Перемены без конца

Перемены без конца Энергосбытовые компании завершают заключение договоров с потребителями на 2010 год в условиях постоянно меняющейся нормативно-правовой базы. Искусственное понуждение гарантирующих поставщиков-монополистов
к снижению рыночной доли не привело к появлению равновесных им сильных игроков.

Сбытовой сектор остается одним из наиболее рискованных в электроэнергетике. Причина - законодательная неурегулированность: с рождения розничного рынка правила работы на нем возникают «по ходу пьесы», дорабатывается регламент за регламентом. Прежде оптимизм игрокам придавал постоянный рост спроса, в этом году - все наоборот. Кризисное падение электропотребления не было заложено ни в каких правилах: острое несоответствие реалиям заставило их пересмотреть.

Главной особенностью договорной кампании 2010 года управляющий директор Свердловэнергосбыта Денис Паслер считает работу в условиях нового законодательства. Майское постановление российского правительства № 411 внесло изменения в правила функционирования розничных рынков электрической энергии. Например, объемы поставки электроэнергии по регулируемой и нерегулируемой цене для потребителей с присоединенной мощностью свыше 750 кВА стали определяться на общих условиях. В итоге поставки для потребителей с присоединенной мощностью менее 750 кВА по нерегулируемым ценам сокращаются. Если до мая расчет сбытов с поставщиками энергоресурсов происходил в соответствии с заявленными в договорах величинами, которые из-за снижения энергопотребления превышали фактические, то с мая оплата мощности для потребителей, рассчитывающихся по двухставочным тарифам, производится по факту потребления. Понятно, что такие изменения вызвали необходимость пересмотра условий договоров с потребителями.

В разгар договорной кампании, 2 октября, вышло новое постановление правительства - № 785. Во-первых, очень жестко прописан график платежей. Генеральный директор ОАО «Пермэнергосбыт» Дмитрий Орлов отмечает: никогда такого не было, до 15 числа месяца клиент должен оплатить текущее потребление и до 30-го - полностью весь объем приобретенной электроэнергии за месяц. «Для сбытов это замечательно, - говорит глава компании, - поскольку в ходе трансляции электроэнергии с оптового рынка в розницу мы платим за нее каждую неделю по 25% месячного объема потребления. Из-за этого вынуждены очень много кредитоваться, чтобы закупать электроэнергию. Я надеюсь, что объемы кредитования у сбытов теперь станут существенно меньше».

Во-вторых, у сбытов появилась возможность ограничивать режим потребления даже за один период неоплаты. До сих пор санкции начинались с двух периодов.

- Это не значит, что мы завтра же начнем этим заниматься, - подчеркивает Орлов, - поскольку подобных потребителей большинство и они привыкли так выстраивать платежные графики. Надо дать им время перестроиться. Мы всех уведомили, внесли изменения в договоры. Надеюсь, это поможет нам снизить кассовые разрывы. Потребители, конечно, отреагировали на перемены негативно. Они и не скрывали, что им очень удобно «кредитоваться» за наш счет: не платить два дозволенных периода, решая за это время свои финансовые вопросы. Между тем большой объем кредитов (1,4 млрд рублей) негативно сказывается на экономике энергосбытовой компании. Потому что в тарифно-балансовых решениях объем выплачиваемых процентов по кредитам сбытовым компаниям полностью не закладывается, а за пользование кредитом мы платим 100 млн в год.

Но следом за 785-м постановлением 17 октября вышло постановление правительства № 816, изменившее с декабря порядок оплаты энергии, приобретаемой у гарантирующего поставщика (ГП). Схема такая: 30% стоимости договорного объема электроэнергии в месяц, за который идет плата, вносится до 10 числа, 40% - до 25 числа этого же месяца. А фактически потребленная энергия за истекший месяц, с учетом ранее внесенных средств, оплачивается до 18 числа последующего месяца. «Специфика всего договорного процесса - постоянно меняющаяся нормативно-правовая база: в рамках одного года мы начинаем играть по одним правилам, а заканчиваем по другим», - резюмирует директор по экономике ОАО «Челябэнергосбыт» Анна Катунова. Причем все изменения правил, на ее взгляд, практически ничего не добавили к инструментарию стимулирования и мотивирования добросовестного потребителя. А он необходим компаниям в борьбе за потребителя в условиях жесткой конкурентной борьбы.

Дальше - еще веселее. С 1 января все сложившиеся договорные схемы на региональных энергорынках вообще кардинально изменятся, прогнозирует генеральный директор ОАО «Тюменская энергосбытовая компания» Андрей Шишкин. Дело в том, что по планам либерализации рынка истекает крайний срок выхода на оптовый рынок гарантирующих поставщиков второго уровня. И они спешат не упустить этот шанс. В Тюменском регионе ряд сбытовых компаний уже заявили о готовности самостоятельно приобретать ресурсы на оптовом рынке электроэнергии. Одна из главных причин выхода крупных потребителей на оптовый рынок - проблема перекрестного субсидирования. Это якорь, который мешает плыть энергетической отрасли по намеченному курсу. Массовый выход компаний на опт неминуемо повлечет увеличение тарифа, изменит рынок сбыта, игрокам придется еще раз пересматривать систему взаимоотношений с сетевыми организациями, инструменты конкурентной борьбы.

Как добыть новые инструменты

Напомним, что 1 июля 2009 года уровень либерализации рынка электроэнергии достиг 50%. Одним из результатов поэтапного ослабления госрегулирования должно было стать развитие конкуренции между сбытами, что прежде неоднократно анонсировало исчезнувшее РАО. Основной показатель развития конкуренции - снижение рыночной доли бывших ГП-монополистов за счет независимых или образованных на базе территориальных сетевых организаций энергосбытов, тоже получивших статус гарантирующих поставщиков. Доля Челябэнергосбыта сократилась, но незначительно: с 65% в 2006 году до 62% в 2008-м. Потери Пермэнергосбыта серьезнее: от прежних 92% он сохранил, согласно официальной отчетности, 69%. Более всего потерял Свердловэнергосбыт, имевший 94% регионального рынка в 2006 году и 54% (минус 40%) в 2008 году. Основная причина - получение статуса ГП компаниями ЕЭСК и Роскоммунэнерго. Вторая - уход крупных потребителей к конкурирующим продавцам. Перехват клиентов распространен во всех регионах, в промышленном секторе которых много больших предприятий.

Какие новые инструменты в борьбе за потребителя выработали гарантирующие поставщики? Анна Катунова отмечает, что по логике реформирования отрасли ГП, по статусу получив обязательства заключать договор с любым обратившимся к нему потребителем, должен получить и определенные возможности: как минимум в виде гарантированной доходности и компенсации убытков (когда потребитель неплатежеспособен). На текущий момент обязанности у ГП безусловные. С возможностями гораздо скромнее. «Поэтому конкуренция у нас странная, - говорит Анна Катунова, - независимые сбыты, не имея обязанностей, наделены возможностями, а ГП ограничены дважды - в виде обязанностей и серьезно урезанных возможностей. Плюс - неусыпный контроль антимонопольных органов как следствие доминирующего положения ГП на рынке. Еще плюс - регулирование тарифов. К сожалению, говорить о новых инструментах не приходится: нововведения еще более забюрократили для гарантирующего поставщика работу с розничными потребителями».

Как только регулирование тарифов на электроэнергию выйдет из-под контроля государства, а перекрестное субсидирование будет ликвидировано, энергосбытовой бизнес получит новый толчок к развитию. Но до этого еще далеко: завершение либерализации российского рынка электроэнергии намечено к 2011 году.

Тезис о том, что гарантирующим поставщикам мешают конкурировать действующие регулируемые тарифы для потребителей, разделяет и Андрей Шишкин:

- Тарифы дифференцированы по уровням напряжения и времени использования мощности и представлены в виде единого тарифа для всех потребителей региона. Это не позволяет отследить их составляющие. Иными словами, тариф для потребителей непрозрачен. Сбытовые надбавки у поставщиков разные и значительно отличаются друг от друга. Например, на протяжении нескольких лет ОАО «Тюменская энергосбытовая компания» сохраняет сбытовую надбавку на минимальном уровне по сравнению с другими гарантирующими поставщиками региона, но это не дает ей никаких конкурентных преимуществ: потребитель не видит их в тарифном меню. Надо понимать очень важную вещь: все
в конкурентной борьбе между поставщиками электроэнергии в конце концов сводится к изъявлению потребителя.
Несогласованность законов, регулирующих взаимоотношения поставщиков электроэнергии, приводит к абсурдным ситуациям. Например, ГП первого уровня приобретает электроэнергию на оптовом рынке и продает ее ГП второго уровня, а затем вынужден снова покупать у него свою же электроэнергию, чтобы обеспечить потребителей, находящихся в зоне деятельности ГП второго уровня, отмечает Андрей Шишкин.

Дмитрий Орлов солидарен с коллегами: с новыми инструментами в этом году тяжело. Пермэнергосбыт пытается сейчас хеджировать риски, связанные со снижением объемов потребления (17% по первому полугодию по отношению к прошлому году), путем заключения долгосрочных договоров на 3 - 5 лет. До этого были договоры на год с пролонгацией. Удлинение сроков дает энергосбытовой компании точную картину потребления (какие объемы электроэнергии надо приобретать на оптовом рынке), позволяет принимать более качественные тарифно-балансовые решения. У потребителя тоже появляется основание точнее прогнозировать свою экономику.

В ближайшее время Свердловэнергосбыт также намерен заключать с потребителями долгосрочные контракты до трех лет, сообщил Денис Паслер. В этом году компания предложила малому и среднему бизнесу заключать договоры на поставку электроэнергии по фиксированным ценам до конца года. За четыре месяца контракты заключили несколько сотен предприятий. Ежемесячный объем поставки с фиксированной ценой превысил 8 млн кВт·ч. Среди клиентов больше всего компаний с объемом потребления до 50 тыс. кВт·ч в месяц: строительные, перерабатывающие,
сельскохозяйственные, торговые предприятия. По условиям, потребители через месяц после подписания этого договора могли расторгнуть соглашение и вернуться к прежней схеме обслуживания. Но поскольку ни одного случая досрочного выхода участников из проекта не было, наоборот, многие интересовались возможностью продления договора и заключения соглашения на год, Свердловэнергосбыт решил предложить долгосрочные контракты. Реакция клиентов понятна: по итогам октября нерегулируемые цены на свободном рынке электрической энергии выросли на 5,8% по сравнению с июлем, когда состоялся старт проекта. В результате участники проекта, расплачиваясь в рамках контрактов по старым ценам, заплатили за электроэнергию меньше.

Битва карликов и гигантов

Где конкурирует гарантирующий поставщик, действующий как на оптовом, так и на розничном рынках? С конкуренцией на розничном рынке все просто, утверждает Дмитрий Орлов: ее по факту нет. Ни технически, ни технологически. Пермэнергосбыт как гарантирующий поставщик закупает электроэнергию на оптовом рынке и реализует на розничном. Чтобы конкурировать с Пермэнергосбытом, надо выйти на оптовый рынок в приличных объемах, набрать договоров, создать автоматизированную информационно-измерительную систему коммерческого учета электроэнергии. Все это очень дорого. Поэтому никто из конкурентов на розницу не претендует. К тому же абсурдно покупать у гарантирующего поставщика электроэнергию и перепродавать: чем больше посредников, тем дороже.

Денис Паслер не согласен: конкуренция на розничном рынке между ГП и независимыми сбытовыми организациями все же есть - по величине сбытовой надбавки и возможности приобретения более дешевой электроэнергии и мощности на опте. По величине сбытовой надбавки ГП, само собой, проигрывает, так как обязан обслуживать всех потребителей даже с минимальным объемом, то есть нести условно-постоянные сбытовые затраты по каждой точке поставки. При этом значение сбытовой надбавки рассчитывается как отношение всех условно-постоянных сбытовых затрат на объем полезного отпуска в кВтч. Независимые сбытовые выбирают потребителей с большим объемом потребления, при этом их собственные затраты минимальны. Для ликвидации таких неравных условий на розничном рынке в настоящий момент на федеральном уровне готовятся изменения в методику формирования сбытовой надбавки: она будет дифференцирована. Все потребители станут оплачивать экономически обоснованную сбытовую надбавку.

На оптовом рынке, по мнению главы Пермэнергосбыта, игрокам гораздо интереснее. Есть потребители, которые уходят на опт от гарантирующего поставщика и покупают электроэнергию самостоятельно или через другие сбыты. Здесь конкурентные преимущества априори у независимых: они не обременены тарифно-балансовыми решениями и надбавками. ГП обязан продавать электроэнергию потребителю по тарифу, а независимая сбытовая компания вольна назвать любую цену. Она более мобильна, у нее ниже затраты. «Поэтому на оптовом рынке конкуренция в полный рост, - говорит Дмитрий Орлов. - Нам приходится очень жестко биться за потребителя, значительную роль играют пакеты дополнительных услуг и их качество».

НП «Совет рынка» последнее время всерьез обеспокоен неплатежами на опте, связанными с выходом на этот рынок большого количества мелких, финансово несостоятельных игроков. Для укрупнения участников рынка он намерен вводить для сбытовых компаний ограничения (по обороту, капиталу). Учитывая это, независимые энергосбытовые компании торопятся занять большую долю рынка за счет демпинга, предлагают платежи с меньшими авансами и дешевле на 5 - 10%, чем у ГП. Например, ряд сбытов в Свердловской области предлагают розничным потребителям поставки электроэнергии по ценам, заведомо ниже установленных тарифов и даже ниже сложившихся средневзвешенных цен покупки электрической энергии (мощности) на оптовом рынке с учетом инфраструктурных платежей.

Как мы уже отмечали, независимые энергосбытовые компании как субъекты розничного рынка могут покупать электрическую энергию (мощность) у гарантирующего поставщика по тем же ценам и на тех же условиях, что и розничные потребители. Или - у генерирующих компаний розничного рынка по ценам ниже рыночных (но последнее ограничено отсутствием таких мощностей, а также высокой себестоимостью производимой ими электроэнергии). Поэтому, предлагая потенциальным клиентам заниженные тарифы, независимый энергосбыт обрекает себя на работу с нулевой или отрицательной рентабельностью. А от финансовой устойчивости этих компаний зависит их способность отвечать по обязательствам перед поставщиками электроэнергии. Каков же вывод? Искусственное понуждение монополистов-ГП к снижению рыночной доли при отсутствии четких правил игры не приводит к появлению равновесных, сильных игроков. И сложатся ли они к 2011 году, точке старта цивилизованного рынка, - еще вопрос.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus