Высшая лига

Высшая лига

Фото: Андрей Порубов

Проектное финансирование становится реально работающим финансовым инструментом. Однако воспользоваться им могут далеко не все потенциальные заемщики: для этого необходимо «угадать рынок» на 5 — 7 лет вперед

Благодаря экономической стабильности, а также в целом удачной конъюнктуре внешних и внутренних рынков, бизнессообщество получило возможность просчитывать развитие на несколько лет. И хотя в теории банковского финансирования период от трех до семи лет считается среднесрочным, участники российского рынка осознают: в условиях бурно меняющейся действительности это перспектива долгосрочная, в глубинах которой прячется сжатая до поры до времени пружина рисков. И эти не очевидные, но непременно ожидаемые риски заставляют осторожничать всех, кто не хочет жить лишь сегодняшним днем.

С одной стороны, предприятия различной производственной направленности, а также торгово-сервисной сферы активно реализуют масштабные проекты расширения, модернизации и реконструкции. Наряду с собственными средствами и вложениями стратегических инвесторов они используют ресурсы, привлеченные с финансовых рынков (IPO, выпуск долговых обязательств, банковские кредиты). С другой — банки сделали среднесрочные кредиты под инвестиционные нужды стандартным и технологичным финансовым продуктом. На первый взгляд, схема отлажена и действует исправно. В качестве источников погашения используются денежные потоки от действующего бизнеса, а обеспечением заемных средств зачастую служат имеющиеся до начала реализации проекта активы предприятия или поручителя.

Проблема, однако, в том, что для реализации классического проекта — с нуля — деньги попрежнему найти трудно. Источником погашения и обеспечения займа в данном случае являются «гости из будущего» — элементы бизнеса, возникающие в ходе выполнения проекта. В этом контексте выход на проектное финансирование — своего рода «высокая мода» как для его инициатора, так и банковского бизнеса. Проектное финансирование сопряжено с гораздо более высокими рисками, нежели среднесрочное инвестиционное кредитование, поэтому стороны, которые берутся за этот инструмент, входят в весьма узкий круг «высшей кредитной лиги».

Реально ли получить проектное финансирование в современных условиях? Сложно, однако возможность есть. Главное — заранее осознать масштаб процедуры, причем не столько реализации проекта, сколько его подготовки.               

Проектное финансирование: вид сверху

Участники рынка сходятся во мнении, что минувший год стал на Урале годом становления проектного финансирования в его «чистом» понимании: когда речь идет именно о проекте, начинаемом с нуля, и когда этот проект по мере реализации становится источником погашения банковского кредита. Разумеется, кредиты, так или иначе подпадающие под определение проектного финансирования, выдавались и раньше, однако большинство из них связаны с уже действующим бизнесом, с чистого листа создающим новый.  

Опрос крупнейших участников рынка проектного финансирования показал: деньги идут, как правило, в ограниченный круг наиболее рентабельных отраслей. Приоритетны, например, пищевая (перерабатывающая) промышленность, строительный сектор (производство стройматериалов в интересах местных застройщиков), сфера услуг (торгово-развлекательные и офисные центры), транспортная инфраструктура, логистика. Есть мнение, что высоко рентабельными и, соответственно, быстро окупаемыми (при выполнении ряда условий) могут быть инвестиции в металлургию, машиностроение, агробизнес, гостиничное хозяйство. 

Любопытно, что при совпадении понимания приоритетов подходы к осуществлению проектного финансирования у банков разные. Возможно, поэтому не все опрошенные банки согласились на упоминание своего имени в этой статье. Скажем, один из таких «анонимов», декларируя активное проектное финансирование и рост «в разы и даже десятки раз», особо подчеркивает, что… не кредитует бизнес с нуля. Это лишний раз доказывает: вступление потенциального заемщика на тернистый путь проектного финансирования еще не означает автоматически успешного прохождения.

Даже с учетом резко возросшей за последние годы квалификации финансовых служб предприятий время, затрачиваемое на доведение проекта до ума, занимает минимум месяц. Как правило, на оформление документов к выдаче кредита под проект требуется гораздо больше. Нужно быть готовым к активной предпроектной работе на многие месяцы.

«Клиент не всегда представляет, что такое проектное финансирование, — сетуют в кулуарах банкиры. — У него есть земельный участок, формальное разрешение на строительство, формальный проект.

И есть понимание, что этот бизнес высоко рентабелен. Срок, который отводится на подготовку проекта, может варьироваться от шести до 24 месяцев. Фактически это срок обучения команды клиента, формирования единых выверенных подходов к пониманию проекта. В итоге через ряд итераций мы доводим понимание до чегото значимого, то есть формируем собственно проект, под который уже можно открывать проектное финансирование. Риски, конечно, остаются всегда, но после такой тщательной проработки они минимизируются». Кстати, как раз потому, что предпроектная работа — процедура затяжная и дорогая, банки выводят достаточно высокий уровень нижней планки лимита кредитования. Такой подход позволяет обеспечить рентабельность кредитной сделки.

Среди банков, декларирующих на данном этапе активное проектное финансирование, — Внешторгбанк России, Сбербанк России, Газпромбанк.

— Формально по суммам проектов ограничений нет, — рассказывает директор управления инвестиционного кредитования и проектного финансирования Уральского банка Сбербанка России Нина Согрина. — На практике под проектное финансирование клиенты запрашивают от 20 до 600 млн рублей. И мы выдаем такие кредиты.

Уральский банк СБ РФ выдает кредиты по проектному финансированию на период до семи лет. Клиенты в эти сроки укладываются, причем большая часть выбирает кредиты на пять лет. Впрочем, проектное финансирование — инструмент, настраиваемый под конкретного клиента и под определенный проект. Если, например, расчеты показывают, что кредит должен быть выдан на десять лет, то по согласованию с центральным офисом Сбербанка он может быть оформлен и на такой большой, уникальный для местного рынка срок.

При этом Сбербанк требует, чтобы клиент участвовал в реализации проекта собственными средствами не менее чем на 30%. Процентная ставка по такому финансированию на 1 пункт выше, чем по среднесрочному кредиту на инвестиционные цели. Льготный период по погашению кредита составляет два года: предполагается, что к этому моменту начнется эксплуатационная фаза проекта. Если эксплуатация разворачивается позднее, тогда Сбербанк просит предоставить иные источники погашения кредита. Разумеется, все эти вопросы детально решаются до начала реализации проекта.

— Внешторгбанк рассматривает заявки на проектное финансирование на сумму от 50 млн долларов, — рассказывает управляющий филиалом ОАО «ВТБ» в Екатеринбурге Александр Парамонов. — Связано это главным образом с большим объемом подготовительной работы и необходимостью обеспечить достаточную рентабельность этого процесса. Средний срок кредитования — от трех до семи лет. Процентные ставки составляют от 14 до 20% годовых в рублях. Конечные условия по проектному финансированию зависят от объемов проекта и от статуса инициатора. Для нас важно, «профилен» ли инициатор, знает ли он бизнес, в который входит, есть ли у него опыт в этой области. Все это определяет степень риска.

Конечно, декларируемые условия могут корректироваться под клиента. Сейчас, например, реализуется проектное финансирование со сроком 11 с половиной лет. Правда, в этом случае банк привлекает дополнительное залоговое обеспечение.

Кроме того, ВТБ реализует так называемые малые региональные проекты — до 10 млн долларов. Как правило, это строительство (например, офисных центров), которое филиал может профинансировать собственными средствами в рамках лимитов, установленных центральным офисом.

Льготный период погашения кредита по проектному финансированию в ВТБ составляет два года. Минимальное финансовое участие инициатора в проекте — 30%.

В Газпромбанке, рассказывает заместитель управляющего Екатеринбургским филиалом Ян Центер, минимальная сумма кредита в рамках проектного финансирования составляет 300 млн рублей. Минимальное участие инициатора проекта собственными средствами — 25 — 30%. Срок кредитования — от трех до восьми лет. Льготный период — 6 — 12 месяцев с момента запуска проекта или выхода на проектную мощность.

Ян Центер констатирует, что профессиональный уровень управленческих команд на предприятиях значительно вырос. Как правило, теперь банкиры говорят с клиентами на одном языке и в целом понимают друг друга. Хотя, конечно, ряд ключевых моментов в рамках проектного финансирования требует дополнительной проработки именно со стороны инициаторов.

Проектное финансирование: вид изнутри

Итак, проектное финансирование — сложный многоуровневый процесс, требующий тщательной подготовительной работы (как с участием банка-кредитора, так и с привлечением экспертов, консультантов, в том числе изза рубежа). Такая специфика естественным образом ограничивает круг потенциальных заемщиков. Есть, однако, и другие проблемы, мешающие становлению рынка проектного финансирования. Их решение могло бы стать катализатором многих проектов.

— Основной проблемой в реализации проектов, как ни парадоксально это звучит, является менеджмент инициатора, — говорит Александр Парамонов. — Если инвестор идет на поводу у грамотного инженерапроизводственника или ученого, в большинстве случаев проект может быть обречен на провал. В проекте главное — экономика. Инициатор, его операционный менеджмент обязаны быть прежде всего экономистами. Проект должен быть скрупулезно изучен с точки зрения знания макроэкономики, финансов, рынка, в частности его изменения в процессе всего срока реализации проекта. Основная долговая нагрузка ложится на проект в конце срока его реализации, и если к этому времени рынок вдруг «упадет» — провал неизбежен. Поэтому инвестор всегда ориентируется на компетенцию инициатора в экономике проекта.

По мнению Нины Согриной, знание рынка инициатором проекта — самая актуальная на сегодня проблема: «Начиная создавать новые производства, заемщики порой очень плохо владеют рынком. Это значит, что в ходе реализации проекта они могут не выйти на заложенную рентабельность. Инициатор проекта должен досконально разобраться: какая будет конъюнктура в перспективе, какие цены, какая востребованность. От проработки данного вопроса будет зависеть экономика проекта».

Сейчас проектное финансирование работает в основном в сфере создания торгово-сервисных (торгово-развлекательных) центров. Но уже сейчас очевидно: этап эффективных стартовых вложений здесь заканчивается, через несколько лет все ниши будут освоены и выход на рынок, тем более закрепление на нем, потребует особых усилий. Поэтому переориентация в ближайшее время неизбежна. 

По мнению Александра Парамонова, для ускорения подготовки и реализации важнейших для региона инвестиционных проектов, а также для того, чтобы инвестиции «перешли» из торгово-сервисной сферы в промышленность, необходимо развивать институт госгарантий их финансирования (в том числе поручительств областных администраций). Это может значительно снизить риски и удешевить стоимость финансовых ресурсов.

Комментарии
 

comments powered by Disqus