Общество с запахом аммиака

Общество с запахом аммиака Чтобы воздух, которым мы дышим, стал чище, нужна грамотная система контроля, экономические стимулы и чуть больше полномочий на местах.

В середине ноября в Челябинске на международный форум «Изменение климата и экология промышленного города» съехались специалисты по охране окружающей среды из многих регионов страны, а также Японии, США, Европы. В программе было заявлено несколько десятков тем. Однако самая горячая дискуссия развернулась вокруг эффективности государственного контроля в сфере защиты окружающей среды.

Повод собрать специалистов, чиновников, депутатов именно на Урале есть. Пять субъектов федерации, расположенных на территории Большого Урала (Свердловская, Челябинская, Оренбургская области, ХМАО и ЯНАО), формируют более 20% всех выбросов в атмосферу в стране. Асбест, Троицк, Магнитогорск, Нижний Тагил, Орск, Уфа, Челябинск входят в двадцатку городов с наибольшими выбросами загрязняющих веществ от стационарных источников - предприятий.

Челябинская область в сравнении с соседями имеет относительно невысокий уровень загрязнений воздуха: в 2008 году предприятия здесь выбросили в атмосферу 892 тыс. тонн загрязняющих веществ, что почти в 1,5 раза меньше, чем в Свердловской области, в 2,5 раза меньше, чем в ХМАО. Однако исполнительная власть этого субъекта больше всех бьет тревогу. Область - единственная на Урале, где в составе правительства работает профильное ведомство, отвечающее за состояние окружающей среды - министерство радиационной и экологической безопасности (МРиЭБ). Теперь челябинцы намерены создать дискуссионную площадку межрегионального масштаба: в прошлом году в Челябинске прошел городской экологический форум, в этом - удалось привлечь экспертов не только российских, но и международных.

В ожидании химического дождя

Аномально жарким летом 2010 года, по данным челябинского Гидрометеоцентра, концентрация загрязняющих веществ в воздухе только над Челябинском в разы превышала допустимую норму: по содержанию формальдегида - в четыре раза, диоксида азота - в 1,3 раза, аммиака - в 1,8 раза. «С начала года в администрацию города поступило несколько десятков обращений граждан о постоянных выбросах предприятий и смогах. Большая часть заявлений была написана людьми, проживающими в непосредственной близости от Челябинского электромеханического комбината (ЧЭМК) и Челябинского металлургического комбината (ЧМК, группа «Мечел»). Такого длительного загрязнения воздуха, как летом 2010 года, в городе не было уже несколько лет», - отмечают активисты движения «За ядерную безопасность».

В Челябинской области насчитывается более 15 тыс. промышленных предприятий и организаций, загрязняющих окружающую среду. На рубеже 1980 - 1990-х превышение по выбросам в атмосферу составляло 2,5 млн тонн. К 2010 году показатели снизились до 800 - 900 тыс. тонн. Основные источники загрязнений атмосферы известны - Троицкая ГРЭС (208,3 тыс. тонн выбросов в 2009 году), ЧМК (72,3 тыс. тонн), ЧЭМК (9,5 тыс. тонн), Карабашмедь (16,1 тыс. тонн). «В России действует более сотни тысяч юрлиц и индивидуальных предпринимателей, деятельность которых оказывает влияние на окружающую среду. Но ощутимый вред экологии наносят несколько сотен заводов. Так, 50% объема выбросов загрязняющих веществ дают 110 российских предприятий, относящихся к энергетике, металлургии, нефте- и газодобыче, химии, нефтехимии», - констатирует заместитель председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Сергей Осадчий.

Последние несколько лет крупные компании Челябинской области тратят на экологические программы миллиарды рублей: в 2009 году, например, вложено около 2 млрд рублей. Однако повышенная концентрация химикатов в воздухе сохраняется. Почему?

Мониторинг проблем

90% загрязнений атмосферы производят города. Однако в той же Челябинской области постоянный мониторинг воздушных загрязнений идет только в областном центре и трех-четырех крупных населенных пунктах. Избирательный анализ не позволяет оперативно реагировать на превышение допустимых концентраций вредных веществ. «В ряде городов, даже таких проблемных с точки зрения экологии как Карабаш, мониторинг загрязнения воздуха не проводится, что недопустимо с точки зрения оценки влияний выбросов на среду», - отмечает челябинский природоохранный прокурор Анатолий Екимов.

Планы создания системы контроля загрязнений у региональных властей есть, а вот законодательно закрепленных полномочий для их реализации в бюджете нет. «В 2011 - 2015 годах мы намерены направить около 60 млн рублей из бюджета на дополнительные наблюдения за источниками выбросов, за загрязнением территорий, где нет федеральной сети наблюдений. Хотим усилить контроль за предприятиями, отчитавшимися о соблюдении предельно допустимых выбросов (ПДВ), ввести систему оперативных наблюдений за выбросами в период неблагоприятных метеоусловий. Но законодательство не наделило субъекты федерации четкими полномочиями по выполнению этих работ. Поэтому нам приходится буквально изобретать механизмы финансирования проекта», - говорит начальник управления охраны окружающей среды МРиЭБ Челябинской области Андрей Новоселов.

Дело не только в деньгах. В конце сентября Росприроднадзору переданы некоторые госфункции Ростехнадзора в сфере охраны окружающей среды. Теперь Анатолий Екимов упрекает Росприроднадзор в том, что тот плохо выполняет свою работу: «Контрольно-надзорная деятельность в регионе сводится к формальным плановым проверкам предприятий. Не уделяется
достаточное внимание аналитической работе с данными мониторинга, обращениями граждан, материалами в СМИ. Хотя все эти источники дают полноценные основания для проведения проверок».

Замруководителя Росприроднадзора по Челябинской области Оксана Черноволова ссылается на законодательство: «Законы, защищающие права юридических лиц, сильно ограничили возможность оперативного и маневренного контроля за нарушителями в сфере экологии. Провести проверку по факту поступившей жалобы мы, как правило, можем только через неделю, проверив поступившую информацию по всем правилам, согласовав выезд с прокуратурой. Получается, что детальные проверки экологической работы предприятий мы можем проводить только в рамках плановых выездов, то есть один раз в три года. Кроме того, штрафы незначительны. Все это не стимулирует компании сокращать выбросы свыше установленных норм». Между тем в развитых странах, добившихся колоссальных успехов в снижении атмосферных загрязнений, в первую очередь были задействованы именно экономические стимулы (см. «Зацикленные»).

С начала 2010 года управление Рос­потребнадзора по Челябинской области провело 267 проверок соблюдения экологического законодательства на промпредприятиях: выявлено 591 нарушение, ущерб оценен в 53,5 млн рублей, хотя сумма наложенных штрафов в десять раз меньше. Эксперты подчеркивают: выполнение планов по сокращению выбросов не гарантирует стабильной работы предприятий в рамках ПДВ, поэтому необходим постоянный контроль соответствия работы предприятий нормативам ПДВ. «Количество нарушений говорит о низкой эффективности существующей системы государственного экологического контроля. Нормативы выбросов, которые установлены для предприятий, часто не соответствуют фактическим загрязнениям. А штрафы за негативное воздействие на окружающую среду не стимулируют предприятия снижать объемы выбросов»,- резюмирует Оксана Черноволова.

Проверки выявили еще одну проблему. Есть прецеденты, когда предприятие выполняет все требования по выбросам, но загрязнение в районе работы завода превышает нормативы. «Это результат неверного нормирования для источников выбросов. Необходимо контролировать не только выбросы, но и фактическое загрязнение воздуха в зоне влияния предприятия», - считает Андрей Новоселов.

Кроме того, как отмечает председатель движения «За ядерную безопасность» Наталья Миронова, сейчас идет процесс дробления предприятий: в общей санитарно-защитной зоне действует множество различных ОАО и каждое имеет свой проект ПДВ. Такая практика, не учитывающая синергетический эффект от выбросов, чревата увеличением суммарных загрязнений при соблюдении отдельно взятых ПДВ.

Свежий воздух

Одно из главных предложений, направленных на повышение эффективности контроля за выбросами, - установка на промышленных предприятиях систем автоматического учета выбросов. «Когда расчеты загрязнений строятся на показателях нескольких датчиков и данных самих предприятий, когда невозможно точно проверить количество и источники выбросов, вряд ли реально обеспечить эффективный контроль. Установка автономных датчиков учета выбросов исключит присутствующий коррупционный фактор и сделает работу предприятий более прозрачной», - подчеркивает доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Уральского филиала Российской академии правосудия Эдуард Мейлах.

Второе предложение, которое позволило бы сделать экологический контроль более мобильным, - передача ряда функций на уровень муниципалитетов. «Одна из главных проблем нашего законодательства в сфере экологии - централизация процессов. Разрешительные документы выдает Росприроднадзор. И предприятиям, чтобы получить разрешение на выброс, иногда приходится ехать за сотни километров в областной центр. Это приводит к тому, что им проще заплатить штраф, чем заниматься бумажной волокитой. При этом за состояние окружающей среды население чаще всего спрашивает с местных властей. Получается, что разрешение выдает федеральный орган, а отвечать должны муниципалы, которые, как правило, даже проверить соблюдение законодательства на месте не могут», - отмечает директор ООО «Эконт» Петр Бирюков.

На федеральном уровне понимание того, что законодательство надо менять, есть. Пакет документов готовится. Как водится, под нажимом сверху: по итогам заседания Госсовета 27 мая этого года президент России дал поручение реформировать систему госуправления в сфере экологии.

Сергей Осадчий пообещал участникам форума вынести конструктивные предложения на ближайшее заседание экологического совета Госдумы и комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию. Будем считать, что челябинская дискуссионная площадка выполняет свою задачу.

Дополнительные материалы:

Зацикленные

Тэцуро СакукаВ Японии действует тройной механизм мотивации предприятий к снижению выбросов в атмосферу. Однако без внятной экологической политики государства он не был бы эффективен, рассказывает начальник отдела департамента экологии города Китакюсю Тэцуро Сакука:

- Для охраны окружающей среды мы применяем законодательные и экономические меры. С одной стороны, в стране действуют законы запретительного и обязывающего характера. Например, нормированы сбросы промышленных стоков, введен запрет на несанкционированные выбросы, выдаются предписания для установки оборудования по сбору летучей золы. С другой стороны, предприятия, сократившие объем промышленных выбросов, могут рассчитывать на налоговые льготы, заводам, установившим природоохранное оборудование, частично компенсируются затраты на его закупку. Кроме того, параллельно с государственными мерами, предприятия самостоятельно внедряют внутриотраслевые и межотраслевые экологические стандарты: подписывают экологические меморандумы, проходят сертификацию ISO 14001.

Все перечисленные меры являются частью основополагающего в экологической политике Японии принципа - формирования общества цикличного использования ресурсов. Он основан на трех R: Reduce, Reuse, Recycle. Первое, от чего мы отталкиваемся, - Reduce: необходимо сокращать, ограничивать и сдерживать использование первичных ресурсов, запасы которых конечны. Второе, Reuse: нужно развивать механизмы повторного использования отходов. И третье, Recycle, - это работа с отходами, которые не могут быть пущены в оборот повторно: они перерабатываются и используются в качестве вторсырья или как генераторы энергии.

Исходя из этой концепции, мы сформировали экологическое законодательство. В его основе - базовый закон о развитии общества цикличного развития. В документе прописаны гарантии обеспечения качественной среды для жизни людей, принципы сдерживания потребления первичных ресурсов и снижения экологической нагрузки. Второй уровень экологического законодательства формирует более узкое правовое поле в сферах утилизации отходов и рационального использования ресурсов. В частности, в законе об утилизации прописаны принципы сокращения образования отходов, безопасной утилизации, а также регламент действий переработчиков. Третий уровень - это законы о переработке, регулирующие утилизацию отдельных видов отходов: упаковки, электротехники, продуктов питания, автомобилей. И закрепляет экологическое законодательство закон о «Зеленых закупках», по которому государство выступает в качестве инициатора производства и основного потребителя вторичных материалов.

Подготовила Евгения Еремина

Комментарии

Материалы по теме

В своих границах

По пути наименьшего сопротивления

Без аналогов

Какая у них мотивация

Процесс пошел

Экологические лузеры

 

comments powered by Disqus