Умный не пойдет

Умный не пойдет Менеджмент многих горнолыжных центров признается, что едва сводит концы с концами. Клиенту интересны горы с разно­образным рельефом и развитой инфраструктурой, а таких - единицы.

В рамках VI международного конгресса горнолыжной индустрии, завершившегося в Москве в середине ноября, эксперты проанализировали деятельность горнолыжных центров (ГЛЦ). В список номинантов попали семь комплексов, расположенных на территории Урала и Западной Сибири. ГЛЦ «Металлург-Магнитогорск» удостоился звания «Лучший курорт России», «Гора Белая» стала «Лучшим курортом Урала», также награды получили ГЛЦ «Волчиха», «Губаха», «Долина», «Абзаково» и «Чекерил» (характеристики см. в таблице «Горнолыжные центры Урала и Западной Сибири»). По сути, жюри сформировало отраслевой эталон: современный горнолыжный комплекс должен иметь широкий выбор трасс и развитую инфраструктуру. Далеким от идеала горам придется нелегко.

Слалом-гигант

Полноценная статистика российского горнолыжного рынка отсутствует, однако Ростуризм владеет некоторыми данными. По ним, внутренний туризм практикуют 35 млн россиян в год, из них около 3 млн приходится на любителей горнолыжного спорта. Ежегодно их количество вырастает в среднем на 8%. Суммарный оборот горнолыжной индустрии России в 2009 году достиг 210 млрд рублей. По оценке экспертов компании «МИЭЛЬ-Коммерческая недвижимость», сегодня в стране функционирует около 150 ГЛЦ, а к 2015 году цифра вырастет до 200.

Наличие у ГЛЦ различных элементов инфраструктурыМы провели собственный анализ на основе интернет-каталогов и сайтов ГЛЦ. По нашим подсчетам, на территории Урала и Западной Сибири работает 52 центра - это треть российского рынка. Больше всего их в Свердловской области (15 ГЛЦ; 85 трасс), Пермском крае (10; 50), Башкирии (10; 45) и Челябинской области (9; 59). По одному-двум ГЛЦ есть в Удмуртии, Тюменской, Оренбургской областях, ХМАО и ЯНАО.

Наиболее крутые и длинные горы - в Челябинской области (перепад высот по всем ГЛЦ в среднем 231 м; суммарная протяженность трасс на одном ГЛЦ - 7,5 км). Аутсайдер по обоим параметрам - Тюменская область (44,5 м; 1,4 км). В сравнениях не учитываются регионы с одним ГЛЦ. Индивидуальные лидеры по протяженности трасс - ГЛЦ «Абзаково» (18 км), «Металлург-Магнитогорск» (17 км), «Завьялиха» (16,5 км); по максимальному перепаду высот - «Металлург-Магнитогорск» (450 м), «Завьялиха» (430 м) и «Аджигардак» (350 м).

Финансовые характеристики деятельности игроки выдают неохотно. Так, заместитель директора по стратегическому развитию ГЛК «Волчиха» (Свердловская область) Алена Белых отметила, что операционные показатели каждый год демонстрируют положительную динамику, а в структуре клиентов порядка 60% составляют те, кто приезжает на гору впервые.

- В последние годы замедлился прирост количества клиентов. Если до 2008 года динамика составляла 40 - 50% в год, то в сезон 2009/10 - лишь 10%. Это связано не только с кризисными явлениями, но и с неблагоприятными погодными условиями. Прошлая зима была очень холодной, примерно в половину выходных дней температура опускалась ниже 20 градусов. В преды­дущий сезон план по продажам мы не выполнили, правда, за счет оптимизации получили прирост прибыли, - рассказывает председатель совета директоров горнолыжного курорта «Солнечная долина» (Челябинская область) Олег Сиротин.

Директор ГЛЦ «Гора Теплая» (Свердловская область) Светлана Демина вторит коллеге: «Хорошая погода в выходные - народу много и у нас, и на всех соседних комплексах. Минус 25 градусов - подъемники ни у кого не работают. О гигантских прибылях в этом деле речи нет».

Руководители ряда горнолыжных центров, пожелавшие не называть себя, признались, что выручки им хватает лишь на выплату зарплаты и покрытие эксплуатационных расходов. На обновление просто нет средств.

Так от чего зависит успешность ГЛЦ и какие из уральских центров находятся в зоне риска?

Ближе, выше, круче

По словам аналитика УК «Финам Менеджмент» Максима Клягина, уровень рентабельности ГЛЦ существенно варьируется в зависимости от четырех факторов.

Первый - регион локализации проекта, его транспортная доступность. Вне зоны риска находятся ГЛЦ, расположенные внутри города. Таких примеров несколько: в Екатеринбурге - «Уктус», в Уфе - «Олимпик Парк» и «Ак-Йорт», в Тюмени - «Воронинские горки». У этих центров по нескольку трасс и небольшой перепад высот, однако возможность доехать на них в общественном транспорте обеспечивает существенный поток клиентов.

Второй пункт - интересные для лыжников и сноубордистов параметры горы. Очевидно, что комплекс с суммарной протяженностью трасс 17 км и максимальным перепадом высот в 450 м выгодно отличается от горы с километром трасс и перепадом в 70 метров. Тем более что склоны для новичков есть и на всех крупных комплексах. В этом смысле хорошие перспективы у ГЛЦ «Абзаково», «Мраткино» (Башкирия), «Металлург-Магнитогорск», «Завь­ялиха» (Челябинская область), «Губаха» и «Такман» (Пермский край).

Третий пункт - инфраструктура и сервис. Кафе и теплые помещения есть у всех ГЛЦ. Но гостиницы (на территории или в радиусе 500 м) - только у 54%. Это означает, что ориентироваться они могут только на гостей из своего региона.

Одна из значимых составляющих инфраструктуры - системы искусственного оснежения, позволяющие начинать сезон раньше других. Яркий пример - «Уктус» (Екатеринбург). Несколько сезонов назад он начал готовить склоны по ночам, когда температура опускалась ниже нуля. Пушки для искусственного оснежения есть у 62% ГЛЦ (в основном средних и крупных). Но как преимущество их рассматривают не все. Например, в горнолыжном комплексе «Исеть» (Свердловская область) пояснили, что не видят смысла в покупке: «Это требует огромных вложений (пушка стоит от 10 до 30 тыс. евро за единицу в зависимости от производительности. - Ред.), вырастут расходы на электроэнергию и охрану, нужно подводить к каждой пушке воду. Что это даст? Откроемся на две недели раньше, чуть вырастет поток клиентов. В общем, срок окупаемости таких вложений нереальный».

Четвертый параметр - финансовая стабильность. Для наиболее успешных проектов показатель рентабельности может превышать 25%, а в среднем по рынку он варьируется в пределах 5 - 10%. В безрисковой по этому показателю зоне располагаются «дотационные» проекты. Например, ГЛЦ «Металлург-Магнитогорск», спонсируемый Магнитогорским меткомбинатом, «Гора Белая» финансируемая правительством Свердловской области. В относительной безопасности находятся крупные и инфраструктурно развитые проекты, которые готовы кредитовать.

На финансовую стабильность работает всесезонность бизнеса.

- Любой центр должен быть всесезонным. Ключевая проблема всех развлекательных и спортивных комплексов с точки зрения управления - это постоянная поддержка интереса аудитории. Снег растаял, ГЛЦ на полгода закрывается. А ведь можно оборудовать трассы для велосипедистов, организовать площадки для игровых видов спорта, установить временные беседки и т.д. В результате вы получите какой-то доход. Особенно с учетом того, что раньше летом приходилось лишь тратиться на охрану и коммунальные платежи, - объясняет директор компании «МИЭЛЬ-Коммерческая недвижимость» Юрий Тараненко.

С этим мнением согласны и другие игроки. Олег Сиротин: «Летом у нас работает гостиничный комплекс, платная рыбалка, маршруты пешего туризма. Проводился чемпионат России по маунтинбайку, рок-фестиваль "Уральский рубеж" и другие мероприятия. Летний бизнес позволяет покрывать издержки по заработной плате и накладным расходам. Но нужно понимать, что такой путь доступен далеко не всем ГЛЦ, поскольку удовлетворить требования спортивных ассоциаций или организаторов концертов очень сложно».

Fооl on the hill

Для ГЛЦ с неинтересными техническими характеристиками (небольшим количеством трасс, малым перепадом высот, простым профилем) и отсутствием инфраструктуры однозначный прогноз дать сложно.

- Одни игроки могут уйти, другие повысят привлекательность за счет реконструкции, если найдут финансовый ресурс, - считает Максим Клягин.

На наш взгляд, первых в долгосрочной перспективе будет больше. У слабых гор объективно нет ресурсов для повышения конкурентоспособности: перепад высот не увеличить, длину трасс - не продлить, доступ к кредитным средствам ввиду низкой стоимости активов для них закрыт. По словам Олега Сиротина, эти ГЛЦ живут от сезона к сезону, работают с одной целью - выплатить зарплату. О развитии речь не идет.

Кроме того, на Урале пока нет ни одного примера «реанимации» старого ГЛЦ. Пару лет назад закрылся комплекс в Качканаре (Свердловская область). Местные власти заявляли, что объект заинтересовал инвесторов из Австрии и Германии, и гору превратят чуть ли не в российский Куршевель (географические параметры действительно хорошие). Объем инвестиций планировался на уровне 2 млрд рублей. На момент закрытия ГЛЦ состоял из трех трасс суммарной протяженностью 7 км. После реконструкции количество трасс должно было вырасти до 14, длина до 19 км. У подножия горы планировалась гостиница и даже яхт-клуб для летнего отдыха. Однако строительные работы так и не начались. В компании iS-SpoRt (Москва), которая по плану является поставщиком оборудования для Качканара, отмечают, что пока решаются земельные вопросы. У экспертов мнение другое - инвесторы просто могли передумать.

- Для организации горнолыжного курорта нужны крупные земельные наделы. При этом сами спуски занимают большие площади, а элементы инфраструктуры - гостиницы, рестораны, парковки - сравнительно малые. Основной доход ГЛЦ приносит лишь 4 - 5 месяцев в году, - объясняет Юрий Тараненко. - Курорт может выглядеть привлекательно в высокий сезон, но в перспективе на год он окажется не столь рентабельным.

На наш взгляд, ГЛЦ, эффективных и перспективных с позиции бизнеса, на Урале максимум два десятка (некоторые благодаря тому, что являются единственными в регионе). Руководитель одного из первых ГЛЦ в Свердловской области, пожелавший остаться неизвестным, заметил: «Большинство ГЛЦ открывалось с середины 90-х до начала 2000-х. Люди просто не знали, куда девать деньги. И вложили их в горнолыжку, абсолютно в ней не разбираясь. Стали бы выставлять на продажу Ежовую и Волчиху, если бы бизнес был выгодным?»

Центры, которые не будут развиваться, скорее всего, канут в лету. Хотя, ради справедливости, заметим, что единичные старые ГЛЦ могут выжить. у них самодельные подъемники, часто нет освещения и прочего оборудования. Но именно они за счет низких эксплуатационных расходов способны существовать в любых условиях. Рецепт для них - уход в нишу. К примеру, есть горнолыжники, которые любят кататься по неподготовленным трассам, в лесу и т.д. Они и будут ключевыми клиентами комплексов с неразвитой инфраструктурой.

Комментарии

Материалы по теме

Пустые чемоданы

Теперь и в Данию

Шульган-Таш и шиш

Вена — моя эрогенная зона

Татьяна из Osttirol

Глухая защита

 

comments powered by Disqus