Человек, которого знали все

Человек, которого знали все

27 января в пять часов утра сотрудники екатеринбургского СИЗО 1 обнаружили в камере 126 труп 47-летнего депутата городской думы Екатеринбурга бизнесмена Александра Хабарова. Тело висело на лампасах, оторванных от спортивного костюма. Судебно-медицинская экспертиза установила: смерть наступила в результате асфиксии (удушья).

Александр Хабаров был арестован 14 декабря прошлого года сотрудниками оперативно-розыскного бюро ГУ МВД по Уральскому федеральному округу в собственной квартире в Екатеринбурге. Обвинение ему предъявлено по статье 179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки либо к отказу от ее совершения». Правоохранительные органы подозревали: Хабаров оказывал давление на руководство екатеринбургского АО «Банк 24.ру» с тем, чтобы часть принадлежащих ему акций банка была обменена на пакет акций АО «Уралпластполимер», находящийся в собственности банка. Такая сделка состоялась, а позднее акции «Уралпластполимера» отошли другому депутату городской думы — Александру Вараксину, которого вскоре после возбуждения уголовного дела объявили в федеральный розыск.

Решением районного суда Хабаров был заключен под стражу сроком на два месяца. За несколько дней до смерти обвиняемого суд отклонил ходатайство его адвокатов об изменении меры пресечения.

Однако есть основания полагать, что история с «Банком 24.ру» стала лишь поводом для ареста Александра Хабарова. Истинной причиной задержания стало участие бизнесмена и депутата в сходке криминальных авторитетов 15 сентября прошлого года в центре Екатеринбурга. На «мероприятии» обсуждалась угроза прихода на Урал кавказского криминалитета. «Этих чертей здесь не будет, мы не позволим превратить Екатеринбург во второй Беслан», — заявил Хабаров публично. Сам депутат называл «сходку» собранием друзей, однако спикер Совета Федерации Сергей Миронов и министр внутренних дел России Рашид Нургалиев решили иначе: в правоохранительные органы УрФО поступили указания «разобраться и доложить». Разбираться начали с Хабарова и Вараксина…

Александр Хабаров был лидером так называемого ОПС «Уралмаш» — сообщества, хорошо известного в криминальных кругах. Кто-то, включая самих «уралмашевцев», был склонен публично расшифровывать аббревиатуру «ОПС» как «общественно-политический союз». В сводках и аналитических записках МВД, прокуратуры и ФСБ она, однако, с начала 90-х годов трактовалась как организованное преступное сообщество, включающее несколько сотен человек и контролирующее более 250 юридических лиц.

Из правоохранительных органов в прессу информация о деятельности ОПС «Уралмаш» поступала дозированно. В свое время прокуратура Свердловской области официально сообщала, что Александр Хабаров объявлен в федеральный розыск. При этом разыскиваемый лично являлся в редакции екатеринбургских газет и сообщал: вот я, жив-здоров, никто меня не ищет. В 1997 году Александр Хабаров баллотировался в Государственную думу по округу 165 (Свердловская область) под девизом «Человек, которого знают все». В предвыборной газете «Витязь» Хабаров поведал: в отношении него действительно возбуждалось уголовное дело, но 15 июля 1996 года оно было прекращено. Зато тогда же, в июле 1996 года, он получил благодарность президента РФ  Бориса Ельцина «за большой вклад в становление российской демократии, творческое и инициативное участие в подготовке и проведении кампании всенародных выборов президента РФ 1996 года». Заслуга Хабарова заключалась в том, что он создал и профинансировал общественную организацию «Коллективы предприятий и организаций Среднего Урала в поддержку Б.Н. Ельцина». Агитационная деятельность этой организации внесла большой вклад в работу предвыборного штаба Ельцина, который по поручению губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя возглавлял председатель областного правительства Алексей Воробьев. Таким образом, с 1997 года Александр Хабаров стал публичным человеком, а ОПС «Уралмаш» — серьезным игроком в политико-административном пространстве Среднего Урала. Стать депутатом Госдумы Хабарову не позволило только то, что в последний момент конкуренцию ему составил начальник УВД Екатеринбурга Николай Овчинников, возглавляющий сейчас Управление по борьбе с организованной преступностью МВД РФ.

Примерно с весны 1999 года в общественную среду Свердловской области стала последовательно внедряться мысль, что никакой уралмашевской преступной группировки не существует. Есть группа единомышленников, которых объединяет место рождения — район завода Уралмаш города Свердловска: они занимаются бизнесом, спортом, ведут общественно-политическую деятельность. Тогда же на одной из пресс-конференций губернатору Свердловской области Эдуарду Росселю был задан вопрос, существует ли преступная группировка «Уралмаш». Ответ ошеломил присутствующих и затем долго комментировался центральной прессой. Приведем его дословно: «Я вообще хочу, чтоб вы перестали говорить там уралмашевская, еще какая-то… Вот мне говорят, там этот товарищ, он, так сказать, уралмашевский лидер, значит, он возглавляет там… Он там вор, бандит и так далее. Ну, я приглашаю его к себе, говорю: „Что, вор, проходи, садись. Расскажи, как ты живешь, туда-сюда, значит…“. И даю поручение ему, и он выполняет это поручение — тратить деньги на капитальное строительство в Свердловской области. Второго приглашаю. Симпатичный человек. Умный. Ведет бизнес нормальный».

Не удивительно, что летом 1999 года ОПС «Уралмаш» активно поддержал кандидатуру Росселя на выборах губернатора Свердловской области. А спустя три года Александр Хабаров, а также несколько его друзей и соратников стали депутатами городской думы Екатеринбурга. С тех пор, вплоть до 15 сентября 2004 года, имя Александра Хабарова фигурировало только в положительном, далеком от криминального контексте. ОПС «Уралмаш» и его лидеры вели бизнес в области финансов (банки и операции с ценными бумагами), переработки цветных металлов, алкогольной промышленности (включая изготовление гидролизного спирта), сельского хозяйства, розничной торговли продуктами питания и промышленными товарами. Они также активно инвестировали в спортивные клубы и фитнес-центры, перечисляли деньги на нужды екатеринбургской епархии, владели СМИ.

В Екатеринбурге мало кто сомневается, что Александр Хабаров ушел из жизни не по своей воле. А соратники лидера ОПС «Уралмаш», например депутат Госдумы Евгений Ройзман (его избрали по тому же округу 165 вместо Николая Овчинникова, перешедшего на работу в МВД), уверены, что Хабаров убит. Вряд ли можно предположить, что это сделали сокамерники, не поделившие баланду. Маловероятно и то, что убийство организовали бизнесмены, на основе показаний которых Александр Хабаров попал за решетку, или предприниматели, которые решили воспользоваться ситуацией и выйти из-под контроля ОПС «Уралмаш». Для этого у них не хватило бы ни сил, ни духа. Гораздо правдоподобнее, что Хабаров стал жертвой нового криминального передела, инициированного кавказскими авторитетами из Москвы. Достаточно почитать «Крестного отца», чтобы понять: любая группировка рассыпается, если она лишается лидера. Другой вопрос, кто помог криминальным структурам проникнуть в следственный изолятор — режимный, хорошо охраняемый объект. Впрочем, нельзя исключать и того, что «человек, которого знают все», просто не вписался (да и мог ли?) в новые политические расклады. Время на дворе другое.

P.S. Относительно ОПС «Уралмаш» губернатор Свердловской области сделал за последний месяц два заявления. Первое — до смерти Хабарова: он предложил выпускать на гидролизных заводах Свердловской области, большая часть из которых принадлежит «уралмашевцам», продукт, который может заменить бензин. Второе заявление прозвучало в день смерти лидера ОПС: «Это очень неожиданно. Чего угодно можно было ожидать, но не этого».

Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus