Банк открытых дверей

Банк открытых дверей Константин ВильдеевНедостаток длинных ресурсов не позволяет предпринимателям рассчитывать на долгосрочные кредиты. Однако часть проектов можно финансировать за счет ресурсов иностранных банков, привлекаемых банками российскими, считает начальник управления региональных продаж департамента международного финансирования Промсвязьбанка Константин Вильдеев.

Одна из наиболее обсуждаемых претензий предпринимателей — отсутствие денег для запуска долгосрочных инвестиционных проектов. И на конференции «Точки роста экономики Большого Урала» эта тема при анализе факторов, сдерживающих экономический рост, встала на первое место. Поскольку других источников ресурсов в массовом масштабе для долгосрочных проектов кроме банковских кредитов на рынке сейчас нет, эти претензии чаще всего адресуются российским банкам. Насколько они обоснованы, каковы фундаментальные причины и есть ли другие инструменты для запуска производственных мощностей? На эти вопросы мы попросили ответить начальника управления региональных продаж департамента международного финансирования Промсвязьбанка Константина Вильдеева.

— Константин Николаевич, темпы роста кредитования корпоративного сектора снижаются второй год подряд. Что лежит в основе этой тенденции?

— Причиной я считаю активность бизнесменов. А объемы кредитования — скорее следствие, индикатор коммерческой деятельности. В любом случае в последние два года мы нарастили объемы кредитования реального сектора экономики, в том числе инвестиционных проектов.

Но основным вопросом в части финансирования долгосрочных проектов, конечно, является наличие у банков соответствующих ресурсов. Сегодня срок окупаемости проекта по запуску нового производства или модернизации действующего — пять-семь лет. Все еще до кризиса наигрались: привлекали короткие деньги и финансировали на них длинные проекты, в итоге лимиты оказались не пролонгированы, а проекты недофинансированы. Для многих компаний эта игра оказалась последней. Те, кто это пережил, сейчас четко следуют золотому правилу финансового менеджмента: длина денег должна соответствовать длине проекта.
Рынок длинных внутрироссийских денег в стране действительно ограничен. А те деньги, которые есть, дороги и зачастую сводят на нет эффективность проектов.

— Если говорить о докризисной модели финансирования, то она была в основном построена на возможности использования дешевых западных денег. После 2008 года этот источник иссяк. Можно ли сейчас говорить о том, что дверца открывается?  

— Она и не закрывалась. Основные длинные ресурсы были и остаются на Западе. И финансовые структуры давно научились их экспортировать. Риск экспорта длинных денег, безусловно, велик, и для того, чтобы его снизить, в Европе, США и Азии существуют страховые экспортные кредитные агентства. У нас, кстати, тоже появилась такая организация — Экспортное кредитное агентство России. Поскольку длинные деньги застрахованы в Национальном экспортном агентстве, западные банки готовы давать их российским банкам, причем по дешевой цене. За счет этого ресурса мы можем финансировать некоторые инвестиционные проекты внутри России. Многие проекты, особенно в промышленности, сейчас завязаны на поставку современных технологических линий из-за рубежа. Их мы и можем прокредитовать совместно с нашими западными банками-партнерами на пять, семь и даже на десять лет. И активно это делаем: у нас в портфеле действительно много таких проектов на разных стадиях. Просто не все предприниматели об этом знают, и не все умеют этим инструментом пользоваться.

— Но это реально только в том случае, если у компании есть валютная выручка. А если нет,то у такого бизнеса сейчас вообще нет шансов построить новый завод?

— Если компания не имеет экспортной выручки, но при этом привлекает валютный кредит, риск действительно существует. Но здесь бы я обратил внимание на два обстоятельства.

Приведу пример одного клиента, который кредитовался по схеме международного финансирования в валюте: сначала покупал оборудование, а потом сырье на западных рынках в течение нескольких лет. Так вот он не поленился и подсчитал, выиграл бы он в финансовом плане или потерял, если бы все эти операции делал в рублях. Курсы валют в разные периоды были разные, но ставка по валютным кредитам всегда дешевле, чем по рублевым. Получилось, что он сэкономил 30%. Удивительно, на первый взгляд, но факт! И действительно: курс доллара 10 лет назад был примерно на том же уровне, что и сейчас.

Второе обстоятельство — валютные риски можно хеджировать, инструменты для этого есть. Конечно, если хеджировать на длительный срок, это будет стоить недешево. Но если есть риск колебаний курсов, можно хеджировать на короткие сроки. Мы можем взять вопросы страхования валютных рисков при таких операциях на себя, можем даже привлекать рубли у иностранных банков, такие примеры тоже есть: скажем, немецкие банки сейчас предлагают финансирование в рублях на контракты по поставке немецкого оборудования. Да, возможностей финансировать проекты немного, но для тех предпринимателей, которые имеют качественный проработанный проект и горят желанием его запустить, они есть.

По материалам конференции "Точки роста экономики Большого Урала"


Организаторы expert  urfu

Соорганизаторы psb  181
Комментарии

Материалы по теме

Кто отличит вагранку от кокиля

Адресно и повсеместно

На радость и на зависть

Миллиарды в независимость

Тактический оптимизм

В поисках мультиэффекта

 

comments powered by Disqus