентов по кредитам, взятым предпринимателями.

Уповать на бизнес, который вдруг поднимется и пойдет километровыми шагами, не стоит. В очереди в службу занятости полно вчерашних продавцов-консультантов, которых тот же предприниматель и уволил, встав к прилавку самостоятельно, чтобы сократить затраты.
Те, кому предстоит искать судьбу на бирже труда, поговаривают, что государство якобы обяжет производственников использовать попавших под сокращение на непрофильных работах, например уборке территорий. При этом им будет положена минимальная зарплата, которая раз в шесть превышает минимальное пособие. Но вряд ли всем двум сотням высвобожденных позволят снег на заводском дворе убирать. Да и пока это лишь предложение, которому предприятия противятся как могут.

Как ни крути  

Выход-то какой? Как решить проблему занятости населения? У моногородов стало намного меньше собственных налоговых доходов, а у их спонсоров-корпораций больше нет возможности финансировать огромные социальные обязательства из своего кармана. Государству в 2009 году придется вернуться в города-заводы как единственному значимому донору, чтобы накормить в кризис территории, питавшие во время экономического подъема всю страну.

Моногородам понадобятся дополнительные по сравнению с 2008 годом средства на предупреждение и борьбу с последствиями социального недовольства. И это серьезная проблема: население здесь имеет существенно меньшую по сравнению с остальным территориальную мобильность и существенно большую склонность к качественной организации протестных акций. Федерации необходимо направить помощь адресно, через механизм межбюджетных трансфертов, на восполнение выпадающих доходов моногородов, где градообразующие предприятия находятся в кризисе. Если она этого не сделает - этого не сделает никто. Бизнес, в последние десять лет замещающий собой государство, в ближайшие годы точно будет не в состоянии действовать в прежнем режиме.

Популярные на федеральном уровне разговоры о том, что социальные обязатель­ства на этих территориях раздуты, что жить надо по средствам, а планировать бюджеты консервативно, несостоятельны. Не секрет: и регионы, и муниципалитеты в последние пять лет неоднократно просили Минфин разрешить им по Бюджетному кодексу формировать из своих сверхдоходов стабилизационные, резервные фонды - копилки на черный день. Федерация наотрез отказывалась, мол, формирование копилки - за мной, я на всех накоплю, а когда будет плохо - приходите, поделимся.

Пора пришла - делитесь.     

Комментарии

Материалы по теме

«Урал промышленный - Урал Полярный» готовится открыть вакансии

Медным тазом

Неучтенные жители

Роструд выделит Свердловской области 1,6 млрд рублей

Волков не бояться

Будем как в Зимбабве

 

comments powered by Disqus