Как эволюционировать без денег

Как эволюционировать без денег Ижевск пытается стать европейским городом в российских реалиях. Нехватку средств на преобразования региональный центр компенсирует общественными инициативами.

В столице Удмуртии идет активная дискуссия о том, какой должна быть стратегия городского развития. Будущее муниципалитета с 630-тысячным населением, его позиционирование и направления развития зависят от группы горожан. Ее костяк, не более десяти человек, после нескольких встреч преобразовался в общественную организацию (сейчас в активе около 30 жителей плюс сотня партнеров). Назвали помпезно — Ассоциация развития города (АРГО), но смысл от этого не пострадал: инициативные жители, используя опыт и знания, полученные в бизнесе и на госслужбе, предлагают преобразовать городскую среду с минимальными затратами. Себя общественники именуют средним классом, поэтому считают, что их инициативы идут не сверху или снизу (все-таки «мы не народные массы»), а прямо из центра. Ассоциация стала неким переговорным органом — между городской властью и населением. Одним надо объяснить, как эффективно управлять городом, другим — как можно участвовать в этом управлении. Все это без конфликтов и взаимных претензий. Нереально? По крайней мере, не так быстро, как думали сначала.

Член исполкома АРГО Алексей Батурин рассказывает, что представления о том, как будет организована совместная работа, носили романтический характер:

— Нам казалось, что мы быстро научим жить городскую администрацию, консолидируем местные сообщества, и все будем двигаться в одну сторону. Всем понятно, что есть проблемы с эффективностью муниципального управления, но никому не ясно, как их решать. Легко и элегантно снять вопросы не получится. Во-первых, есть недоверие населения к власти. Во-вторых, это недоверие носит деструктивный характер — недовольство есть, предложений нет. В-третьих, городские сообщества на начальном этапе неохотно шли на контакт и между собой, и с властью.

Большие дела на время отложили. Начали с малых — нашли партнеров, у которых есть проекты, помогли запустить. Так заработала программа «Бабушка и дедушка онлайн»: сейчас 30 пенсионеров бесплатно учатся компьютерным азам. Батурин убежден, что люди, которые способны добывать и осмысливать информацию — уже не электорат в чистом виде. В планах масштабирование проекта — обучать по 3 — 4 тыс. пенсионеров в год. Программа уже переросла в «Университет 55+»: к компьютерным курсам добавились танцы, правовые практикумы, творческие мастерские. Мэрия выделила площадки — теперь «Университет» базируется в городских библиотеках. АРГО помогла горадминистрации реализовать идею создания системы велодорожек — активные горожане приняли участие в планировании первых веломаршрутов. Во многом сложившийся велообраз города — результат взаимодействия мэрии и горожан. Даже поздней осенью по прочерченным желтой линией трассам едут велосипедисты.

Сейчас АРГО вернулась к мыслям о стратегии. Правда, пока речь идет о формировании некоего образа будущего — каким должен быть город к 2030 году. В этом ассоциации поможет серия форсайтов. К июню будущего года стратегический план, по сути техзадание, будет представлен горожанам, власти и бизнесу. Начнутся переговоры с потенциальными разработчиками стратегии. Здесь важно, подчеркивает Батурин, что мы не будем им говорить «сделайте нам красиво», а покажем, что именно мы хотим.

Совпадут ли хотелки горожан с представлениями мэрии о том, как должен развиваться муниципалитет, «Э-У» рассказал глава администрации Ижевска Денис Агашин.

Часть первая, идеологическая

Денис Агашин— Денис Владимирович, у Ижевска есть документ о социально-экономическом развитии, который принимался местной думой. Зачем вам стратегия и почему ее инициируют общественники?

— Документ, о котором вы говорите, это сборник статистических материалов. Там сказано, например, какой должна быть сеть городских дорог. По смыслу он напоминает программу социально-экономического развития региона, только масштабы другие.
А стратегия — это шире, это формирование удобной для жизни среды. Поэтому она должна стать общественным документом, который не только городские власти и депутаты обсудили, а все городское сообщество: НКО, бизнес, население. Стратегию надо выстрадать. Придет вместо меня другой чиновник и скажет: я на велосипеде не езжу, я эти дорожки уберу, общественные пространства мне тоже не нравятся, и вообще стратегию надо отменить. Вот здесь люди и возразят: а ты ее принимал, чтобы отменять? То есть это решение всего города о поэтапном развитии, которое будет осуществляться вне зависимости от того, кто пришел к власти.

Правило одного процента

— Говорите вы красиво, но жители не обладают необходимыми знаниями для составления таких стратегических документов. Все равно будете привлекать разработчиков. А они города не знают, что они напишут?

— Привлекать обязательно будем. Идут переговоры с «Урбэкс-развитием» (они для Самары хорошую стратегию разработали), с PricewaterhouseCoopers, с Центром стратегических разработок, с идеологом проекта «Томск 3.0» Сергеем Градировским. Все эти эксперты необходимы нам, чтобы понять тренды развития городов, а не для детального прописывания документа. Есть ясные вещи — как продвинутые муниципалитеты развивают общественный транспорт, публичные пространства, городскую среду. Вопрос в том, как эти решения приземлить в Ижевске и вообще есть ли смысл повторять чью-то историю развития. Для меня идеальный город — это собирательный образ. В разных муниципиях есть свои плюсы: в Мюнхене идеально организовано движение общественного транспорта, в Мадриде практически не бывает пробок, в Минске грамотно благоустраивают улицы. Вообще Европа ближе нам по менталитету. В тех же Токио или Дубае, казалось бы, совершенных мегаполисах, очень некомфортно — многоуровневые развязки, метро на уровне высоток. А где там человек? Даже в Казани, а это очень красивый город, после Универсиады стало неуютно в окружении огромных спортивных сооружений. В Ижевске центральное место должно быть отведено человеку, чтобы ему комфортно было идти на работу, отдыхать с детьми, чтобы он не стремился отсюда уехать. Я понимаю руководство швейцарского города Санкт-Галлен, который претендовал на проведение зимней Универсиады-2019. Они сели, все просчитали — и отказались от борьбы. Ведь все, что будет построено к этому мероприятию, содержать предстоит населению.

Эксперты помогут нам избежать чужих ошибок и взять на вооружение лучшее, что уже реализовано. Мы, например, сейчас привлекли одну из ведущих мировых компаний в области городского планирования и дизайна, PRP Architects, к работе над концепций реконструкции центральной площади. Нам очень интересен их взгляд.

Задача городского сообщества, а именно оно знает, как будет комфортно для большей части населения, — попытаться обобщить все мнения, вывести формулу развития, близкую к идеальной.

— Городское сообщество — это в лучшем случае десятая часть населения. Остальным, это мое мнение, глубоко все равно, как будет развиваться их город.

— Есть известное правило одного процента: 90% населения — пассивные участники, им не очень интересно, как будет меняться город; 9% — это относительно активные участники — интересуются процессами, которые происходят вокруг; и есть 1% людей, которые инициируют позитивные перемены. Для Ижевска 1% — это 6 тыс. человек. По-моему, достаточно, чтобы менять облик города и планировать будущее. Эти люди — реальная движущая сила. Из их числа, например, состоит «Экопатруль», его активисты на велосипедах обследуют места несанкционированных свалок, фотографируют нарушителей, предоставляют информацию в муниципальную милицию. Это десятки людей, которым не наплевать на город. Объединить и организовать эти 6 тысяч и поможет АРГО. Если все будут по норкам сидеть, у нас ничего не получится.

Часть вторая, хозяйственная  

В болото с головой

— Вам как главе часто удается с жителями коммуницировать? Насколько местным управленцам важно слышать мнение населения не по вопросам развития, а по каким-то ежедневным делам — коммуналке, благоустройству?

— Я с общения начал свой первый год сити-менеджера в 2010 году. Те еще ощущения! Там вся моя команда была — записывали поручения, разговаривали. Проблема в том, что для 80% горожан власть априори плохая. Они к диалогу не готовы. Им важно выплеснуть негативные эмоции. Я их прекрасно понимаю. Мы тогда поехали в микрорайон, который в народе называют «болотом»: его топит уже много лет — весной и осенью. Сейчас еще более-менее, раньше было еще хуже — на лодках люди плавали. Приходится откачивать. Цена решения вопроса — 1 млрд рублей. Этих денег в бюджете нет. Страдают несколько десятков тысяч жителей. Что я им должен сказать? Приходите завтра? Завтра денег тоже не будет. Начинается: власти плохие, вы уже пятый, кто нас успокоить пытается. Приходим и смотрим добрыми глазами: мы знаем, мы слышали, мы пытаемся. Но самостоятельно город не вытянет эту проблему — нужно, чтобы и федерация включалась, и регион. Сейчас мне принесли вариант решения вопроса, сократив стоимость до 150 миллионов. Но мы больше 20 млн рублей в год на это не сможем выделять, то есть будем постепенно двигаться. А это еще лет пять-семь. За это время много недобрых слов услышим. Поэтому нужно с населением общаться, но надо понимать, что конструктив будет не всегда, да и на эффективности ваших решений такие разговоры вряд ли скажутся. Местная власть весьма ограничена в ресурсах, и в решении многих вопросов ей самой без населения не обойтись.

— Вы жителей не переделаете. Есть стереотип — власть обязана помогать.  

— Надо помнить, что мы с вами не коммунизм строим, а капитализм. И уже давно. И пугать выборами никого не надо.
А тот, кто боится, лишь поощряет иждивенческие настроения. Дом — это ваша крепость, благоустраивайте его, а мы поможем. Но не с позиции — вы обязаны, а с позиции — предлагайте, а мы поддержим. Вот пример — у людей сгорел дом, они пришли на прием и попросили новое жилье. Я им отказал — нет свободных квартир в городском жилфонде. Говорю, давайте думать вместе. Позже они уже с готовым предложением выступили: погорельцы находят инвестора, он строит здание, отдаем им квартиры, а проект окупает за счет продажи оставшихся квадратных метров. При этом мэрия помогает с градостроительной документацией, разрешением на строительство и двор благоустраивает. Ну это ведь здорово!

— Сработала идея?

— Да. Дом будет построен. Этот же механизм действует в отношении придомовых территорий. У нас идет плановый ремонт по федеральной программе, и мы предлагаем жителям вкладываться в так называемые гостевые стоянки во дворах. Машины все равно надо где-то ставить! По техзаданию, городские службы самостоятельно это сделать не имеют права. Но если жители подключатся, соберут средства на стройматериалы, мы поможем техникой. Это лучше, чем на газонах парковаться.

— На стоянку можно и скинуться. А что делать с коммуналкой, там бесполезно деньги собирать, все равно не хватит.

— Год назад у меня теплилась надежда, что будет принят федеральный закон о модернизации коммунальной системы. Сейчас я понимаю, что его, скорее всего, не будет в ближайшее время. Ведь только в Ижевске необходимые капитальные вложения в сферу оцениваются в 10 млрд рублей. А сколько по всей стране? Трубы рвутся, мы латаем. На следующий год на ЖКХ в городском бюджете (пока главный финансовый документ еще в стадии формирования) запланировано около 100 млн рублей, этого явно недостаточно. Это в разы меньше, чем в прошлые годы, и 70% пойдет на зарплаты. Наша главная беда — вода. Тариф на нее минимум в 2,5 раза ниже, чем общероссийский. Когда его можно было поднять, руководство МУП Водоканал не среагировало, а теперь уже поздно. Предприятие на грани банкротства, ни о каких вложениях в сети речи не идет. Проблемы и с канализацией. Развитие новых микрорайонов требует соответствующей инфраструктуры, а у нас нет денег. Если с подачей тепла будут перебои, а такое было, поставим тепловые пушки, если труба прохудится — поставим заплатку. Не дай бог прорвет канализацию — это экологическая катастрофа: всех фекалиями зальем. Вентили там не закрыть.

— Государство говорит, что в ЖКХ придут частные инвесторы.

— Да? Пока не видно, чтобы кто-то на Водоканал, например, рвался. Иностранцев к водоотведению вообще не подпускают, это же стратегически важный объект… Но на Водоканал мы хотя бы влияние имеем. Я позвоню и скажу: что это вы, уважаемые, воду отключили, ноги в руки и быстро включить. А вот на Удмуртские коммунальные системы (УКС, арендует муниципальные тепловые сети и оборудование. — Ред.) такого влияния нет. Вот вам и частный инвестор в коммуналку пришел: никаких вложений от УКСа мы не увидели. Более того, в этом и прошлом годах в жилых домах батареи заработали с опозданием. Город должен участвовать в управлении сетями. Будем принимать решение о расторжении арендного соглашения с УКС и создании СП с ТГК-5 (владеет магистральными тепловыми сетями). То есть частный инвестор с сетями не справился. И с управляющими компаниями ситуация не лучше. У нас их 52, но хорошего мало. Передали обслуживание домов в частные руки. Западный бизнесмен начал бы планировать на десять лет вперед, а местным УК главное денег сорвать. Мне звонят и спрашивают, почему в доме пять дней отопления нет. Начинаем звонить в УК, ругаемся, материмся. Обещают сделать, но проходит пять дней, а ситуация не меняется. По закону я их контролировать не могу. Остается только пугать их, что останутся без субсидий. При этом муниципальная УК работает без проблем.

Еще про частные инвестиции хотите? Во всех развитых странах вывоз мусора — это муниципальная услуга. А у нас — частные компании. Вот и получается, когда хочу, тогда и вывожу. Я молчу, что мы их не можем заставить раздельным сбором мусора заниматься. Было бы это в руках муниципалитета, начали бы уже внедрять. Стоянки опять же частникам раздали. Ни о какой безопасности автомобилей нельзя говорить. Бизнес за редким исключением не созрел для оказания государственных и муниципальных услуг населению. Качественно он их оказать не может, потому что думает только на полгода вперед, а вдруг потом отнимут, оштрафуют, зачем мне вкладываться.

— Может, все дело в том, что у вас двуглавая система управления. У одного хозяина спрос жестче.

— Дело не в количестве глав, а в том, насколько они эффективны. Сегодня избраться в мэры — не проблема, главное — действующую власть ругать. Вопрос в том, насколько грамотно такой мэр сможет хозяйством управлять в условиях большого количества полномочий и дырявых карманов.

Надежда на рыжих

— Ответственности больше становится, денег меньше?

— Два года назад бюджет развития составлял 1,2 млрд рублей. Подняли зарплату муниципальным служащим, врачам, учителям и бюджет проели. С одной стороны, растет благосостояние, это очень хорошо, с другой — все расходы, кроме социалки, урезаны. Жители это заметят. Где-то дорогу не отремонтируем, где-то сквер не благоустроим. Вроде мелочи, но людям это важно. Взять деньги негде, у нас только подоходного налога в результате перераспределения забрали на 2,2 миллиарда. Зато у нас детей больше рождается, если сравнивать с Казанью, Уфой и другими городами Поволжья.

— Федеральная власть периодически поднимает разговоры о перераспределении налогов в пользу муниципалитетов.

— Я никаких изменений не ощущаю. Понятно, что мы должны крутиться, а не на жизнь жаловаться. Но мне кажется, наша система местного самоуправления, в том числе в части обеспечения налогами, далека от идеальной. Ведь мы сегодня банально не можем повлиять на инвестиционный климат в городе. Что мы способны инвесторам предложить? Налоги снизить? Это нереально. Мы их поднимать будем! Это я о земельном налоге говорю. И выхода нет, нам надо как-то город содержать. У нас, например, муниципальная милиция есть. Это один из успешных проектов с точки зрения пополнения доходной базы. За прошлый год мы собрали около 36 млн рублей против 500 тысяч, когда этой службы еще не было. С ее помощью мы наказываем нарушителей правил благоустройства. Опыт заимствован у Европы.

— И как вы в этой ситуации город собираетесь развивать? О какой стратегии может идти речь, если у вас завтра канализация лопнет?

— Завтра не лопнет. Развиваться все равно надо. Не будет город комфортным, сюда никто не поедет — ни потенциальные инвесторы, ни потенциальные жители. Мы всерьез задумались о брендировании, например. Вроде и бренд уже есть — оружейная столица, но он привлечет лишь определенный круг предпринимателей, да и для Запада — это не самый лучший вариант. Есть другие бренды — ижевские автомобили и мотоциклы, но мототехнику не производят, а машины, в общем-то, уже и не ижевские. Есть идея развивать наш Рыжий фестиваль. Существует научная гипотеза, что удмурты — самая рыжеволосая нация в мире. Конкуренцию могут составить только ирландцы. Сегодня проект, который реализуется уже десять лет, стал популярен среди представителей всех национальностей, проживающих в Удмуртии. Из районного праздника вырос в городской и сейчас воспринимается как уникальный формат межкультурного и межнационального диалога. Такой фестиваль только у нас проходит. Чем не бренд?

И еще есть масса идей — хотим забрать в муниципальную собственность башню Ижмаша. Это символ города — и городу должен принадлежать. Это кладезь для урбанистических проектов. Там можно организовать галереи, мастерские, кафе, особую творческую среду создать. В другом старинном здании будем делать музей Ижевска. И еще есть мечта — попытаться оживить общественные площадки в зимнее время. У нас ведь зимой все дороги заметает, народ по домам сидит. Попробуем этот стереотип разбить: почистим велодорожки, минус 5 — 10 градусов — еще терпимо; кафе дополнительные откроем, танцы организуем, скульптуры поставим.
Планов — громадье!
Комментарии

Материалы по теме

День независимости

Поделись субвенцией своей

Равнение на вторые

Посторонним вход

Перекресток семи дорог

 

comments powered by Disqus