Открыть закрытый

Открыть закрытый Павел БаженовРеформировавшиеся атомщики желают найти заказы за пределами своих закрытых городов.

В Новоуральске научно-техно­логический атомный кластер объединяет инновационные предприятия, решающие задачу обогащения урана. Составляют кластер ведущее предприятие в мире по обогащению урана центрифужным методом ОАО «Уральский электрохимический комбинат» (УЭХК) и выделившиеся из его состава компании. Реструктуризация — результат реформы атомной отрасли и преобразования топливной компании «ТВЭЛ» госкорпорации «Росатом».

Важнейшее звено созданного в Ново­уральске кластера — совместное рос­сий­ско-казахстанское ЗАО «Центр обогащения урана» (ЦОУ). Владеющие ЦОУ на паритетной основе госкомпания Казахстана «Казатомпром» и российская «ТВЭЛ» начнут выпуск продукции в следующем году. Ряд предприятий меняют статус. Например, ООО «Новоуральский научно-конструкторский центр» (ННКЦ) становится головным предприятием, а аналогичное КБ в Санкт-Петербурге — его филиалом.

Перед кластером стоит задача разработки, проектирования, изготовления конкурентоспособных центрифуг и работающего с ними оборудования для обогащения урана с высоким качеством и себестоимостью ниже лучших мировых практик. Как заявило руководство Росатома, «ТВЭЛ» инвестирует в новоуральский кластер 60 млрд рублей. В ЗАТО перенесут ряд дополнительных производств, обеспеченных гарантированным заказом, объем которого в течение нескольких лет вырастет почти в два раза — до 38 млрд рублей. Увеличатся и налоговые отчисления в местный и региональный бюджеты — от 1,5 до 2 млрд рублей.

О том, какие новые цели ставят отрасль и топливная компания «ТВЭЛ» перед предприятиями кластера, рассказывает генеральный директор ННКЦ Павел Баженов.

Будем сохранять лидерство

— Павел Владимирович, каково место конструкторского центра в производственной цепочке?

— В Новоуральске кроме УЭХК расположено пять предприятий атомной отрасли. Новоуральский научно-конструкторский центр разрабатывает газовые центрифуги для обогащения, Уральский завод газовых центрифуг их производит, Уралприбор конструирует и изготавливает для них оборудование (электронные источники питания, приборы и системы автоматики), Уральский филиал Центрального проектно-технологического института делает проекты размещения центрифуг и оборудования. Все они были подразделениями УЭХК.

Связка этих предприятий — лишь этап в длинной технологической цепочке переработки урана для топлива. Урановую руду добывают, агломерируют (обогащают обычными методами), потом фторируют, получают промежуточные продукты и гексафторид урана — газ, который поступает в газовые центрифуги. Топливо — конечный продукт для АЭС — в Новоуральске не делают. Обогащенный в ЗАТО уран идет на заводы топливной компании «ТВЭЛ», где гексафторид урана переводится в твердое соединение, из которого изготавливают топливные таблетки и тепловыделяющие сборки для реакторов.

ННКЦ — бывший цех опытного производства УЭХК. Центр разрабатывает центрифуги для разделения изотопов и газовых смесей: рассчитывает, конструирует, делает опытные образцы, испытывает, обследует, оптимизирует конструкцию и технологию изготовления. Кроме того, наша задача — разработка технологии и авторское сопровождение эксплуатации центрифуг на промышленных заводах, совершенствование технологии получения, применения, испытаний материалов для центрифуг — высокомодульных высокопрочных нитей, компаундов, композитов и прочих.

— После «распаковки» у бывших структур УЭХК появляются новые проекты?

— Главные задачи вновь созданных на основе бывших подразделений УЭХК предприятий остаются прежними — обогащение. Однако они становятся масштабнее, сложнее и амбициознее. У некоторых предприятий дополнительно появляются проекты неатомного направления.

— Для чего тогда нужна была реформа?

— Чтобы понять, кто чего стоит сам по себе, сократить расходы, повысить производительность труда и снизить себестоимость продукта. Обогащенный уран идет на реакторы электростанций на медленных нейтронах, а таких большинство в России и мире. Чем дешевле будут услуги по обогащению урана, тем конкурентоспособнее станут УЭХК и «ТВЭЛ». Раньше комбинат тянул груз содержания на своем балансе расходов по деятельности прежнего подразделения ННКЦ. Затраты на разработку центрифуг относились на себестоимость основной продукции комбината, отягощая ее. Хотя разработки велись для всей отрасли, а не только для УЭХК. Это относится и к другим бывшим подразделениям УЭХК — выделенным из состава комбината предприятиям. Продукция была дороже, менее конкурентоспособна. Ценообразование было перекошено, что снижало преимущества УЭХК при заключении контрактов, в том числе и зарубежных. Финансирование разработок и производства в рамках комбината было ориентировано на «производство любой ценой».

— Что теперь определяет вашу стратегию?

— Технологией обогащения урана газовыми центрифугами владеют несколько стран. Российская всегда была самой дешевой. Но со временем любая самая замечательная технология утрачивает конкурентоспособность — мир уходит вперед. Нужно создавать новые преимущества.

Перед нами поставлена задача разработать газовые центрифуги новых поколений. Сейчас создано уже девятое. ННКЦ ориентируется на самые последние достижения материаловедения в области металлов, пластиков. Делаем технику, которая будет производительнее, дешевле, надежней, выгоднее для предприятий.

— По каким параметрам сравниваются в мире центрифуги?

— По производительности, затратам электроэнергии, надежности, габаритам, ряду других параметров. Так, производительность центрифуги или ее разделительная мощность (измеряется в единицах работы разделения ЕРР) — это несколько сложная для понимания неатомщиками единица, имеющая вполне определенный физический смысл. Услуги обогащения урана также измеряются в единицах ЕРР. Допустим, какая-то страна стремится приобрести для своих заводов по изготовлению тепловыделяющих сборок реакторов АЭС определенное количество ЕРР. И чем дешевле эта единица получена, чем ниже ее себестоимость, тем выгоднее сделка для России. Мы стремимся к минимальной себестоимости, но учитываем, что конкуренты тоже не стоят на месте. Некоторые из них, потратив миллиарды долларов, несколько раз сворачивали эти программы, вновь затем возвращались к проектам.

— Сложность в чем?

— В том, что газовые центрифуги — очень высокоскоростные машины, делают до полутора тысяч оборотов в секунду, чтобы выделить более легкие атомы урана-235 из их смеси с ураном-238. Разница между изотопами — всего три атомные единицы. В природном уране содержится 0,7% радиоактивного изотопа уран-235, а для создания топлива для АЭС на тепловых нейтронах необходимо повысить его содержание примерно до 5%. Существует четыре основных метода разделения (обогащения) изотопов урана: электромагнитный, газодиффузионный, центрифужный и лазерный. Самый рациональный и дешевый в настоящее время — центрифужный: на единицу продукции ему надо в 30 раз меньше электроэнергии, чем при газодиффузионном методе.

Внутри центрифуги с невероятной скоростью вращается ротор — цилиндр, в который поступает гексафторид урана. Центробежная сила отжимает к стенкам более тяжелую фракцию, содержащую уран-238. Молекулы урана-235 концентрируются ближе к оси. Кроме того, особым способом внутри ротора создается противоток газа. Благодаря этому более легкие молекулы собираются у одного торца ротора, а тяжелые — у другого. В ротор на разную глубину опущены трубки: по одной более легкая фракция перекачивается в следующие центрифуги, по другой обедненный гексафторид урана откачивается в отвал — изымается из процесса, наполняет специальные емкости и отправляется на хранение или дальнейшую переработку. Радиоактивность этого вещества ниже, чем у природного урана.

Одна из технологических хитростей — температурный режим. Для эффективного разделения изотопов внутри ротора поддерживаются определенная температура и давление газа. При этом роторы крутятся непрерывно несколько десятков лет без остановки, поэтому им нужна фантастическая надежность. Это очень высокотехнологичное оборудование, по его показателям Росатом — лидер в мире.

Мы предложили — они думают

— И все же, зачем было создавать атомный кластер: что глобально меняется в обычном производственном укладе?

— Когда нас в 2007 году реформировали, было очень тяжело: мы не знали, выживем ли, поскольку не имели опыта самостоятельной деятельности. В 2009 году входящая в Росатом корпорация «ТВЭЛ», выпускающая топливные сборки для атомных реакторов, получила в управление значительную часть предприятий технологической цепочки по переработке урана. Созданная на базе «ТВЭЛ» топливная компания стала управлять как своими поставщиками низкообогащенного урана, так и их машиностроительными смежниками, консолидировала значительную часть урановой технологической цепочки по производству топлива для АЭС (вне ее остались уранодобывающие активы Росатома). Предприятия атомной отрасли Новоуральска также вошли в топливную компанию. Ежегодно она увеличивает финансирование НИОКР, а Росатом — процент отчислений от выручки. Теперь ННКЦ — само­окупаемое и прибыльное предприятие: несколько десятков миллионов рублей прибыли по году направляем на развитие собственной научно-исследовательской базы.

Сотрудничество предприятий атомного технологического кластера дает синергию знаний и опыта объединенных единой целью и территориально близких компаний. В помощь атомному кластеру образована Ассоциация организаций атомной отрасли Новоуральска, в нее входят не только предприятия атомной отрасли, но и предприятия, оказывающие им услуги связи, транспорта, обслуживания и ремонта оборудования, строительные компании. Атомщикам проще вести бизнес: за круглым столом открыто решаются насущные вопросы, в том числе социального характера. Допустим, какое-то предприятие вынуждено оптимизировать свою численность, а другие говорят — переводите профессионалов к нам, мы со стороны нанимать не будем.

— Для чего ННКЦ статус головного предприятия соответствующего профиля в рамках топливной компании «ТВЭЛ»?

— Исторически таких обогатительных предприятий, как УЭХК, в стране создано несколько, как и конструкторских бюро, подобных нашему центру. Старались разбросать по всей стране, исходя из стратегии выживания в военное время. Первое КБ было создано в Ленинграде, в нем разработаны самые первые газовые центрифуги, которые серийно изготавливались и эксплуатировались на заводах. Другие КБ — в Нижнем Новгороде и Новоуральске. Сначала наш коллектив выполнял независимую экспертизу разработок прочих КБ, вел испытания больших партий центрифуг, давал путевку в жизнь этой технологии и конструкциям. На базе нашего опытного цеха УЭХК был создан первый в мире центрифужный завод.

Мы набрались опыта настолько, что с 1997 года имеем статус главного конструктора газовых центрифуг. Разработали два последних серийно изготавливавшихся и эксплуатирующихся поколения центрифуг, стали наиболее опытным и хорошо
оснащенным (благодаря УЭХК) независимым разработчиком. ННКЦ определен головным КБ в силу наиболее широкого спектра компетенций, наибольшей оснащенности экспериментально-производственной и расчетной базы. Важно также, что мы находимся в Новоуральском технологическом кластере вблизи производств по выпуску и эксплуатации центрифуг, по разработке и выпуску приборной продукции и вспомогательного оборудования, по проектированию центрифужных производств. То, что одно из трех КБ станет нашим филиалом, исключит дублирование и снизит затраты на разработку.

— Но центр принятия решений, в том числе коммерческих, остается в «ТВЭЛ» для всей связки предприятий? В каких вопросах вы самостоятельны?

— Да, окончательные решения принимает ОАО «ТВЭЛ». В нашем ведении разработки конструкций газовых центрифуг и технологий их эксплуатации, технико-экономического обоснования решений, целесообразности вариантов, которые мы защищаем в «ТВЭЛ».

— Будут ли вовлекаться в партнерскую цепочку предприятий-атомщиков, получать заказы другие уральские предприятия? Договоренности об этом между правительством Свердловской области и Росатомом достигнуты еще год назад.

— Будут привлекаться предприятия и организации, входящие в Ассоциацию организаций атомной отрасли, а также наши давние партнеры в Свердловской и Челябинской областях. Приглашаем к сотрудничеству и другие предприятия: мы открыты для диалога.

Смысл договоренностей: Новоуральск за счет новых разработок создаст новые рабочие места, налоговые отчисления с них по продукции вернутся в ЗАТО. ННКЦ как разработчик высокотехнологичной продукции предложил Уральскому региону свои услуги.

— Какие, например? У вас же специфика.

— У нас нет крупносерийных производственных мощностей. Зато как генератор идей ННКЦ может инициировать много совместных проектов. Мы можем предложить, например, изготовителям серийной продукции (электровозов, авто- и бытовой техники) решения, позволяющие сделать ее надежнее и конкурентоспособнее. С правительством Свердловской области обсуждается ряд проектов для программ здравоохранения для всего региона, например, метод экспресс-диагностики опухолей живых организмов. Суть его — злокачественные или доброкачественные опухоли даже на ранних стадиях очень достоверно и быстро выявляются с помощью томографа и изотопов, скажем, быстро распадающегося технеция-99, который вводится в организм, не влияет на здоровье, но «высвечивает» проблемные области. Среди проектов также гематокритные центрифуги. Технологии известны в мире, но мы могли бы разработать российские аппараты, если кто-то бы занялся их производством. В центрифугах отделяют плазму от воды, а это большая доля нашей крови, и в небольшом холодильнике хранят или доставляют в медицинские пункты оказания скорой помощи. После добавления в плазму определенного количества воды в распоряжении медиков снова полноценная кровь. Или другая медицинская центрифуга — для ускорения проведения анализа крови пациентов в поликлиниках и больницах.

— На какой стадии эти проекты?

— Некоторые — на стадии конструкторских проработок и испытаний, другие — только проработанной идеи: власти и предприятия сейчас рассматривают наши предложения. Какие именно компании будут сотрудничать с нами — вопрос времени и совместных усилий. Все предприятия кластера, конечно, хотели бы увеличить портфель заказов.

— Вы предложили региону научный потенциал — как при этом решаются вопросы закрытости территории? Как бизнесу приходить сюда с заказами?

— Процессу «открытия» предприятий атомной отрасли Новоуральска два-три года: еще недавно слова «газовая центрифуга» даже нельзя было произносить. Так что все впереди. Устраиваем выставки предпринимателей. Атомный кластер, его возможности были впервые в этом году представлены на Иннопроме-2012.

Ни птиц, ни червей

— У атомной отрасли есть перспективы после Фукусимы?

— Фукусимские события не повлияли на портфель заказов Росатома, по сравнению с 2010 годом он вырос. Благодаря тому, что российский президент и премьер-министр поддержали госкорпорацию, финансирование и разработка проектов в отрасли продолжаются. Помимо политической воли перспективы атомной энергетики определяются ее наукоемкостью, компактностью технологий. С ее помощью можно осваивать космос, Дальний Восток и Сибирь, создавать атомный флот, космические станции, работающие на атомных ядерных реакторах.

— Есть опасения радиоактивного загрязнения: у спутника заканчивается ресурс и он падает.

— Просто его надо правильно утилизировать, правильно относиться ко всему в отрасли, не допускать ядерных и радиационных аварий. Альтернативы атомной энергетике тоже не так просты. Например, ветроэнергетика приводит к вибрации поверхности земной коры. Следствие — отчужденная бесплодная почва: в большом радиусе от установок ни червей, ни птиц, ни прочей живности.

Конструкция российских атомных электростанций принципиально отличается от АЭС Фукусимы, на них не может быть такой аварии. Станции последних разработок ежедневно подтверждают свою надежность и могут тиражироваться. Поэтому перспективы у Росатома, у атомной энергетики очень хорошие — и в России, и за рубежом. А поскольку атомные электростанции работают пока в основном на тепловых нейтронах, им нужен обогащенный уран, нужны наши центрифуги. Чем они будут дешевле и проще в эксплуатации, тем для нас это выгоднее, и тем дешевле электроэнергия будет для покупателей.

Партнеры проекта47422
Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus