В отпуск

В отпуск

Кризис, отметившийся в октябре падением производства в реальном секторе экономики, к концу года подкосит всю промышленность. В начале следующего он остановит некогда взрывной рост торговли и вовсе выключит строительство. Но нефть останется.

Октябрь 2008 года стал первым месяцем, отразившим влияние кризиса на реальный сектор экономики и, что самое важное, на промышленность страны. Говоря о кризисе на федеральном уровне, эксперты приводят данные Росстата: прирост промышленности за октябрь в стране составил 0,6%. Многие аналитики оспаривают эти данные, утверждая, что в методике Росстата немало погрешностей и натяжек. По мнению специалистов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в октябре промышленный сектор не просто замедлил рост, но продемонстрировал спад на уровне 0,8%. Исследователи Института экономики переходного периода также отмечают, что промышленность прекратила расти, а индекс промышленного оптимизма (рассчитывается институтом по собственной методике) оказался самым низким за прошедшие десять лет.

Это в целом по стране. В Урало-Западносибирском регионе все намного отчетливей. По результатам октября даже по официальной статистике на территории в целом наблюдался трехпроцентный спад промышленного производства (по нашей оценке, он составил 4%). Но Большой Урал — образование неоднородное. В эпицентре провала оказались крупнейшие промышленные территории: Челябинская область (спад по официальным данным Росстата — 11,6%, по нашей оценке — 11,3%), Свердловская область (спад по Росстату — 8,4%, по нашей оценке — 11,7%), Пермский край (7,4% и 7,5% соответственно). Вспомните: по результатам первого полугодия промышленный рост во всех перечисленных областях перевалил за 7%, обогнав как среднеуральские, так и среднероссийские показатели. Есть и контр-пример: Башкортостан показал прирост по результатам октября на 9% (по нашей оценке — 9,5%). Крупнейшие центры добывающей промышленности — Тюменская область с округами — сработали в ноль, что давно стало для них нормой.

Падение в промышленности

Лидер по объемам сокращения производства — металлургия. Именно эта отрасль по большому счету ответственна за резкий откат Свердловской и Челябинской областей: на двух территориях располагается до 85% металлургических мощностей региона. Причины снижения объемов здесь наиболее весомы: резкое падение спроса и цен на мировых рынках (см. «Лучше б не было»). Наиболее неприятна ситуация в черной металлургии: по данным Лондонской биржи металлов (LME), цены на сталь за август — октябрь упали в 3 — 3,5 раза, причем только за октябрь на средиземноморском рынке с 520 до 252 долларов за тонну, а на азиатско-тихоокеанском — с 510 до 270 долларов.

— Идет сильное сокращение объемов производства в черной металлургии, вплоть до остановок доменных печей, не говоря уже о многократном падении закупок лома, — говорит начальник аналитического отдела Rusmet.ru Сергей Марков. — Причина — сокращение спроса. У потребителей нет денег, отгрузка трейдерам в ряде случаев ведется уже в дебиторскую задолженность с отсрочкой платежа. Объемы, тем не менее, падают, поскольку и у трейдеров склады далеко не пусты. Ситуация с экспортом также не самая благоприятная. Иного выхода, кроме как сокращать производство, в обозримой перспективе у российских металлургов нет. По сравнению с 2007 годом в 2008-м ожидаемое снижение выплавки стали и выпуска готового проката составит в России около 5-7%, производства стальных труб — 7-9%. Хотя сейчас не самое выгодное время для оценок. До начала весны вряд ли стоит ждать какого-либо оживления: январь и февраль — неплодотворные месяцы для черной металлургии. Впрочем, даже с приходом весны надеяться на резкий рост производства стали в России не приходится: процесс стабилизации в отраслях-потребителях не будет быстрым.

За общеуральский спад ответственна еще одна отрасль — химия. Почти 60% производств сосредоточены в Пермском крае, и падение объемов отрасли обусловило общий спад его промышленности в октябре на 7,5%. Главные действующие лица — производители минеральных удобрений (азотных, калийных, фосфатных). Причины: ввиду ограничения доступа к кредитным ресурсам основные потребители удобрений (сельскохозяйственные производства) не в состоянии закупать их в запланированных объемах; добавил влияния и фактор сезонности. Цены азотных и фосфатных удобрений упали, калийных — просто зависли, кроме того контракты на поставки калийных удобрений более долгосрочны (см. «Когда появятся всходы», «Э-У» № 47 от 01.12.08).

Реагируя на снижение спроса и желая поддержать нерастущие цены, о дальнейшем сокращении производства заявили почти все агрохимики. Так, березниковский «Азот» приостановил работу четырех цехов аммиачной селитры, нитрит-нитратных солей и высших алифатических аминов, а также одного из цехов аммиака. На 8% снижена загрузка аммиачного производства на ОАО «Минеральные удобрения». «Уралкалий» объявил об урезании вдвое планов на ноябрь и декабрь, в результате годовой объем производства компании уменьшится на 10% до 4,7 млн тонн. «Сильвинит» также принял решение в ноябре-декабре этого года снизить производство: программа 2008 года сократится на 8%. Однако в целом перспективы у химиков не удручающие: рост спроса на удобрения со стороны мирового агросектора неоспорим, а падение цен многими экспертами рассматривается как локальная коррекция рынка. С началом сезона деловой активности в агросекторе в будущем году объемы спроса на рынке восстановятся, потянув за собой вверх и цены.

Покачнулось и положение производителей нефтепродуктов, хотя статистика этого не отражает. Основная причина — главные мировые потребители продуктов нефтехимических компаний — те же, что и металлургических производств. В будущем многими экспертами прогнозируется затяжное падение производства газо- и нефтехимической продукции, а ОАО «Сибур Холдинг» уже поспешило обратиться за поддержкой к правительству РФ с просьбой отменить экспортную пошлину на сжиженный углеводородный газ. Просьбу мотивировали резким снижением потребления в стране нефте- и газохимической продукции (более чем в половину): если ситуация сохранится, придется останавливать заводы и снижать переработку попутного нефтяного газа и газового конденсата.

Прирост/падение объемов производства по основным промышленным отраслям 

Стабильными на фоне падений обрабатывающих производств выглядят нефте- и газодобывающие компании. На протяжении последних лет они всегда работали в ноль или небольшой минус. И в прошедшем октябре темп роста добычи полезных ископаемых составил 99,6%. На будущий год эксперты также прогнозируют снижение объемов, но некритичное — процент-полтора. Причина — вовсе не мировой кризис и не падение нефтяных цен. В последние годы нефтяные компании не уделяли достаточного внимания инвестициям в геологоразведку, добычу и разработку месторождений, зато значительные средства шли на нефтепереработку и приобретение новых активов. Это обусловлено спецификой налогового режима и процессами консолидации в отрасли. Но «запас прочности» старых месторождений иссяк: результат — снижение нефтеотдачи. 

Падение цен на нефть отзывалось головной болью больше для правительства РФ, нежели для нефтедобытчиков: действующий механизм взимания НДПИ сделал компании менее чувствительными к изменению цен. Правда, тут заработали «ножницы Кудрина»: при текущих (резко упавших) ценах на нефть ставки НДПИ, рассчитанные по ретроспективным (высоким), становятся непосильны. Но это — особенность госрегулирования отрасли, а не фундаментальный фактор. Более того, Минфин решил поддержать нефтяные компании. С 1 октября утвержденная ставка пошлины на нефть должна была составить 485,8 доллара за тонну, но уже принято новое решение: на октябрь-ноябрь она будет на 23% ниже прежнего плана — 372,2 доллара за тонну.

Самый динамичный сектор обрабатывающих производств на Урале — машиностроение — в целом по итогам октября спада не показал, однако потери значительны: 101,5% против 111% по результатам полугодия. Ситуация в машиностроении неоднородна, эксперты редко рассматривают сектор как самостоятельную отрасль. Значительная часть уральской промышленности так или иначе связана с госзаказами: оборонным, от авиапрома, от РЖД. Этот сегмент почти не чувствителен к мировой конъюнктуре и, вероятно, останется островком стабильности, хотя корректировка инвестиционных программ произойдет даже по государственным предприятиям. Другая часть — предприятия, развивающиеся высокими темпами за счет инвестиционного спроса сырьевых компаний (тех же нефтяников, газовиков и металлургов). В этом сегменте не так благополучно: в связи с ограничением доступа к кредитным ресурсам масса инвестиционных программ свернута, и машиностроители также вынуждены в разы сокращать объемы производства.

Реакция непромышленного сектора

Негативное влияние промышленный коллапс оказывает на железную дорогу. По словам Владимира Черных, директора екатеринбургского филиала «Первой грузовой компании», всего за октябрь СвЖД потеряла от плана больше миллиона тонн грузов, в ноябре — полтора миллиона. Основное снижение допустили металлургия, химическая промышленность, строительный комплекс:

— Масштабное падение производства металлургических холдингов вызвало падение перевозок не только готовой продукции, но руды, флюсов, огнеупоров, шлаков: всего по металлургическому комплексу почти в половину, — рассказывает Владимир Черных. — Из-за проблем в строительстве более чем на 50% урезали отправку цементники, упали перевозки щебня. Производители минеральных удобрений на севере Пермского края уменьшили отгрузку на 30%. Единственная отрасль, до сих пор предоставляющая груз к перевозке, — нефтяной комплекс. Здесь снижение незначительное, вызванное уходом с рынка мелких игроков.

Сейчас прохождение составов может быть осложнено простаивающими на путях вагонами. При возобновлении деловой активности и появлении у промышленников оборотных средств возможна ситуация, когда везти нужно будет всем, все и сразу. Резкое снижение заказов на перевозки в конце 2008-го — начале 2009 годов может вызвать и усиление негативного влияния сезонности. Владимир Черных:

— Пока мы можем перераспределять грузопотоки по году, но везти заранее мало кто хочет — сказываются проблемы с деньгами, и на замораживание капитала никто не идет. Одна из основных наших задач — разработка таких условий сотрудничества, чтобы как можно больше перевезти зимой, не дожидаясь лета. Не сделаем этого — вновь упремся в «окна на дороге», в нехватку вагонов и в ограниченные пропускные способности.

В строительстве, а значит, и производстве строительных материалов торможение началось давно: еще в конце 2007 года стало ясно, что спрос на жилье падает. Инвесторы строить отказывались и потихоньку выводили капитал, а банки все менее охотно кредитовали застройщиков. Государство в свою очередь сильно повысило себестоимость строительства: выросла стоимость земли, подключения к коммуникациям, согласования и т.д. Кризис сработал катализатором.
Рассказывает исполнительный директор Союза предприятий строительной индустрии Свердловской области Юрий Чумерин:

— За октябрь-ноябрь портфель заказов у производителей стройматериалов в Свердловской области упал на 50 — 60%. Мы сейчас активно участвуем в федеральных конкурсах, ищем заказчиков на северах, по всей России. Сбыт идет очень тяжело. Цены на стройматериалы резко упали. Если летом, например, цемент продавался по 5 тыс. рублей за тонну, сейчас — 2,8 — 3 тыс. рублей. Мы ожидаем, что в четвертом квартале этого года производители стройматериалов заработают примерно в два раза меньше запланированного. Первый квартал 2009 года, вероятно, будет еще сложнее.

Так мы можем потерять порядка 10% производителей стройматериалов. Банки отказались кредитовать стройку, поэтому сейчас в отрасли остро встала проблема задержек платежей. Подрядчики не дают денег производителям стройматериалов, заказчики — подрядчикам. Это усугубляется тем, что законодательство требует уплаты налогов сразу после выполнения работ по договору. Если сейчас пойдут взаимозачеты с различными дисконтами, мы вообще из этого болота не вылезем. Серьезный передел ждет сегмент застройщиков. Они не могут продать квартиры, государство вроде бы им решило помочь, выкупить жилье по 35 тыс. рублей за квадратный метр. Но эта цена равна себестоимости, а иногда и ниже. Что остается застройщикам? Продать и умереть.

Цены на сталь 

На росте потребительского сектора кризис еще не отразился в полной мере, однако торможение экспертам видится значительным (см. «Возможно все»). По результатам полугодия рост розничной торговли составил 120,8%, за три квартала года — 119,6%, за октябрь — 117%. Темпы прироста торговли 15 — 20% в последние годы стали нормой для экономики Урало-Западносибирского региона, при том что в среднем по стране он не превышал 15%. В оптовой торговле потеря темпов видна более явно: 116,3%, 115% и 106,5% по итогам полугодия, девяти месяцев и октября соответственно.

Но говорить, что в потребительском секторе все хорошо, было бы неверно. Ритейлеры корректируют прогнозы объемов продаж будущего года и уже сейчас снижают издержки, идет реструктуризация бизнеса. Стандартный ход — сокращение персонала и непрофильных расходов, к примеру, маркетинговых и рекламных бюджетов. Увеличиваются отсрочки платежей поставщикам: в прежние времена обычная практика — от двух недель до месяца, теперь — до трех месяцев.

Идет оптимизация ассортимента с учетом сдвига спроса в более низкий ценовой сегмент. Как и в промышленности, сворачиваются планы экспансии: практически все крупные ритейлеры скорректировали планы развития сетей и открытия новых объектов. Кроме ограничения доступа к кредитным ресурсам, это связано еще и с девелоперами: сроки сдачи торговых площадей значительно сдвигаются, многие проекты заморожены, новое строительство не начинается (см. «Бум отменяется» , «Э-У» № 38 от 29.09.08).

Одна из статей расходов, попадающих под сокращение, — арендные платежи. Все федеральные и региональные сети ведут переговоры о снижении стоимости занимаемых и новых торговых площадей.

— В первую очередь такие требования выдвигают небольшие компании, испытывающие реальные трудности, либо компании, применяющие традиционно политику давления на арендодателя, — поясняет генеральный директор федерального девелопера «Овентал» (имеет несколько объектов в Тюмени) Александра Славянская. — В данный момент просьбы о снижении цены очень редко опираются на расчеты, пока это по большей части эмоциональные попытки перестраховаться. Панические настроения на рынке приводят к тому, что арендаторы будут стремиться сократить расходы любой ценой и проецировать панику на арендодателя.

Собственники недвижимости идут на уступки (см. «Площадная игра» , «Э-У» № 47 от 01.12.08). Хотя, по прогнозам, в некоторых объектах с выгодным местоположением и высоким трафиком ставки не только не снизятся, но могут и подрасти, в среднем стоимость аренды на Урале может упасть до конца года на 20%.

Что в результате

Сердце обрабатывающих производств Большого Урала — металлургия — вряд ли сможет быстро восстановить былые объемы. Значимость этих предприятий в структуре экономики региона в будущем году будет падать. Еще больше снизятся инвестиционная активность и инвестиционный спрос со стороны металлургических предприятий, а это добрая четверть всех инвестпроектов в Урало-Западносибирском регионе. По сугубо экономической логике, эта отрасль в ближайшей перспективе будет вынуждена снижать объемы, останавливать предприятия и проводить сокращения сотрудников. Наибольшему риску подвергнутся предприятия с высокой себестоимостью — они были эффективны лишь в ситуации безудержного роста цен на мировых рынках. Смягчит падение социальный фактор: региональные власти вряд ли допустят закрытия крупных промышленных предприятий в небольших городах.

Прирост/падение объемов производства по основным непромышелнным отраслям 

О бурном росте цементных производств в регионе и о высоком инвестиционном спросе со стороны строителей на ближайшие несколько лет придется забыть. Как и о планах превращения Свердловской области в общероссийский центр цементного производства: планам строитель­ства новых заводов в среднесрочной перспективе сбыться не суждено.
 Ситуацию в машиностроении в целом аналитики склонны оценивать оптимистично. Во-первых, этот сектор не был так раздут галопирующим ростом, как металлургия и производство строительных материалов, основу в нем составляют более жизнеспособные предприятия. Во-вторых, здесь велика доля государственного заказа. Однако об опережающем росте, который машиностроители демонстрировали в последние полтора года, говорить также не придется: спрос на их продукцию претерпит сильнейшую корректировку, даже со стороны РЖД.

В целом экономика в среднесрочном периоде нам видится более моноцентричной, чем сейчас. Основываться она будет на сырьевых экспортно ориентированных производствах. В кризисный период в экономике не до игр в диверсификацию. Несмотря на отсутствие фундаментальных факторов для роста нефте- и газодобычи, вся промышленность будет опираться именно на этот сектор — государство его падение вряд ли допустит. Также при соответствующей государственной поддержке стабильно доходным должно остаться производство химической продукции. Значительное замедление темпов роста непромышленного сектора, который стимулировали высокие доходы от экспорта, приведет к снижению его доли в валовом продукте, да и к падению темпов ВРП в целом. Хотя сейчас не до цифр и темпов — не подвели бы цены на нефть.

В подготовке текста принимали участие Светлана Ханафиева, Екатерина Конюшенко, Аркадий Коновалов, Сергей Ермак

Таблица 1. Промышленный рост по регионам РФ, % к соответствующему периоду прошлого года

Таблица 2. Производственные показатели металлургических компаний

Дополнительные материалы:

Лучше б не было

Строительная отрасль оживет лишь через три-четыре года, а хуже всего в кризис придется машиностроителям, считает

Владимир Княгинин
Владимир Княгинин

директор Центра стратегических разработок «Северо-Запад» Владимир Княгинин

— Владимир Николаевич, наибольшее падение объемов производства на Урале демонстрируют металлургия, химическая промышленность и стройиндустрия. В чем основные причины?

— Судя по всему, здесь события развиваются по сценарию кризиса перепроизводства. Выражается это прежде всего в том, что производство, развернутое в таких объемах, не может быть оплачено рынком. Снижение цен на металл и падение объемов потребления металлов в мире ощущается повсеместно. Сворачивают потребление основные заказчики металлургов: машиностроение во всем мире падает на 20 — 40%. Эксперты считают, что автомобилестроение генерировало 15 — 25% мирового спроса на основные металлы.

Та же проблема с резким падением спроса и у производителей строительных материалов. Практически везде сокращаются объемы строительства, начиная с США — крупнейшего рынка в мире: там спад примерно 40%. В Москве, самом большом строительном рынке страны и потребителе строительных материалов, планируется сокращение объемов жилищного строительства на 2009 год в два раза. В регионах ситуация еще более сложная: в октябре-ноябре фактически заморожено 80% всех строек. Согласно прогнозам «ЮниКредитАтон», в цементной отрасли нас может ждать долгое падение рынка, причем дна мы достигнем лишь в 2010 году. В целом все сходятся во мнении, что рынок недвижимости, а значит, строительства и строительных материалов, по-настоящему начнет оживать только после 2012 года. Кстати, сильно страдают и транспортники: металлурги и строители были основными заказчиками транспортных услуг.

— Что нас ожидает?

— Сейчас мы находимся в первой фазе резкого сжатия, когда фактически используются ранее накопленные запасы и выполняются обязательства, принятые еще в начале 2008 года. Поэтому преобладают катастрофические оценки: цены и объемы производства падают быстрее всего, а будущая ситуация неясна. Но, по крайней мере, у нас нет оснований ожидать катастрофы в ведущей отрасли России — нефтегазодобыче, хотя газовики и обсуждают возможное сокращение объемов на 1 — 3%, а нефтяники даже на 10%. Тем не менее нефте- и газодобыча позволит поддержать часть металлургов и производителей нефтесервисного оборудования.

Хуже всего придется той части машиностроения, которая не задействована в крупных инвестиционных программах государственных монополий: Росатома, оборонной промышленности, РЖД и т.д.

И, конечно же, удар будет нанесен по новым секторам экономики — сфере услуг и информационным технологиям. Главный риск заключается в том, что при сжатии рынка часть предприятий должна будет уйти, эти потери могут оказаться невосполнимы. Этот риск понимают основные участники рынка. Будем надеяться, поймет его и власть: здесь хотелось бы рассчитывать на эффективные программы государственной поддержки.

— Какое конструктивное влияния эта ситуация может оказать на экономику в будущем?

— Нужно признать, что в последние годы посредниками, производителями и потребителями был надут сырьевой пузырь. Он лопнул, и сейчас экономика должна хоть как-то разгрузиться от избыточного давления. В части секторов рынка цены должны скорректироваться, увы, должна будет скорректироваться и цена рабочей силы. Выживут только самые сильные и динамичные: произойдет выбраковка по устаревшим технологиям, по неэффективному менеджменту, по квалификации. Но говорить о положительных сторонах ситуации язык не поворачивается: лучше, если бы мы не переживали кризисы такой глубины, продолжительности, а главное — болезненности для экономики и людей.

Подготовил Глеб Жога

Возможно все

Владимир Сальников
Владимир Сальников

Прогнозировать будущий рост в экономике сейчас невозможно, но если он случится, то только за счет обрабатывающих производств, уверен заместитель генерального директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников.

— Владимир Алексеевич, по данным Росстата, спада производства в октябре в стране не наблюдалось, а на Урале он отмечен. Каковы основные причины?

— Здесь все очевидно. В целом по стране наиболее пострадавшие от кризиса отрасли — металлургия, производство минеральных удобрений и цементная промышленность. На Урале доля в экономике этих производств больше, оттого и спад ощутимее.

Причины — ухудшение мировой конъюнктуры, которая выражается не только в падении мировых цен, но и в «схлопывании» основных рынков. В большей степени это характерно для черной металлургии. Здесь есть и еще одна специфическая проблема — невысокая конкурентоспособность по сравнению с переходящим к экспортной экспансии Китаем. Уже в декабре китайское правительство собирается отменить ряд экспортных пошлин на продукцию черной металлургии, в том числе и на полуфабрикаты — то, что мы больше всего экспортируем. Китайские производители не так давно выдавили наши компании со своего внутреннего рынка, теперь начнут серьезно давить на рынках других стран.

У производителей удобрений с фундаментальными факторами все не так плохо: несмотря на падение цен, мировой спрос на их продукцию растет. В ситуации снижения цен наиболее ощутимые проблемы с доходностью могут случиться у азотчиков: будут быстро расти издержки из-за повышения цен на газ в следующем году. С одной стороны, здесь многое будет зависеть от возможностей предприятий в деле повышения эффективности производства, с другой — они наверняка обратятся за помощью к государству. А вот у калийщиков проблем с ростом издержек нет, это вообще одна из сверхдоходных отраслей, свобода для снижения цен значительна. Снижение объемов производства здесь — отчасти рыночная политика компаний, отчасти медленные темпы подготовки новых запасов. Такая реакция на спад цен характерна для многих наших околомонопольных производителей. Эти предприятия имеют огромную свободу действий и, скорее всего, останутся высокодоходными в будущем.

— Как может измениться структура экономики?

— В краткосрочной перспективе может вырасти доля нефте- и газодобывающей промышленности на фоне резкого замедления других производств, но это явление локальное по времени. Существенного роста от углеводородного сектора ожидать не стоит: во-первых, у нефтяников есть объективные ограничения по увеличению добычи (сейчас нет достаточного числа подготовленных скважин, чтоб наращивать объемы, и быстро эту проблему не решить), во-вторых, никто уже не ожидает сверхвысоких цен на нефть. Так что если мы хотим расти, то должны будем это делать только за счет обрабатывающих производств, где, кстати сказать, фундаментальные предпосылки к развитию сохраняются.

Что касается соотношения промышленного и непромышленного секторов, то здесь структура изменится существенно и достаточно быстро: высокие доходы от международной торговли в прошлые периоды серьезно «разгоняли» потребление и стимулировали рост торговли, завышая вклад непромышленного сектора в валовой продукт. Очевидно, что в 2009 году будет сильный спад доходов от экспорта, и это приведет к сильному торможению потребительского сектора: если раньше торговля росла ускоренно по сравнению с ВВП, то сейчас может резко затормозить, вплоть до темпов ниже темпов роста ВВП.

— Что нас ждет?

— Сейчас, к сожалению, «наиболее вероятного» сценария в экономике не существует. Очень многое зависит от цен на мировых рынках и от ситуации в США и Китае. Если начнется глубокий кризис в Штатах, то нефть может какое-то время стоить и 20 — 30 долларов за баррель. В такой ситуации может стать реальностью масштабная девальвация рубля, что вызовет резкий рост долговой нагрузки корпоративного сектора (долг номинирован в валюте). Если последуют margin call (требование внести дополнительное обеспечение кредита вследствие неблагоприятных ценовых изменений. — Ред.) со стороны иностранных компаний, это будет означать масштабную утерю собственности и так далее. Все это потребует каких-то серьезных непопулярных мер от правительства, и ситуация может развиваться по достаточно кризисному сценарию... Фантазировать здесь можно сколько угодно. При благоприятном сценарии, если мировая экономика довольно мягко пройдет фазу замедления, то и мы притормозим несильно. И в дальнейшем продолжим расти, правда, меньшими, чем ранее, темпами: промышленность на 3,5 — 4,5% в год, а ВВП — на 5 — 6%. Хотя в 2010 году восстановительный рост может быть и больше.

Подготовил Глеб Жога
 

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus