Мы объявили бизнес священной коровой

Мы объявили бизнес священной коровой
Николай Бухвалов
Николай Бухвалов: «Олег Анатольевич, дайте нам еще хоть сто человек дополнительно принять. Невозможно при такой численности и старое ломать, и новое строить. У нас и так самый малочисленный управленческий аппарат по всей России»
Пермский край — первая территория Большого Урала, где в самом прямом смысле этого слова произошла смена элит. На сегодняшний день из десяти ключевых фигур администрации девять — выходцы из бизнеса, люди вполне себе обеспеченные, не имеющие материальных мотивов для похода во власть. При этом люди, относящиеся к новому поколению, — средний возраст около 43 лет. Уже предложенные ими инициативы — изменение системы управления краем по принципу «заказчикподрядчик», введение системы распределения профицита краевого бюджета по формуле 184240, позволяющей стимулировать все ветви власти на выполнение приоритетных национальных и региональных проектов, снижение ставки налога на прибыль с 24 до 20% могут вызывать споры, но, как формулирует Олег Чиркунов, «пусть лучше мы ошибемся, делая что-то, чем ничего делать не будем».
Мы считаем попытку пермяков изменить модель управления региональной экономикой самым ярким событием этого года в сфере государственного управления на территории Большого Урала. Об этой модели наш разговор с губернатором края Олегом Чиркуновым и председателем правительства Николаем Бухваловым.

О целях


Николай Бухвалов: «Олег Анатольевич, дайте нам еще хоть сто человек дополнительно принять. Невозможно при такой численности и старое ломать, и новое строить. У нас и так самый малочисленный управленческий аппарат по всей России»

— В этом году изменена система управления краем. Зачем, с какой целью вы это сделали и чего ждете от новой системы?

О.Ч.: Мы начали формировать систему управления краем с понимания того, зачем вообще существует региональная власть, какие основные продукты она производит. В результате вышли на пять основных.

Первое — экономический рост, стратегической целью которого является обеспечение рабочих мест и достойной заработной платы.

Олег Чиркунов
Олег Чиркунов: «Не дам. Деньги для государства как наркотик, получив их один раз, чиновник без новых инъекций дальше жить не сможет»
Второе — развитие человеческого потенциала, самый важный интегрированный показатель которого — это динамика численности населения. Третий продукт — инфраструктура. Причем конечной целью ее развития является снижение стоимости проживания человека на нашей территории, естественно, при сохранении заданного качества жизни. Четвертое — развитие муниципалитетов, показатель эффективности которого — рост доли инвестиционных расходов в бюджетах и рост обеспеченности бюджетов.

И, наконец, пятый продукт, вернее услуга, которую производит региональная власть, — это управление госсобственностью. Наша цель в этом направлении заключается в повышении эффективности, измеряется в свою очередь показателем доходности от использования государственных и муниципальных активов.

Последующие наши шаги лежат в русле достижения этих целей.

Олег Чиркунов: «Не дам. Деньги для государства как наркотик, получив их один раз, чиновник без новых инъекций дальше жить не сможет»

Мы ввели временную систему управления краем, в которой выделены три департамента, каждый из них возглавляет зам-пред правительства: департамент экономического развития, департамент развития человеческого потенциала и департамент развития инфраструктуры. Соответствующие министерства административно подчиняются департаментам и выполняют функции заказчиков.

Департамент муниципального развития и департамент имущественных отношений отвечают за реализацию двух оставшихся целей.

Отход от отраслевого принципа управления предполагает, что, например, министерство здравоохранения не отвечает за содержание больниц, министерство образования не отвечает за школы, профтех-училища, они занимаются одним — размещают там заказ на бюджетную услугу, а за функционирование этих структур как учреждений отвечает департамент бюджетных учреждений. Министерство, таким образом, выполняет функцию заказчика, подрядчиком выступает соответствующее агентство.

Новая модель управления экономикой и новая организация структуры власти краяЭто путь, который позволит со временем сократить долю участия государства в экономике, поскольку министерство как заказчик заинтересовано не в том, чтобы увеличивать количество детских садов или медицинских услуг, а в том, чтобы покупать услугу на рынке. В данном случае министерству не принципиально, кто является поставщиком этой услуги — государственное, муниципальное учреждение или частная структура. Главное — соотношение ее цены и качества.

О программе «24-20»


— С 1 января 2006 года Пермский край предоставил предприятиям, зарегистрированным на его территории, льготу по налогу на прибыль, снизив тем самым ставку с 24 до 20%. На что вы при этом рассчитывали?

Н.Б.: Мы открыто говорим: если мы не стартанем в ближайшие три года, мы можем отстать навсегда. Пермь может превратиться в город с населением 500 тыс. человек. Многие не понимают серьезности этой ситуации — у нас действительно отрицательная миграция, город не меняет образа, он как был промышленным, так и остался. Сфера услуг не играет той роли, какую должна играть в современном постиндустриальном городе. Надо переломить эту тенденцию. Но мы также четко понимаем, что если пойдем традиционным путем, то есть путем подключения административного ресурса, у нас ничего не выйдет. Нет у нас такого административного ресурса, большевики в нас не вложили столько, сколько они вложили в Свердловск, Башкортостан, Татарстан.

Модель распределения профицита бюджета Пермского краяКроме того, этот путь в рыночной экономике тупиковый. Мы выбрали свой путь, суть его в том, что мы объявляем бизнес священной коровой — приходи, плати у нас зарплату, налоги, и больше мы с тебя ничего не попросим. И снижение налоговой ставки — всего лишь один из элементов этого подхода.

О.Ч.: Задача государства — изымать из экономики минимум, выполнять свои функции при минимальном ресурсе. Почему? Потому что общепризнанно, что рубль, оставленный в экономике, тратится для общества эффективнее, чем тот же рубль, изъятый через систему налогообложения и затем потраченный государством. Деньги для государства это как наркотик для человека: как только оно получает деньги, то уже не может дальше жить без них. Я считаю, что, по крайней мере, на региональном уровне самый эффективный путь — эти деньги из экономики не изымать. Именно поэтому мы в прошлом году согласовали снижение ставки по налогу на прибыль с 24 до 20%.

— Прошел уже почти год. Есть изменения?

О.Ч.: Объем прибыли и доходов бюджета от налога на прибыль у нас не только не сократился, но и вырос. Выросли и инвестиции, по итогам десяти месяцев — на 31,8 %. Но будет преувеличением сказать, что это произошло только за счет снижения налога, — слишком много факторов оказывают влияние на эти показатели. По одному из них мы сделали шаг вперед, но чтобы бизнес пришел в регион, нужно быть конкурентоспособными по всем направлениям и использовать наши преимущества.

— Каковы эти преимущества?

О.Ч.: Во-первых, электроэнергия — Пермский край на сегодня является энергоизбыточным регионом, порядка 18% энергии мы продаем за пределы территории.

У нас есть гидроэнергетика, и у нас одна из крупнейших в России станция в городе Добрянка, где будет строиться четвертый энергоблок. В самых развитых регионах, как правило, электроэнергии нет. Нет ее в Москве, нет в СанктПетербурге, нет ее в Екатеринбурге, Свердловской области. Это наше сильное конкурентное преимущество. Второе — транспортная развязка. В Пермском крае пересекаются единая глубоководная система и железнодорожная магистраль. То есть мы — та территория, откуда можно переправлять грузы морским путем. До прошлого года на это никто внимания не обращал, первым стал использовать это преимущество крупнейший производитель калийных удобрений «Сильвинит», начав строить собственные сухогрузы. Могу сказать, что сегодня на эту возможность обратил внимание и свердловский бизнес.

Но это не все. Нашим важнейшим конкурентным преимуществом является то, что большинство в руководстве региона это люди из бизнеса. Я, Бухвалов, его заместитель по экономике Михаил Антонов, Алексей Санников (заместитель председателя правительства. — Ред.) и многие другие до прихода в администрацию занимались предпринимательством. Если ты работал в бизнесе, то понимаешь, насколько это сложно, и в любом случае уважительно относишься к тому, что делают предприниматели.

О бюджете


— Каким образом изменилась система бюджетного планирования с постановкой новых целей?

О.Ч.: Бюджетный кодекс — достаточно сложная система, она не позволяет нам реализовать в полной мере то, что мы хотим. А мы хотим видеть, во сколько нам обходится экономический рост, развитие человеческого капитала и прочее. Поэтому мы сформировали управленческий бюджет на три года вперед.

Мы сгруппировали все статьи расходов в соответствии с поставленными целями и разделили их на три группы: А, Б1 и Б2. Группа А — это наши текущие издержки, социальные обязательства, зарплаты бюджетникам и т.д. Как бы экономика ни развивалась, мы не сможем их сократить. Группа Б1 — это те статьи, которые могут быть сокращены в зависимости от экономической ситуации. Настал, например, кризисный период, и все обязательства по группе Б1 отменяются. Б2 — это длинные обязательства, которые необходимо учитывать уже на второй и третий годы в процессе бюджетирования. И мы сбалансировали пессимистичный прогноз бюджета по группе А, базовый — по группам А и Б1, оптимистичный прогноз по всем расходам.

И теперь если принимается решение, например, что надо выплатить единовременные пособия льготникам два раза по 500 рублей в течение года, я задаю вопрос — за счет кого? Социальный блок, ты настаиваешь на том, что тебе это надо? Он говорит: нет, это нужно скорее для того, чтобы сохранить политическую стабильность в регионе. Поэтому у нас в расходах появляется помимо основных блоков дополнительная статья — «политика», и мы четко представляем себе, что эти расходы — суть обеспечение общественной стабильности, к перспективному социальному развитию они отношения не имеют.
О развитии муниципалитетов и приоритетных региональных проектах

— Одна из поставленных целей — развитие муниципалитетов. Как в свете резкого урезания полномочий муниципалитетов вы видите эффективное развитие в этой области?

О.Ч.: Как развивать муниципалитеты? Очевидно, что на муниципальном уровне точно так же в качестве целей стоят достижение экономического роста, развитие инфраструктуры, человеческого потенциала, эффективное управление собственностью. Но все это должно быть увязано с целями на региональном и, если брать шире, страновом уровнях.

Приоритетные направления на страновом уровне понятны — они обозначены в рамках четырех национальных проектов. На региональном уровне мы также определили приоритетные проекты: «новая школа», «достойное жилье», «муниципальные дороги» и переселение граждан. В рамках первого проекта обеспечивается лицензирование всех школ и капитальный ремонт тех образовательных учреждений, состояние которых небезопасно для пребывания детей. В рамках проекта «достойное жилье» мы осуществляем ремонт жилищного фонда и переселение граждан из ветхого жилья. Но ремонт — только в том случае, если жильцы готовы принять дом в ТСЖ. Мы намерены ремонтировать его за счет средств бюджета, потому что нечестно по сути приватизировать убытки, передавая в ТСЖ неотремонтированный дом. При этом ответственность за дальнейшее содержание берут на себя жильцы. Что касается ветхого жилья, то здесь огромный клубок проблем. Строительство социального жилья сегодня сдерживается решением Конституционного суда, продлившего сроки приватизации. До 2010 года человек, заселившийся в социальное жилье, имеет право его приватизировать — следовательно, это жилье будет выбывать из социального.

Муниципальные дороги являются приоритетом по той простой причине, что в последние годы их финансирование проводилось по остаточному принципу, в результате чего более половины фонда находится в ненормативном состоянии. И, наконец, переселение граждан из отдаленных поселков.

Н.Б.:У нас в крае 2700 поселков с численностью жителей менее 100 человек — это в два с лишним раза больше, чем, к примеру, в Свердловской области. Причем проживает в этих поселках всего 2,3% населения.

Это наследство советской системы расселения, при которой поселки строились при исправительно-трудовых учреждениях. Тогда существовал молевой сплав — древесина сплавлялась вниз по реке, что приводило к катастрофическим последствиям для экологии. В 90х молевой сплав запретили, а вывозка древесины транспортом с этих населенных пунктов экономически неоправданна даже при наличии нормальных дорог, у нас еще и дорог нет. Сегодня эти поселки просто терпят катастрофу, там негде работать, люди живут на подножном корме. Причем затраты на содержание этих поселков в разы больше, чем затраты на их переселение. Например, на восстановление дороги до поселка Каменка и ремонт ЛЭП требовалось 23 млн рублей плюс годовые затраты на его содержание 24,3 млн рублей в год. А затраты на переселение 74 его жителей, из которых 90% безработных, — 4,5 млн рублей. Пока мы переселили один поселок — Каменку, но у нас уже очередь желающих. Причем, заметьте, решение о переселении принимается тогда и только тогда, когда за него на сходе проголосовали все жители.

— Вернемся к вопросу о развитии муниципалитетов — как вы будете стимулировать их вкладываться в региональные проекты?

О.Ч.: Мы приняли программу под условным названием «184240». Эти цифры отражают пропорцию распределения профицита краевого бюджета. 40% забирает краевой бюджет на свои нужды, а 60% идет муниципалитету, но из этих 60% только 18% муниципалитет получает безусловно.

Мы говорим муниципалитету: ты можешь полученные 18% профицита направить куда угодно, ты можешь их проесть, это твое право, но если ты направишь их на реализацию одного из четырех приоритетных проектов, то получишь еще 42%. Грубо говоря, на каждый вложенный тобой рубль мы добавим еще 2,33 рубля. Причем эти деньги — 42% — можешь накапливать, если ты понимаешь, что тебе пока не хватает для осуществления проекта в текущем году, мы тебе отдадим их через год. Я думаю, постепенно мы все инвестиционные затраты начнем формировать по этому принципу.

Н.Б.: Раньше как было? Возникает профицит по итогам года, в первом квартале все заняты отчетами, времени посчитать нет.

В мае начинаем понимать, что профицит есть. Пока принимается решение о том, что деньги выделяем, допустим, на ремонт школ, пока они доходят до района, пока готовится конкурсная документация, учебный год уже начался — ремонтировать поздно.

Сейчас мы говорим — ребята, деньги будут, готовьте все проекты и документацию. Все проекты переходящие, если в этом году у вас остались деньги, мы их у вас не забираем — они остаются на следующий год.

И появляется стабильность, люди получают возможность заранее планировать расходы, спокойно готовить проектную документацию. Деньги появились — провел конкурс, заключил договор, работаешь.

— О каких суммах идет речь?

— В целом по этому году на региональные проекты мы выделили сумму около трех миллиардов рублей, в основном деньги пошли на ремонт школ.

Структура расходов управленческого бюджета Пермского края (млн руб.)

Цели и приоритеты
Группа расходов
2006
2007
2008
2009
Экономический рост Итого 3 388,9 3 467,4 3 633,3 3 716,9
А 1 982,3 2 049,1 2 221,1 2 297,8
Б1 1 406,6 1 418,2 1 412,1 1 419,0
Б2 0,0 0,1 0,1 0,1
Развитие человеческого потенциала Итого 22 280,0 22 894,2 23 910,9 24 303,1
А 19 982,1 20 589,0 21 551,7 22 088,0
Б1 1 838,0 1 913,7 1 941,4 1 773,5
Б2 459,9 391,5 417,8 441,6
Развитие инфраструктуры Итого 4 816,1 4 963,3 5 312,1 5 614,1
А 1 616,0 1 495,6 1 597,0 1 686,3
Б1 2 195,4 2 374,5 2 533,6 2 678,0
Б2 1 004,7 1 093,2 1 181,5 1 249,8
Муниципальное развитие А 5 841,1 6 992,2 7 460,6 7 885,9
Прочие расходы Итого 2 177,0 2 187,2 2 241,2 2 531,0
А 1 271,0 1 801,1 1 920,2 2 199,5
Б1 899,3 378,8 313,6 331,5
Б2 6,8 7,3 7,4 0,0
Итого   38 503,1 40 504,3 42 558,1 44 051,0
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus