Закон буквы

Закон буквы

Все 15 лет существования банковской системы российские банки слышат в свой адрес упреки в том, что они малы, слабы и по этой причине плохо кредитуют промышленность. В ответ все это время банкиры твердят: нужно стимулировать наш рост, а для этого решать массу вопросов на законодательном уровне.

В декабре прошлого года президент Владимир Путин, находясь в Новосибирске, выслушал накопившиеся претензии банковского сообщества. По сложившейся практике на свет появился «список поручений» министерствам и ведомствам. Назначено заседание Госсовета, на котором будет рассматриваться развитие регионов с точки зрения финансовой системы. К этому заседанию банковское сообщество в лице Ассоциации российских банков (АРБ) намерено подготовить программу «Национальная банковская система России 2010 — 2020». «Нам очень важно проанализировать опыт регионов, чтобы не оторваться от практики и не сделать кабинетную программу. Для этого и нужен коллективный разум», — так президент АРБ Гарегин Тосунян обозначил цель межрегиональной конференции, собравшей в Екатеринбурге руководителей ведущих банков Урала и Западной Сибири.

Геннадий Меликьян
Геннадий Меликьян
Открывая конференцию, Гарегин Тосунян предложил определиться с терминологией:

— Мне не нравится, когда говорят «банковский сектор». Это не сектор и не отрасль. Банки — это база экономики, ее фундамент. Если мы хотим добиться качественного изменения уровня жизни и положения страны на международной арене, то должны в первую очередь решить проблемы базовой части. Президент страны поддержал нашу позицию. Теперь наша задача — добиться понимания на всех ветвях государственной власти.

Круг обсуждаемых вопросов в очередной раз замкнулся на том, как сделать банковскую систему сильной и почему не принимаются необходимые для этого законодательные изменения. По большому счету, банки не могут угнаться за потребностями промышленности по двум причинам — изза недостатка капитала и отсутствия долгосрочных ресурсов. Поэтому сегодня в структуре инвестиций банковские кредиты составляют всего 8%, тогда как в развитых странах — до 50%.

Как повысить капитализацию? Прежде всего стимулировать собственников банков реинвестировать прибыль. Но для этого нужно как минимум предоставить им налоговые льготы: эти деньги вернутся в экономику на кредитование той же промышленности, аргументировал вицепрезидент Уральского банка реконструкции и развития Вадим Хлебников. «Минфин категорически против», — ответил на это разумное предложение г-н Тосунян. Мотивация, по его словам, странная: «Это невозможно, потому что невозможно никогда».

Объединение капиталов? Хороший способ. Но банки, которые уже прошли эту процедуру, говорят, что она сложна технически и организационно.

Заместитель председателя Банка России Геннадий Меликьян, присутствующий на конференции, соглашается: упростить процедуру можно. Но, очевидно, даже усилий Банка России иногда не хватает, чтобы продавить решения. Тот же Меликьян, к примеру, был категорически против резкого повышения норматива достаточности капитала. Но Госдума в начале года все равно повысила норматив с 2 до 8%. И если он не выполняется, Центробанк обязан отозвать лицензию.

Гарегин Тосунян
Гарегин Тосунян
— Никто не понимает, ради чего это делается, — возмущается Гарегин Тосунян. — Ктото по инерции вбросил эту идею, и она по инерции пошла вживаться. Между тем все это приведет к сокращению объемов кредитования, так как банки будут вынуждены создавать дополнительные резервы.

По инерции или сознательно, но в Думе прошло еще одно неприятное для банков решение — о повышении планки минимального капитала до 5 млн евро с 2007 года. Тосунян недоумевает: «70% региональных банков имеют капитал меньше 5 млн евро, 80% из них устойчиво работают 10 — 15 лет, обслуживая массу клиентов. Зачем вводить это требование в отношении действующих организаций?». Банковское сообщество его поддерживает.

«У нас в Курганской области всего четыре самостоятельных банка и ни у одного нет капитала в 5 млн евро, — говорит председатель правления банка “Кетовский” Евгений Кафеев. — Ну, уйдем мы с рынка, и люди лишатся банковского обслуживания. Я не думаю, что крупные московские банки придут в нашу глубинку». Банк России между тем не видит причин для беспокойства. Меликьян: «Я сторонник того, чтобы рынок отрегулировал этот процесс, но катастрофы нет. Укрупнение будет, хотим мы того или нет».

Почему принимаются ненужные, а иногда вредные законы, попытался объяснить аудитории заместитель председателя комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Государственной думы Анатолий Аксаков:

— Мы постоянно ощущаем сопротивление и непонимание. Например, надо решать проблему долгосрочных ресурсов. Как кредитовать обновление основных фондов, если средний срок частного вклада в российском банке — один год? Нужно искать механизмы, чтобы банки могли выпускать ценные бумаги под имеющиеся кредитные портфели. Я подготовил соответствующий законопроект, который прошел и Думу, и Совет Федераций. А президент не подписал. Но вы же понимаете, что законы читает не президент, а его юридические советники. Кто-то увидел в нем несоответствие Гражданскому кодексу — вот и все.

Преодолеть чиновничьи барьеры, разумеется, непросто. Но отечественным банкам срочно необходима понятная, стимулирующая развитие законодательная база. Западные финансисты, идущие на наш рынок, имеют не только опыт и деньги — они работают в благоприятной правовой среде. И перед банковским сообществом России стоит важная задача — убедить чиновников отбросить сиюминутные интересы и заняться созданием законов, которые помогают, а не вредят формированию достойной банковской системы.

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus