Разбор пролетов

Разбор пролетов

Как итоги выборов в Госдуму отразятся на регионах.

На прошлой неделе подведены итоги выборов в Госдуму. Прогнозы оправдались: единороссы потеряли конституционное большинство в парламенте (238 мест), набрав менее 50%. Вместе с партией власти в думе шестого созыва будут работать представители трех партий: КПРФ (92 мандата), «Справедливой России» (64) и ЛДПР (56). «Яблоко» не преодолело 4%, а «Правое дело» с «Патриотами России» не набрали и процента. Безотказно на выборах сработали национальные республики: так, в Чечне за ЕР проголосовало 99,47% избирателей, в Башкортостане - 70,5%.

Предсказуемы оказались оценки организации выборов от международных наблюдателей: выявлены недостоверный подсчет голосов, неравные условия агитации, вброс бюллетеней.

В числе неожиданных событий - беспрецедентные массовые акции против нарушений в ходе выборов и заявление президента РФ (на следующий день после голосования) об оргвыводах в отношении региональных руководителей, которые были предложены на этот пост ЕР, но не смогли обеспечить партии должный успех:
«Я считаю, что нужно обратить внимание на те регионы, где наши люди отказали в серьезном доверии "Единой России". Не потому, что это трагедия, а потому, что это для власти сигнал».

Разумеется, многотысячный митинг не приведет к какой-либо корректировке политической системы. А вот высказывание главы государства сулит изменения в стане губернаторов. Попробуем разобраться, какие именно.

Близкие, но разные

На территории Урала и Западной Сибири «рекордов», как в Чечне, или «антирекордов», как в Ярославской области (там за партию власти проголосовало всего 29%), нет. Но есть свои лидеры и аутсайдеры.

На Ямале единороссы получили 71,6%. Здесь же в отличие от общефедерального тренда второе место занимают не коммунисты, а либерал-демократы. Они единственные, кроме ЕР, кто преодолел 7-процентный барьер. В соседнем Ханты-Мансийском автономном округе показатели не столь оптимистичны для доминирующей партии: 41% (в Ханты-Мансийске ЕР проиграла ЛДПР более 3%).

Лучше, чем в ХМАО, результаты ЕР и в Тюменской области, которая также граничит с Югрой, - 62%. СР в этом регионе едва преодолела 7%.

К группе лидеров по результатам ЕР также можно отнести Башкирию (70,5%) и Челябинскую область (50,3%). Вице-президент консалтинговой компании «Советник» (Челябинск) Александр Подопригора отмечает, что Башкирия на этих выборах подтвердила репутацию региона с жесткой управляемостью процессов, в том числе выборных, при полном равнодушии к политике у большинства избирателей. А Челябинская область, по его мнению, наоборот, растеряла главный ресурс - административные рычаги воздействия на ситуацию, особенно в крупных городах региона: мэры ничего не смогли поделать с избирателем.

Остальные территории набрали для партии власти менее 50% голосов. В числе аутсайдеров (меньше 40%) - Свердловская и Оренбургская области, Пермский край. Причем Прикамье от низкого процента не спас и тот факт, что список возглавил глава Минприроды Юрий Трутнев. Губернатор Олег Чиркунов, которому не доверили вести избирательную кампанию в Госдуму, довольно удачно провел ее для ЕР в краевое Заксобрание: у партии в думе будет большинство (39 из 60 мест), в первую очередь за счет одномандатников. Утешением для Среднего Урала могут стать победы ЕР в трех муниципалитетах. В борьбе за места в областном парламенте единороссы набрали всего 33%. «Подвел» Свердловскую область Екатеринбург, где ЕР проиграла эсерам полтора процента.

В целом во всех территориях Урала и Западной Сибири результаты, полученные доминирующей партией, хуже тех, что были в 2007 году. Например, в Челябинской области партия набрала 50,3% (в 2007 году - 61%), в Курганской области - 44,4% (64,4%), в ХМАО - 41% (66%), в Тюменской области - 62,2% (73,5%). Самый большой провал случился в Свердловской области: 32,7% голосов против 62,04% в 2007 году (по данным облизбиркома). В итоге сократится и представительство регионов в Госдуме. Так, в 2007 году депутатами Госдумы от Свердловской области стали восемь единороссов, теперь на мандаты могут рассчитывать не более четырех человек, причем за бортом остались и кандидаты, финансировавшие кампанию. По предварительной информации, единороссы ХМАО получат два мандата (в Госдуме пятого созыва - трое депутатов). Потеряет даже успешно отработавшая Башкирия: было 14 мандатов, будет 12 - 13.

Оппоненты ЕР говорят о многократных нарушениях в ходе выборов. Так, курганские коммунисты заявили о попытках сорвать мероприятия КПРФ, случаях порчи имущества партии, фальшивых агитматериалах, неправомерных действиях полиции. Их соратники из Башкирии поймали «за руку» сотрудников избиркома, которые пытались опустить в урну более трех десятков бюллетеней за партию власти. Лидер башкирского регионального отделения «Яблока» Сергей Наумкин утверждает, что вбросы бюллетеней были массовыми.

Сами единороссы к результатам кампании относятся менее критично: в Свердловской области, например, региональное отделение партии признало их удовлетворительными, губернатор Курганской области Олег Богомолов (список ЕР возглавлял лидер регионального ЕР Сергей Лисовский) также выказал удовлетворение итогами выборов. Исключение - оренбургское отделение ЕР: его руководитель Игорь Сухарев заявил о готовности покинуть пост и обвинил однопартийцев в том, что они работали на личный рейтинг, а не на рейтинг партии.

Ведущий эксперт аналитического управления Центра политической конъюнктуры Оксана Гончаренко так комментирует итоги выборной кампании:

- Недостаточная популярность губернаторов, как правило, способствовала голосованию в поддержку оппозиции как силы, альтернативной действующей власти: показательны примеры роста результатов КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР. В этом контексте можно прогнозировать кадровые перестановки в ряде региональных отделений ЕР, не исключены также дальнейшее ослабление позиций не слишком популярных губернаторов и, как следствие, смена власти в некоторых регионах. Подобные решения могут быть приняты на федеральном уровне весной будущего года.

- Все регионы, где ЕР набрала маленький процент голосов, - это крупные субъекты РФ. Там партия имеет более слабую позицию. Именно там административный ресурс хуже всего работал. И именно там создались все условия для резкого всплеска неконтролируемых протестных настроений, которые могли «вести» голосование за разные партии, но только не за ЕР, - считает профессор факультета политологии МГУ Ростислав Туровский. - Новое поколение губернаторов не относится к числу публичных и популярных лидеров. Одновременно они еще не обладают навыками жесткого административного контроля, либо не умеют, либо неграмотно пользуются этими рычагами.

Час расплаты близок

До выборов президента губернаторов вряд ли будут трогать. Премьер Владимир Путин, который будет баллотироваться на пост президента РФ, заявил, что губернаторский корпус будет обновляться после мартовских выборов. Сейчас в число виновных попадут руководители территориальных ячеек партии. Именно им предстоит писать для федерального руководства ЕР объяснительные о причинах невысоких показателей. Затем, как правило, следует отставка: например, в Свердловской области после неудачных для ЕР выборов в областную думу в 2010 году пост секретаря регионального отделения покинул Виктор Шептий. В 2011-м после поражения ЕР в борьбе за пост мэра Первоуральска (Свердловская область) с должности вице-премьера ушел Вячеслав Брозовский. Нынешнего руководителя свердловского отделения ЕР Елену Чечунову, как и лидеров партии в других «проштрафившихся» регионах, может постигнуть та же учесть. 

Кому из губернаторов предложат уйти? Судя по результатам, под удар попадают главы регионов, где ЕР набрала меньше, чем в среднем по России (49%). В нашем случае это шесть субъектов РФ: Свердловская, Оренбургская, Курганская области, Пермский край, ХМАО и Удмуртия. Поменять шесть глав из десяти вряд ли возможно. Тем более что трое из них назначены относительно недавно, а двое в список ЕР не входили. По мнению Евгения Минченко, президента коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» (составляет рейтинг политической выживаемости губернаторов), низкий результат ЕР может быть одной из множества причин, которые в совокупности испортят карьеры некоторых губернаторов: «Если в регионе есть и элитные конфликты, и экономические проблемы, да еще и партия власти провалилась, это может стать поводом для отставки». Следуя этой логике, Минченко утверждает, что набравшая минимальный процент для ЕР Ярославская область губернатора не лишится: у нее хорошие экономические показатели. То есть итоги выборов могут стать только поводом для смены губернаторского корпуса. В этом случае «спокойно спать» могут лишь те главы, которые обеспечили максимум. Так, Рустэм Хамитов поспешил заявить, что не собирается уходить на работу в Госдуму: «Пока будет доверие общества ко мне, до тех пор я буду работать в республике».

Для тех, кто не оправдал надежды партии, есть единственная возможность поправить дела - реабилитироваться на выборах президента РФ. Только не все такой шанс получат: после кампании в ГД в некоторых территориях руководителей выборных штабов поменяют.

Дополнительные материалы:

Оргвыводы для партий


Павел СалинАнализ итогов думских выборов, а также реакция на них основных участников (как официальная, так и «между строк») позволяют предположить: все они в целом итогами удовлетворены. Между тем практически каждая партия столкнулась с вызовами, которые требуют от нее реагирования, считает ведущий эксперт аналитического управления Центра политической конъюнктуры Павел Салин.

- ЕР сумела сохранить простое большинство - пусть и за счет перераспределения голосов не прошедших в парламент партий. При этом квалифицированное большинство в 2/3 было утеряно, что является закономерным итогом растущих протестных настроений в обществе. Для партии прозвучал тревожный звонок, который свидетельствует о необходимости ее реальной, а не «словесной» модернизации. Так, кампания 2011 года продемонстрировала, что апелляция к стабильности, давшая существенный прирост электората четыре года назад, больше не работает. Люди на бытовом уровне забыли о «лихих 90-х» и стали воспринимать «нулевые» не как качественный прорыв с точки зрения роста благосостояния, а как неотъемлемую данность, которая является не заслугой, а прямой обязанностью власти. В этом контексте партии необходимо менять как риторику, так и спикеров: «говорящие головы» на федеральном и региональном уровнях примелькались и вызывают у населения все больше отторжения, сконцентрировав на себе весь ассоциируемый с нынешней властью негатив. Также партии необходим смысловой ребрендинг с точки зрения идеологического позиционирования за счет его конкретизации. Тактика «хватай всех» хорошо работала в «нулевые», но сейчас все чаще дает сбои.

С точки зрения стоящих перед ЕР задач вызывают удивление заявления, что партия ничего менять не намерена и будет идти прежним курсом. Если такая декларация - просто желание «сохранить лицо», это одно. Но если - реальное намерение, то это не может не вызывать вопросов. Нежелание меняться не только на словах, но и на деле сослужит ЕР плохую службу и гарантированно приведет к потере, возможно, даже относительного большинства в Госдуме следующего созыва. Более того, учитывая тот перелом, который произошел в сознании части населения осенью, даже до окончания срока легислатуры нынешней Госдумы весьма вероятно учащение всплесков массовой уличной протестной активности. Таким образом, ЕР оказалась в относительно комфортной ситуации: сохранила большинство, позволяющее ей постепенно адаптироваться к новым реалиям, но при этом встала перед необходимостью перемен. Теперь все зависит от нее самой: либо ментально, а затем и по факту остаться рудиментом «нулевых» и сойти с политической арены, либо кардинально измениться.

Следует отметить, что с проблемой «морального износа» в глазах населения столкнулась не только власть, но и оппозиция. Прежде всего это справедливо в отношении КПРФ. Партия более чем в полтора раза улучшила свой результат, но при этом получила конкурента в лице СР. Избиратель, настроенный левооппозиционно, но разочарованный в «вечной» и стареющей коммунистической оппозиции, отдал свой голос более «свежим» эсерам.

Думская кампания принесла триумф «Справедливой России», которого она совсем не ожидала. Еще три месяца назад партия находилась на грани развала, а две недели назад весьма смело смотрелись прогнозы о ее прохождении в Госдуму «по минимуму», через семипроцентный барьер. В итоге - почти вдвое больший результат и статус «второй оппозиционной» после коммунистов. По иронии судьбы, СР в качестве кремлевского проекта готовилась как конкурент коммунистам, призванный постепенно вытеснить их из политики, но с этой задачей не справилась, составив конкуренцию ЕР. Теперь же, лишившись кремлевской «опеки», она занялась тем, для чего и создавалась - конкуренцией с КПРФ. Правда, для СР, как и для коммунистов, победа содержит и новые вызовы. Так, в партии во время избирательной кампании ярко проявили себя два политика - Геннадий Гудков и Оксана Дмитриева. И если раньше СР однозначно воспринималась как «партия Миронова», и все ее победы и поражения связывались с его именем, то теперь неизбежно встанет вопрос об «авторстве» победы СР, и вряд ли его сможет монополизировать формальный лидер партии.

ЛДПР хотя и продемонстрировала некий рост поддержки, на самом деле показывает «угасающий» тренд (как и КПРФ). Партия активно заигрывала с националистическим электоратом, что должно было как минимум вдвое улучшить ее результат. Видимо, как и в случае с коммунистами, сказывается проблема физического старения и моральной усталости от партийного лидера.

«Патриоты России» и «Правое дело» предсказуемо стали аутсайдерами гонки, и от этого статуса им, видимо, при нынешних лидерах и партийной «элите» уже не избавиться. В отличие от думской оппозиции и отчасти «Яблока», этим партиям не удалось воспользоваться уникальным шансом и «оседлать» растущие протестные настроения.

Подготовил Артем Коваленко

 

Делайте ставки

Виктор МартьяновВ ближайшие месяцы перед напряженной подготовкой к выборам президента РФ особое внимание Москвы будет обращено на регионы, где результаты ЕР оказались существенно ниже, чем в целом по стране, убежден ученый секретарь Института философии и права УрО РАН Виктор Мартьянов.

- Назначаемые губернаторы в большинстве регионов были либо паровозами, то есть стояли во главе списка ЕР на выборах в Госдуму и региональные Заксобрания, либо делали все возможное для обеспечения максимального результата поддержки правящей партии. Поэтому результаты голосования одновременно являлись и косвенным рейтингом поддержки и профессионализма самих глав субъектов.

В УрФО по итогам выборов имеются два «проблемных региона» - Свердловская область и Ханты-Мансийский автономный округ.

В 2011году ЕР на Среднем Урале получила в два раза меньше голосов, чем в 2007 году. В ходе последних выборов в облдуму в марте 2010 года доминирующая партия во главе с только что назначенным Александром Мишариным получила 39,7%, что было воспринято в Москве как явное поражение. На выборах в Госдуму 2011 года результат ЕР сократился еще на 7%. Последние результаты выборов могут быть расценены Кремлем как свидетельство неспособности областной команды обеспечить приемлемые показатели электоральной поддержки.

Вторым регионом, относительно которого Кремлем могут быть сделаны негативные оргвыводы, является ХМАО. Известно, что Тюменская область, ХМАО и ЯНАО традиционно демонстрировали высокий уровень поддержки ЕР. Однако последние выборы в Госдуму свидетельствуют о резком ослаблении поддержки единороссов в ХМАО. В сравнении с прошлыми выборами уровень поддержки ЕР упал на 23%. Только с момента последних выборов регионального Заксобрания в марте 2011 года ЕР потеряла в регионе 3% электората.

Оба субъекта РФ объединяет тот факт, что губернаторы недавно назначены. Первый в конце 2009 года, вторая - в начале 2010-го. Оба, возможно, являются неплохими чиновниками и функционерами, но в качестве публичных политиков и организаторов политического процесса пока серьезно проигрывают предшественникам Эдуарду Росселю и Александру Филипенко, которые имели значительный опыт публичной предвыборной борьбы, в том числе за пост губернатора.

Предпринимать какие-либо действия в отношении регионов будет уже новый глава государства с учетом не только результатов минувших и предстоящих выборов, но и общей социально-экономической динамики в конкретном субъекте РФ.

Подготовил Артем Коваленко

Дополнительные материалы:

Оргвыводы для партий


Анализ итогов думских выборов, а также реакция на них основных участников (как официальная, так и «между строк») позволяют предположить: все они в целом итогами удовлетворены. Между тем практически каждая партия столкнулась с вызовами, которые требуют от нее реагирования, считает ведущий эксперт аналитического управления Центра политической конъюнктуры Павел Салин.

- ЕР сумела сохранить простое большинство - пусть и за счет перераспределения голосов не прошедших в парламент партий. При этом квалифицированное большинство в 2/3 было утеряно, что является закономерным итогом растущих протестных настроений в обществе. Для партии прозвучал тревожный звонок, который свидетельствует о необходимости ее реальной, а не «словесной» модернизации. Так, кампания 2011 года продемонстрировала, что апелляция к стабильности, давшая существенный прирост электората четыре года назад, больше не работает. Люди на бытовом уровне забыли о «лихих 90-х» и стали воспринимать «нулевые» не как качественный прорыв с точки зрения роста благосостояния, а как неотъемлемую данность, которая является не заслугой, а прямой обязанностью власти. В этом контексте партии необходимо менять как риторику, так и спикеров: «говорящие головы» на федеральном и региональном уровнях примелькались и вызывают у населения все больше отторжения, сконцентрировав на себе весь ассоциируемый с нынешней властью негатив. Также партии необходим смысловой ребрендинг с точки зрения идеологического позиционирования за счет его конкретизации. Тактика «хватай всех» хорошо работала в «нулевые», но сейчас все чаще дает сбои.

С точки зрения стоящих перед ЕР задач вызывают удивление заявления, что партия ничего менять не намерена и будет идти прежним курсом. Если такая декларация - просто желание «сохранить лицо», это одно. Но если - реальное намерение, то это не может не вызывать вопросов. Нежелание меняться не только на словах, но и на деле сослужит ЕР плохую службу и гарантированно приведет к потере, возможно, даже относительного большинства в Госдуме следующего созыва. Более того, учитывая тот перелом, который произошел в сознании части населения осенью, даже до окончания срока легислатуры нынешней Госдумы весьма вероятно учащение всплесков массовой уличной протестной активности. Таким образом, ЕР оказалась в относительно комфортной ситуации: сохранила большинство, позволяющее ей постепенно адаптироваться к новым реалиям, но при этом встала перед необходимостью перемен. Теперь все зависит от нее самой: либо ментально, а затем и по факту остаться рудиментом «нулевых» и сойти с политической арены, либо кардинально измениться.

Следует отметить, что с проблемой «морального износа» в глазах населения столкнулась не только власть, но и оппозиция. Прежде всего это справедливо в отношении КПРФ. Партия более чем в полтора раза улучшила свой результат, но при этом получила конкурента в лице СР. Избиратель, настроенный левооппозиционно, но разочарованный в «вечной» и стареющей коммунистической оппозиции, отдал свой голос более «свежим» эсерам.

Думская кампания принесла триумф «Справедливой России», которого она совсем не ожидала. Еще три месяца назад партия находилась на грани развала, а две недели назад весьма смело смотрелись прогнозы о ее прохождении в Госдуму «по минимуму», через семипроцентный барьер. В итоге - почти вдвое больший результат и статус «второй оппозиционной» после коммунистов. По иронии судьбы, СР в качестве кремлевского проекта готовилась как конкурент коммунистам, призванный постепенно вытеснить их из политики, но с этой задачей не справилась, составив конкуренцию ЕР. Теперь же, лишившись кремлевской «опеки», она занялась тем, для чего и создавалась - конкуренцией с КПРФ. Правда, для СР, как и для коммунистов, победа содержит и новые вызовы. Так, в партии во время избирательной кампании ярко проявили себя два политика - Геннадий Гудков и Оксана Дмитриева. И если раньше СР однозначно воспринималась как «партия Миронова», и все ее победы и поражения связывались с его именем, то теперь неизбежно встанет вопрос об «авторстве» победы СР, и вряд ли его сможет монополизировать формальный лидер партии.

ЛДПР хотя и продемонстрировала некий рост поддержки, на самом деле показывает «угасающий» тренд (как и КПРФ). Партия активно заигрывала с националистическим электоратом, что должно было как минимум вдвое улучшить ее результат. Видимо, как и в случае с коммунистами, сказывается проблема физического старения и моральной усталости от партийного лидера.

«Патриоты России» и «Правое дело» предсказуемо стали аутсайдерами гонки, и от этого статуса им, видимо, при нынешних лидерах и партийной «элите» уже не избавиться. В отличие от думской оппозиции и отчасти «Яблока», этим партиям не удалось воспользоваться уникальным шансом и «оседлать» растущие протестные настроения.

Подготовил Артем Коваленко

Колонка обозревателя

Ходить или не ходить


Артем КоваленкоЯ на выборы не пошел. Хотел, но в последний момент передумал. Мои симпатии принадлежат оппозиционной партии, которая явно в парламент не попадала. Дилемма: с одной стороны, свою позицию надо обязательно показывать, с другой - какой в этом смысл, если мой голос отойдет партиям, которые в думу прошли...

По закону голоса, отданные политическим организациям, не преодолевшим 7-процентный барьер, распределяются между победителями. Довольно странно. Когда мне говорят, что избиратель, пришедший на выборы, должен иметь своего представителя в законодательном органе, я соглашаюсь. Но когда мне навязывают этого представителя, согласиться не могу. Как мои интересы может представлять КПРФ, например, если у нас с этой партией абсолютно разные взгляды на то, как жить дальше. Опять-таки не отношу себя к людям, которым плевать, кого выберут и что будет дальше со страной, регионом, городом. Они не ходят на выборы с формулировкой: «Какая разница пойду я или нет, все равно выберут, кого им надо, я ничего не решаю». Но по факту я как они - не пошел на участок.

Знакомый политолог выступил с упреком: «Надо идти и выбирать из тех, что точно пройдут, ведь главное, чтобы монополии не было». Я тоже против монополии в политической системе, ее несостоятельность проверена временем. Но кто сказал, что четыре партии, которые уже сегодня говорят о коалиции и совместных решениях, это не монополия. И вообще, почему я должен выбирать меньшее из зол, а потом, когда будут спрашивать за кого я проголосовал, стыдливо отводить глаза в сторону.

До 2007 года был вариант проголосовать против всех. На последних выборах за возвращение этого кандидата проголосовало более 1,5% избирателей: это те, что испортили бюллетени. Дмитрий Медведев уже заявил, что графа, вероятно, вернется во время следующей кампании в ГД. Но если все ринутся ставить галочки в этом квадратике, то надежды на избрание оппозиционеров, того же «Яблока», например, испарятся.

Выход? Все-таки ходить. Если вы не пришли, не взяли бюллетень, значит, разрешаете использовать его так, как заблагорассудится комиссии. Могут и галочку поставить. Так, что уж лучше самим, в квадратики или где захотите.

Те же тренды

В трех из десяти территорий Урало-Западносибирского региона выбрали новый состав местных парламентов: лидирующие позиции сохранила партия власти.

Тюменская область

В выборах в областную думу, которая представляет в том числе два автономных округа - Югру и Ямал, участвовало 250 кандидатов. По единому округу единороссы набрали около 55%. На втором месте ЛДПР с результатом 18,2% голосов, у КПРФ - 13,1%, у «Справедливой России» - 10%. Непарламентские партии «Патриоты России» и «Правое дело» набрали 1,4% и 0,9% голосов соответственно и в Заксобрание не попали. Во всех 24 одномандатных округах победила партия власти. Всего в облдуму избраны 48 депутатов, из них половина - по партспискам, другая - по одномандатным округам.
На прошлых выборах в марте 2007 года ЕР получила 65,8% голосов, ЛДПР - 10,8%, «Справедливая Россия» - 8,7%, КПРФ - 8,3%.

Свердловская область

На Среднем Урале впервые за последние 15 лет избирали депутатов в однопалатный парламент региона. До этого законодательное собрание состояло из двух палат со сложной системой ротации, и переизбирать тех или иных представителей приходилось каждые два года (о перестройке законодательного органа депутаты приняли решение в конце прошлого года, а весной отказались от полномочий).

Половина парламента - 25 мест - отдана депутатам от одномандатных округов. В 18 из них победили представители ЕР. Три места у коммунистов, два - у эсеров, два - у ЛДПР.

На 25 мандатов, отведенных для депутатов по партийным спискам, претендовало более трехсот кандидатов. ЕР набрала чуть более 33% (в два раза меньше, чем в 2007 году), СР - 27,3%, КПРФ - 17,4%, ЛДПР - 15,8%. В итоге ЕР может получить в парламенте от 30 до 32 мест.

Пермский край

В Пермском Заксобрании у ЕР 39 из 60 мандатов. Результат достигнут благодаря одномандатникам (25 мест). По единому округу за партию отдали голоса всего 38,9% избирателей. По информации краевого избиркома, в состав думы также войдут представители КПРФ (семь депутатских мест), ЛДПР (пять мест), «Справедливой России» (пять мест) и четыре депутата-самовыдвиженца. Как полагают эксперты, губернатору Олегу Чиркунову удалось сформировать лояльный себе краевой парламент. Об этом в своем блоге заявил глава его администрации Фирдус Алиев.

Подготовил Артем Коваленко

Комментарии

Материалы по теме

Кто в доме хозяин

Якушев останется

Приросли депутатами

Прощай, муниципалитет

Новое лицо

Воспитание толерантности

 

comments powered by Disqus