Будем жить хорошо. Но не все

Будем жить хорошо. Но не все

Владимир Фролов— Владимир Николаевич, при переговорах о вступлении России в ВТО наша делегация придерживается достаточно жесткой позиции в отношении банковской системы. На ваш взгляд, это оправдано?

— Сегодня многие государства потеряли банковскую систему. Например, Литва, Латвия, Эстония, Чехия и ряд других: там практически все банки принадлежат иностранцам. Я считаю, в этой ситуации очень высоки риски для национальной экономики. Российский банковский рынок для мировых брендов, простите, деревня. И если в этой деревне произошли чрезвычайные события — дефолт, кризис, землетрясение, они легко и быстро закроют здесь свой бизнес. Поэтому стране обязательно нужна собственная банковская система. И пока она не готова бороться с мировыми «монстрами», нужно жестко следовать принципу: иностранного капитала в совокупном уставном капитале банковской системы должно быть не более 25%. И конечно, пока не стоит допускать на рынок филиалы иностранных банков. Все должны работать по нашим, российским законам.

— Но согласитесь, долго это продолжаться не может. Промышленности нужны ресурсы, а собственные банки не в состоянии их обеспечить. Рано или поздно открывать рынок придется. Какие задачи нужно сейчас решать российским банкам?

— Наши риски должны быть не выше, чем в мировой банковской системе, производительность труда — не ниже, мы также должны иметь соответствующие размеры капиталов. Я не очень хорошо знаком с европейской банковской системой, больше изучал рынок США, поэтому могу провести сравнение с этой страной. Там средний региональный банк имеет активы 3 — 8 млрд долларов, в России — около 500 млн долларов. Значит, к 2008 — 2010 годам и нам надо иметь активы не менее 3 млрд долларов. Второй показатель — производительность труда, то есть сколько неттоактивов приходится на одного работающего в банке. Еще три года назад мы отставали от американских коллег в 8 — 10 раз, сегодня в 2 — 3 раза, а через пару лет этот разрыв надо ликвидировать. Наконец, мы должны полностью заменить банковские вычислительные системы, устаревшее программное обеспечение. А для этого надо зарабатывать хорошую прибыль: региональным банкам — как минимум полмиллиарда рублей в год. Если банки не выйдут на эти показатели, они будут неконкурентоспособны.

— «Вот придет Райффайзенбанк и задавит всех» — примерно такие настроения царили в начале года, когда стало известно о намерении дочерних иностранных банков открывать филиалы в регионах. Задавили?

— Разговоры на тему «вот придет и задавит» мы слышим уже лет пятнадцать. Сначала нас пугали московскими банками, теперь такая же песня и про иностранные. Ну пришли, и что? Это абсолютно не помешало, например, нашему банку вырасти за год на 45%! Я согласен с руководством Райффайзенбанка: всем места хватит, у всех разные ниши. Сегодня Райффайзенбанк специализируется на кредитах на покупку дорогих автомобилей, местные — на кредитах менее престижных марок. Тем более что потенциалто огромный, и мало кто может его достоверно оценить. Я посмотрел результаты некоторых опросов: там говорится, что 25% россиян в этом году пользовались кредитами. Не верю! По моим ощущениям, максимум 5 — 7%. В ближайшие тричетыре года заемщиками банков станет 50 — 60% россиян.

— Чем вам запомнится 2005 год? Что особенного произошло в банковском бизнесе?

— Беспрецедентно удачный год. Росли ценные бумаги, можно было очень хорошо заработать на спекулятивных операциях, мы крепли на рынке кредитования физлиц. Самое главное — банки перестроились на совершенно иные масштабы деятельности. Раньше и размеры банковского бизнеса, и клиентская база росли примерно одинаково, на 30 — 45% в год. В 2005 году клиентские базы выросли в 3 — 5 раз! Мы стали обслуживать население и почувствовали, что такое быть системой массового обслуживания. Когда у тебя 30 — 50 тыс. клиентов, как это было годдва назад, это одна ситуация. Но когда полмиллиона — совсем другая. Нужно иное программное обеспечение, иные мощности серверов, иные бизнеспроцедуры. Например, мы поставили задачу автоматизировать процесс выдачи кредитов и втрое увеличить пропускную способность. Получилось. Если раньше один работник фронтофиса за день оформлял семь кредитов, то сейчас — 20. Но самое главное — это эффективные скорингпроцедуры. Вопрос «отдаст деньги клиент или нет» не решается на основе интуиции или досужих предположений. Это чистая математика. И лидером рынка станет тот, кто сумел ее построить, а не тот, кто раздал больше денег и их не собрал.

— Я не думаю, что все коллеги разделят ваш оптимизм. Многие банкиры говорят, что работать в 2005 году стало сложнее, законодательство намного жестче, в том числе и в связи с началом работы системы страхования вкладов.

— Это нормальная практика. Во всем мире структура, отвечающая за систему страхования вкладов, обладает рядом полномочий. Например, в США при нарушении нормативных требований банки банкротят мгновенно и безжалостно.

— Каковы будут последствия перехода российских банков на международные стандарты финансовой отчетности? Как известно, уже первые результаты пересчета капиталов показали, что у 2/3 банков этот показатель ниже, чем по российским стандартам.

— Да, у подавляющего большинства банков капиталы ниже. Но это не самая главная проблема. Я уверен, что в какойто период мы перейдем к расчетам по МСФО не только самого капитала, но и показателя его достаточности. Все это, конечно, приведет к отсеву с рынка слабых банков.

— Насколько я понимаю, возможности роста банковской системы России вы связываете в основном с увеличением объемов кредитования населения. Между тем многие эксперты предостерегают: в 2006 году может быть вал невозврата кредитов…

— Он уже начался. Посмотрите статистику по банку Home Сredit: ситуация становится драматичной. Тем более что банки решают проблемы просроченной задолженности не лучшим способом. Вместо того чтобы разрабатывать скорингсистемы, они направляют усилия на изобретение механизмов, которые позволяют в балансе отражать иную просроченную задолженность.

— И какие это механизмы?

— Договор заключается таким образом, что просроченная задолженность возникает не во время его действия, а по окончании. Таким образом, формально у банка нет никаких проблем. Второй путь — скачивание безнадежной задолженности на дочерние структуры. Ну и надо сказать, что российский бухучет в целом плохо приспособлен к учету просроченной задолженности. Международные стандарты всетаки более четко ее оценивают.

— Это ситуация опасна для всей системы?

— Не думаю. Просто банки, которые аккуратно оценивали заемщика, будут процветать, а кто давал наугад, столкнутся с затруднениями.

— Ваш прогноз на 2006 год: какие события окажут влияние на банковский рынок? Насколько может вырасти банковская система?

— Банки будут жить хорошо. Но не все. Возможны проблемы у тех, кто занимался экспресскредитованием. Стремительно растущая просрочка по кредитам населения может поставить некоторых на грань выживания или вообще вывести за пределы банковской системы. Многие банки займутся модернизацией вычислительных систем. Но опять же получится не у всех: у когото не хватит денег, у когото интеллекта. Стремительно будет нарастать географическая экспансия. Конкуренция приведет к массовым слияниям, а также к поглощению банковаутсайдеров. У лидеров будут рекордные темпы роста. Для успешных и крупных региональных банков они составят от 50 до 100%.

Комментарии

Материалы по теме

По возможности и способности

ЕБРР приобрел 25% плюс 1 акцию СКБбанка

СКБ-банк покинул САИЖК

Минус пятый

Человеческий рост

 

comments powered by Disqus