Не надо ждать грома

Не надо ждать грома

Ресурсов государственных банков не хватит для кредитной поддержки экономики. Чтобы не допустить коллапса, пора запускать новые инструменты финансирования бизнеса.

Финансовые ресурсы, выделенные банковской системе на поддержку ее ликвидности, до реального сектора экономики в полной мере не дошли. Об этом говорят итоги анализа кредитной активности банков: в среднем по стране за октябрь портфель кредитов предприятиям и организациям, по расчетам аналитического центра «Эксперт-Урал», вырос всего на 1,5%. Для сравнения: в благополучном августе он увеличился на 3,1%.

Не та цена

Частные банки, и региональные, и московские, уменьшили портфель кредитов предприятиям от 2,3% до 3,8%. У некоторых крупных частных федеральных банков, работающих в регионах, объемы выданных кредитов в сегменте упали на 6 — 8%, у других — на 15%, есть потерявшие и до 25%. Менеджеры признаются: дело не в отсутствии денег. Ситуация с пассивами остается крайне непредсказуемой, вкладчики в любой момент могут начать массово снимать деньги. Чтобы не провоцировать развитие паники, банки должны иметь средства для погашения досрочно расторгаемых договоров. Поэтому банкиры рассуждают так: лучше попридержать деньги, получить меньший доход, но иметь запас прочности.  

— Чтобы исключить возможные панические настроения, государству, на мой взгляд, надо сделать один простой шаг: распространить гарантии на все без исключения вклады, вне зависимости от сумм. Цена вопроса даже при самом худшем раскладе — 50 — 60 млрд долларов, и почему это не делается, мне непонятно, — разводит руками президент Альфа-Банка Петр Авен.

Возможно, власть рассчитывала на то, что экономику будут поддерживать государственные банки, которые сразу после обвала фондовых рынков получили финансовые ресурсы. Однако за сентябрь госбанки увеличили кредитование всего на 4,5%, а финансирование крупных корпоративных клиентов возобновилось лишь в октябре (объемы кредитов в целом по госбанкам выросли на 8,6%). Наиболее активную позицию в регионах сейчас занимает ВТБ (рост 17%). По словам управляющего Екатеринбургским филиалом ВТБ Александра Парамонова, за эти полтора месяца филиал увеличил кредитный портфель на 10 млрд рублей за счет роста как лимита по уже открытым линиям, так и кредитования новых клиентов. Конечно, условия уже не те.

— Требования ужесточились, — рассказывает об изменении подходов к кредитованию клиентов ВТБ Александр Парамонов. — Во-первых, мы пока ограничили срок кредитования до одного года: все-таки ситуация на рынках остается непредсказуемой и мы не можем рисковать ресурсами. По этой же причине очень осторожно подходим к кредитованию новых инвестиционных проектов, стараемся помочь предприятиям завершить уже начатые. Во-вторых, пересмотрели систему анализа заемщиков: значимым критерием является не столько обеспечение, хотя и ему мы уделяем большое внимание, сколько наличие у клиентов устойчивых денежных потоков от продаж. Но мы не вводим никаких ограничений по отраслям, все зависит от качества конкретного заемщика.

Есть рецепты

Таким образом, крупные корпоративные клиенты финансирование, пусть даже короткое, получать начали. Но проблема в том, что госбанки в регионах (может быть, за исключением Сбербанка) изначально ориентировались именно на крупный сектор. Между тем основная масса средних компаний обслуживалась в частных банках, как правило, сразу в нескольких. А они сегодня резко снизили объемы кредитной поддержки.

— Само по себе это кредитное сжатие плохо воздействует на реальную экономику, — убежден председатель совета директоров МДМ-Банка Олег Вьюгин. — Я не представляю, как бизнес может существовать без кредита вообще. И надо сейчас думать именно об этом. Банк, ограничив выдачу кредитов, меньше заработает, но в этом нет системной проблемы. Финансировать нужно не банки, как у нас сейчас это делается, а бизнес.

С этой позицией согласен и Петр Авен:

— Да, ЦБ запустил механизм проведения беззалоговых аукционов, но это деньги короткие, ликвидность не доходит до реального сектора, ему просто не нужны пятинедельные кредиты. Инструменты для изменения этой ситуации на самом деле есть, и мне опять же непонятно, почему ЦБ ими не пользуется.

О том, как можно снять кредитный коллапс, Петр Авен и Олег Вьюгин говорят уже не на одной конференции, писали об этом и в ЦБ. Суть предложений в следующем. Как мы уже говорили, деньги у банков есть. Примерную сумму ресурсов, необходимых для финансирования среднего и малого бизнеса, посчитать тоже можно. Эта сумма выставляется на лимитный аукцион. Допущенные к нему банки борются на право кредитования. Предметом торга является ставка, по которой выигравший банк кредитует бизнес за счет собственных средств, а затем получает от государства рефинансирование под залог этого кредитного договора. Следующий шаг — сдача этого договора назначенному правительством агенту, в качестве которого может выступать Внешэкономбанк.

— Все риски возврата кредита в данном случае находятся в банке, — объясняет плюсы Олег Вьюгин. — Каковы риски государства? По сути, он один — если финансовый институт, участвующий в этой схеме, обанкротится. Но и тогда у агента все равно остаются права требования по кредиту: он может его продать, передать и так далее. Просто такие институты надо тщательно отбирать, вот и все.

Очевидно, власти к предложениям банкиров не прислушиваются по одной простой причине: гром не грянул. Пока еще не чувствуется ни спада производства, ни социальных волнений. Но эта недооценка влияния кредита на бизнес может потом обойтись очень дорого. Об этом говорит опыт соседнего Казахстана, который чуть раньше России столкнулся с последствиями мировой нестабильности. Власти этой страны на первых порах тоже помогли только системообразующим банкам. В результате 80% предприятий малого бизнеса просто ушли с рынка именно из-за того, что враз лишились кредитной поддержки.     

Таблица 1. Динамика кредитов по группам банков

Таблица 2. Крупнейшие банки по величине выданных кредитов предприятиям 

Дополнительные материалы:

За пределы МКАД

Павел Чернавин
 Павел Чернавин

Чтобы не допустить развала промышленности, государству нужно сейчас выкупить банковские кредиты устойчивых предприятий, погасить государственный заказ и досрочно провести тендеры, считает генеральный директор завода «АМУР» («Автомобили и моторы Урала», Новоуральск) Павел Чернавин.

— Павел Федорович, за последние полтора месяца в банковскую систему влито более 1 трлн рублей. Есть надежда, что часть этих денег поступит в промышленность?

— Сразу было очевидно, что деньги, выделенные внутри Садового кольца, дальше МКАД не уйдут. В экономике есть два уровня: базис, то есть сектор производства, и надстройка — финансовая инфраструктура. Как ни парадоксально, но вторая может достаточно долго обходиться без первой. А раз так, то все полученные деньги банки будут направлять на решение исключительно собственных проблем: выдачу вкладов населению, покупку разорившихся коллег, сильно подешевевших ценных бумаг и так далее. Поэтому в данный момент промышленности в принципе не стоит рассчитывать на поддержку со стороны финансового сектора.

— Насколько болезненно отсутствие этой поддержки? 

— Платежи в стране уже встали, это значит, что мы временно лишились оборотных средств, которых ждем от наших контрагентов, не говоря уже о приостановке всех инвестиционных программ. Из каких средств предприятия закроют проценты по уже выданным кредитам? Нет таких источников. В итоге развивается следующий сценарий: предприятие вовремя на уплатило проценты или не погасило кредит, банк обязан данный кредит поставить на просрочку, создать дополнительные резервы. Следствие — сжимание капитала, ухудшение нормативов и еще меньше возможностей для кредитования. Порочный круг.

— Как его разорвать?

— Я убежден, что нельзя предприятиям давать деньги напрямую, иначе они тоже потратят их на решение собственных проблем. Нужно задействовать механизмы, которые позволяли бы и промышленности устоять, и банкам поднять ликвидность. Для этого государству нужно сейчас выкупить у банков кредиты, выданные промышленности. Это должны быть целевые деньги сроком минимум на два года, банки не имеют права направить их никуда кроме как на кредитование все той же промышленности. Можно предусмотреть другие направления, например выдача вкладов населению, уплата налогов. Это все. Конечно, выкупать портфели надо не у всех подряд, а только у финансово-устойчивых градообразующих предприятий.

— Какие принципы могут быть положены в основу отбора?

— Например, отсутствие просрочки по всем обязательствам на 1 июля текущего года и определенная численность работающих: на мой взгляд, оптимальный показатель 500 человек. Большинство городов в провинции построено вокруг заводов, и если сейчас этим заводам не помочь, мы будем иметь очень много социальных проблем. При таком варианте экономика заработает, через банки пойдут обороты, финансовая система восстановится, а предприятия, в которых будут выкуплены кредиты, получат оборотный капитал.

Второй механизм поддержки — оплата государственных заказов. У нас это обычно проходит в конце года. Не нужно ждать: если предприятие выполнило заказ как минимум на 50%, проводите плату остальных 50%, не дожидаясь 31 декабря. Причем опять-таки требуются жесткие ограничения по расходованию этих средств: только оплата поставок и услуг предприятий-смежников, иначе деньги останутся у головной компании производственной цепочки.
Третий инструмент — скорейшее проведение тендеров со стороны государства на следующий год. Это позволит предприятиям понять перспективу, а банкам — получить уверенность в клиентах.

И, конечно, надо думать о системообразующих государственных заказах (например строительстве дорог, ракетных комплексов), которые должны быть сразу профинансированы. И не надо при этом бояться инфляции: это гораздо меньшее зло, чем развал промышленности. На ее восстановление потом уйдут годы.

Подготовила Ирина Перечнева

Проблемный середнячок

Мы попросили представителей компаний среднего уровня, представляющих разные отрасли и сегменты рынка, ответить на три вопроса: как финансовый кризис отразился на их бизнесе; какую политику заняли банки, с которыми они традиционно работали; и как, по их мнению, можно довести до реального сектора финансовые средства, выделяемые банкам со стороны государства.

Александр Трахтенберг, финансовый директор ЗАО «Агропромышленная компания» (Курган):

— Наш бизнес находится в весьма устойчивом секторе экономики с точки зрения спроса: люди в последнюю очередь откажутся от еды. Наверное, по продажам бриллиантов, машин, бытовой техники, товарам длительного потребления мы увидим заметное падение, а вот в части удовлетворения текущих потребностей (трат на продукты питания, бытовые и коммунальные услуги) спада не будет. Эту ситуацию надо умело использовать и внимательно следить за действиями конкурентов. У нас в регионе ряд мясоперерабатывающих комбинатов уже объявили о замораживании части производственных мощностей до весны, что привело к некоторому дефициту продукции. Сезонность, присущая нашему бизнесу, в этом году вряд ли будет иметь место. У Курганского мясокомбината, который входит в наш холдинг, большой запас производственных мощностей: казалось бы, выдался подходящий момент для их максимального использования. Мы находим схемы работы, позволяющие загрузить производство, но, к сожалению, собственных финансовых ресурсов недостаточно. В банках же кредиты взять проблематично: по действующим договорам продолжается финансирование, хотя некоторые и нарушают достигнутые ранее договоренности, а новые линии банки вообще не открывают.

На мой взгляд, чтобы поддержать реальный сектор, в нашем случае агропромышленный бизнес, банкам и государству необходимо обратить внимание на неденежные формы финансирования — гарантии и поручительства по кредитам.

Руслан Сагидуллин, президент группы компаний АСП (Екатеринбург): 

— ИТ-отрасль обслуживает рост бизнеса: только развивающиеся предприятия в состоянии увеличивать бюджет на программное обеспечение. Снижение объемов производства у наших основных клиентов, машиностроительных и металлургических предприятий, спровоцировало сокращение их расходов в первую очередь на ИТ. В результате рынок сократился в два раза, а объем продаж нашей компании упал почти на 20%. Вместе с тем мы видим и некоторые положительные моменты: крупные клиенты, сократившие целые подразделения ИТ, стали чаще обращаться к нам за помощью. Кроме того, чувствуется некоторое снижение уровня конкуренции: небольшие компании уходят с рынка.

Финансовую политику проводим осторожную, потому что заемные деньги стали очень дороги: банки предлагают кредиты на год под 25% годовых. Мы и раньше-то не особенно влезали в долги, кредиты брали максимум до 25% от оборота, а сейчас тем более стараемся жить на собственные средства. 

Владимир Сысоев, генеральный директор ООО «Управляющая компания ПАРТИКОМ» (Тюмень):

— Мы к финансовому кризису были готовы. Так получилось, что в прошлом году начали проект торгового центра в Астане (Казахстан). Кризис в этой стране был в самом разгаре, и мы могли сделать выводы. Составили антикризисный план, сократили издержки, постарались максимально ускорить реализацию инвестиционных проектов. В результате сейчас чувствуем себя устойчиво, хотя понимаем, что потребительский спрос активно начнет снижать обороты после январских праздников. Поэтому усилили контроль за платежами клиентов, дебиторской задолженностью. Считаем, что надеяться надо только на свои силы. Брать банковские кредиты, которые стоят сейчас под 20% годовых, может позволить себе только суперрентабельный бизнес.

Я считаю, что государству нужно ужесточить политику в отношении банков с государственным участием: нельзя повышать ставки по уже действующим кредитам, отзывать досрочно кредиты при обеспеченных залогах. Выделяемые таким банкам деньги должны пойти не на межбанковское кредитование, а реальную поддержку бизнеса. Хаос и спекуляции на финансовом рынке должны жестко наказываться.

Юлия Франгулова, директор сети клиник Linline (Екатеринбург):

— Мы уже почувствовали влияние кризиса. Не солью-спичками торгуем: наш бизнес основан на производстве предметов и оказании услуг не первой необходимости. При снижении доходов люди в первую очередь отказываются от косметологических процедур. Очень трудно было в сентябре-октябре: существенно упала выручка, в ноябре ситуация чуть выровнялась. Такое положение у многих наших конкурентов, поэтому, видимо, наши поставщики стали лояльнее относиться к тем, кто более-менее уверенно себя чувствует. Значит, надо использовать шанс. Второе решение — не сокращать бюджеты на рекламу, что делают сейчас многие компании на нашем рынке. Тогда можно остаться на плаву.
Фактически все десять лет существования мы развивались за счет собственных средств. Наши клиники работают в Краснодаре, Новороссийске, Перми. Планировали дальнейший выход в регионы, и в сентябре этого года впервые оформили кредит. Получили первый транш под 14,5% годовых, а дальнейшее финансирование банк приостановил. Другие банки предлагают, но уже под 24%. Поэтому ищем альтернативные источники финансирования, пытаемся привлечь инвесторов.

Я могу предложить, может быть, совершенно утопический механизм доведения денег до реального сектора экономики. Нужно создать комиссию из предпринимателей, экспертов, ученых. Коллективно рассмотреть новые возможности для роста экономики, оценить наиболее интересные бизнес-проекты, которые смогли бы в ближайшие годы стабильно работать, а государству на основе тендеров распределить ресурсы между наиболее эффективными.

Валерий Савельев
, председатель совета директоров ГК «AVS Group» (Екатеринбург):

— Кризис показал, что мы в свое время сделали очень правильный шаг, начав проводить политику диверсификации бизнеса: когда доходы падают в одной отрасли, они обязательно растут в другой. В частности, сейчас увеличиваются обороты в сфере логистики, торговли и воздушных грузовых перевозок. Нам пришлось несколько снизить темпы реализации девелоперских проектов, но строительство начатых объектов продолжается.

Последствия дефицита ликвидности мы, конечно, ощущаем. Например, арендаторы наших офисных зданий, ссылаясь на отсутствие средств, просят либо отсрочить платежи, либо снизить арендную плату. Однако видим и определенные перспективы. Уже в скором времени появится возможность неплохо заработать: через два-три месяца можно будет за 20 — 50% стоимости покупать хорошие активы, собственники которых не смогут преодолеть финансовую турбулентность.

Я считаю, государство, выделяя средства банкам, должно ставить условия их целевого использования. Только так можно довести ресурсы до реального сектора экономики.

Подготовили Ирина Перечнева, Ольга Воробьева

Комментарии

Материалы по теме

Банк Китая и ВЭБ профинансируют проекты в Свердловской области на 1 млрд евро

Ранжир для транжир

Кризисный фильтр

Деньги от засухи

Малоснежное лето

Былое — вернешь

 

comments powered by Disqus